Собчак опозорилась в эфире Соловьева, пытаясь стать королевой крабов

Самая обсуждаемая сделка Ксении Анатольевны оказалась «заморожена по беспределу»

30.04.2020 в 17:07, просмотров: 23917

Единственные, кого жалко в эпосе о попытке Ксении Собчак стать крабовой королевой, это камчатские крабы. Если кто не в курсе, бывшая ведущая «Дома-2» решила прикупить доли в компаниях, добывающих вкусных членистоногих. Но тут что-то (а точнее - всё) пошло не так. Пока последняя глава в этой истории - неуклюжий побег Собчак из эфира Соловьева и ее запись в Телеграмме-канале, что «сделка заморожена по беспределу и не состоится».

Собчак опозорилась в эфире Соловьева, пытаясь стать королевой крабов

Ксении Анатольевне можно сказать «спасибо»: на ее примере мы в очередной раз убедились, что полной противоположностью словам «честность и порядочность» являются слова «крупный российский бизнес». А также чего стоят слова «я всего добился/добилась сама», которыми зомбируют своих поклонников наши селебрити.

Миллионы долларов на покупку крабовых компаний Собчак, по ее словам, заработала на арендном и ресторанном бизнесе, а первичный капитал сложился из заработка на «Доме-2» и удачных инвестиций. Прикупить она хотела по 40% акций компаний "Курильский универсальный комплекс" (КУК) и "Монерон", занимающихся ловлей крабов на Дальнем Востоке. Весьма выгодно - чистая выручка этих компаний в 2019 году составила 10 миллиардов рублей.

Утверждать, что крабовый бизнес в России криминализован не меньше наркоторговли, это всё равно, что доказывать, что небо голубое. По этой банальной причине Губка Боб-квадратные штаны и не смог войти в бизнес Красти-краба.

30 марта Южно-Сахалинский суд по ходатайству Следственного комитета арестовал активы и имущество «КУК» и «Моренона», прервав совершение покупки долей компаний. Якобы потому, что эти компании принадлежали ранее крабовому королю Олегу Кану, который пару лет назад сделал ноги за границу, когда его стали подозревать в контрабанде крабов в Корею и Японию и убийстве конкурента. До 2019 года владельцем «КУК» являлся сын Олега Кана, Александр Кан.

И тут на сцену вышла мама Ксении Анатольевны, сенатор Людмила Нарусова. Руководствуясь исключительно чувством справедливости, она написала запрос в Верховный суд. Мол, нынешние владельцы компаний «не являются ни подозреваемыми, ни обвиняемыми» по уголовному делу Кана. Следствие не доказало, что Кан имеет отношение к «КУК» и «Монерону», а Южно-Сахалинский суд «превысил полномочия». И вообще, «все эти действия взаимосвязаны, и направлены на препятствование» в приобретении бизнеса Собчак.

Тут выпал в осадок даже привычный к «арашуковщине» Совет Федерации. Глава Комитета по регламенту СФ  Вячеслав Тимченко заявил, что «сам факт обращения сенатора в адрес Верховного суда заслуживает внимательного изучения», поскольку «мы не можем оказывать влияния на работу судов любого уровня». А депутат Госдумы Александр Хинштейн вообще прямо назвал письмо конфликтом интересов.

Ну и ещё штришок. Компании «Монерон» и «КУК» попали в список системообразующих компаний. То есть смогут рассчитывать на льготы, предоставляемые компаниям из-за эпидемии коронавируса. По данным «Ведомостей», о включении компаний в список в середине апреля просила Нарусова.

Естественно, Ксения Собчак назвала обвинения в семейном подряде враньем и клеветой.  И начала винить во всех своих бедах и заказе пиара, очерняющего ее светлое имя и непорочную репутацию владельца «Русской рыбопромышленной компании» Глеба Франка — зятя миллиардера Геннадия Тимченко. Мол, ему не нужны новые сильные игроки на крабовом рынке. Представитель Франка заявил, что бизнесмен (тоже всего добившийся сам, хоть и сын бывшего министра транспорта) не имеет отношения к сложившейся ситуации.

Походы Ксении Анатольевны на телевидение, где на неё нападали, а она пыталась оправдаться, никакого результата не дали. С последнего шоу с Владимиром Соловьемым она просто ушла, когда в эфире появился журналист Кашин и они с ведущим начали называть друг-друга плохими словами. После чего и появилась запись в Телеграм Собчак о замораживании сделки «по беспределу».

Внимательный читатель вполне может удивиться, - ну и где здесь беспредел? «Элитки» грызутся за то, что по праву принадлежит народу, как подзаборные шавки за кость, - привычное для нас дело.

Так я и говорю, крабов жалко. Вот их, действительно, по беспределу вылавливают.