Политолог объяснил, чем Байден лучше и хуже Трампа

«Будем договариваться!»

Напряжение вокруг исхода голосования в США продолжает нарастать. Америка и остальной мир по-прежнему ждут объявления победителя президентской гонки, в которой вперед вырвался Джо Байден, которого некоторые СМИ уже успели объявить новым президентом. Мы провели посвященную итогам американских выборов онлайн-конференцию, в ходе которой на вопросы отвечал директор Института мировой экономики и международных отношений имени Примакова РАН Федор Войтоловский.

«Будем договариваться!»

Когда наконец окончательно и бесповоротно станут известны результаты выборов?

«Мы, конечно, скоро узнаем неофициальный результат, когда у одного из кандидатов (и скорее, всего, это Байден) наберется 270 выборщиков, готовых проголосовать за него на заседании Коллегии выборщиков. Однако это не будет окончательным результатом, поскольку Дональд Трамп и его штаб выражают готовность оспаривать результаты, методику подсчета, требуют прекратить прежде всего подсчет голосов, поступивших по почте после завершения процедуры голосования. Это трудный процесс. И дело не в процедурах, а в глубоких системных противоречиях, которые проявляются в развитии американской политической системы.

Тот глубокий раскол, который наметился еще в начале 2000-х годов, пролегает не только в истеблишменте, но он проходит именно внутри общества – и по географическому признаку, и по социальному, по расовым, этническим, идеологическим основаниям. И раскол продолжает усугубляться».

Каких сценариев ждать на фоне послевыборной неопределенности?

«Каких-то экстремальных сценариев ожидать не приходится. Думаю, что сам Трамп и его штаб еще покажут, что готовы бороться, использовать судебные процедуры, но все будет в правовом поле.

А вот если бы, например, Джо Байден проиграл бы выборы и проиграл их Трампу с очень незначительным отставанием, тогда демократы, у который есть ресурс улицы гораздо больший, чем у республиканцев, они включили бы этот ресурс уличного протеста, были бы готовы подтянуть леворадикальную часть Демократической партии и близких к ней кругов, гораздо более радикальных, чем леваки внутри Демпартии. И мы увидели бы серьезные уличные протесты и столкновения с полицией – тогда были бы трудности.

Сейчас будет развиваться более спокойный сценарий. Становящаяся все более очевидной победа Байдена не позволит перевести все в публичную конфронтационную сферу.

Но это не значит, что большая часть американцев – а это жители пригородов, сельской местности, небольших городов, белые, религиозные, консервативные люди – не почувствует себя и свои интересы ущемленными, оскорбленными результатами выборов. Это не значит, что их недовольство не будет расти. Это электорат Трампа, те люди, которые по большей части голосовали именно за республиканцев.

Кроме того, у республиканцев есть основания чувствовать свою некоторую победу – в том смысле, что результат Трампа намного превзошел то, что прогнозировали многие политологи, и то, что подавали многие социологические опросы в преддверии выборов. Все ожидали более разгромного результата. А тут два кандидата шли ноздря в ноздрю.

Более того, республиканцы сохранили свои позиции в Сенате – и это очень существенный момент, потому что многие прочили прочили на довыборах там республиканцам поражение. Этот фактор нельзя недооценивать. У нас все смотрят, как правило, на то, кто придет на пост президента. Но на самом деле для политической системы США крайне важно, чьи позиции доминируют в обеих палатах Конгресса. Демократы, конечно, контролируют Палату представителей, но и и тут их позиции не столь однозначны, как ожидалось».

Трамп заявляет о своей победе и о том, что у него «украли выборы»: что за этим стоит?

«Что касается непризнания результатов выборов, заявлений о том, что выборы «украдены», Трамп здесь перенимает риторику, которую использовали после выборов-2016 демократы.

Демократы создали прецедент, заложили мину замедленного действия под американскую систему выборов! Потому что теперь мы будем из раза в раз видеть, как проигравшая сторона будет предъявлять претензии к выигравшей, обвинять ее в фальсификациях, вмешательстве каких угодно сил – российских или китайских хакеров, черта лысого! Это уже часть новой политической нормы. Это говорит о нездоровье политической системы и о нездоровье отношений внутри этой системы.

Уровень недоверия, неприязни внутри политической элиты таков, что они не доверяют результатам голосования на местах. Ведь сейчас обвинения идут в адрес властей штатов, что результаты голосования в том или ином штате такие не потому, что таково было волеизъявление жителей, а потому что якобы был использован административный ресурс, и губернатор и подконтрольные ему органы будто бы повлияли на деятельность избирательной комиссии.

Это очень плохой путь к снижению доверия в обществе к результатам выборов и к самим демократическим процедурам».

Победа Байдена – это для нас плохо?

«Для нас это без разницы. У нас настолько испорчены отношения с США, что для нас все равно, кто там будет президентом.

Конечно, есть какие-то сферы, в которых мы могли договариваться с администрацией Трампа. Например, мы вели диалог о цене на нефть, по каким-то еще вопросам. Но были сферы, по которым мучительно трудно и даже невозможно вести нормальный диалог с администрацией Трампа – в той же сфере контроля над вооружениями, где Трамп последовательно разрушал все, что существовало.

С Байденом совершенно однозначно у нас будут столкновения позиций, интересов по постсоветскому пространству, по Украине, другим странам.

Наверняка администрация Байдена начнет проявлять активность – в частности, можно ждать, что американцы серьезно заинтересуются ситуацией в Нагорном Карабахе и начнут активно участвовать в поисках форматов урегулирования. Хорошо бы, если это было действительно поиском возможностей урегулирования, а не попыткой самоутвердиться в этом очень трудном кризисе, где Россия предпринимает огромные политико-дипломатические усилия, чтобы привести стороны за стол переговоров и прекратить жуткую войну.

Можно ожидать, что на постсоветском пространстве у нас могут активизироваться конкуренция и противоречия с США, и что на Россию будет оказываться администрацией Байдена давление по вопросам демократии, внутренней политики и т. д. Но при этом совершенно однозначно с этой администрацией нам будет легче вести диалог по тематике контроля над вооружениями.

Напомню, что Байден по этому вопросу имеет свою личную последовательную позицию, которой он придерживался на протяжении многих лет своей политической карьере. Например, когда администрация Буша-младшего вышла из договора по ПРО, сенатор Байден резко раскритиковал это, сказал, что это огромная ошибка, что с русскими надо искать компромисс и договариваться.

Когда Трамп принял решение о выходе из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Байден опять выступил против.

Когда администрация Трампа выходил из сделки по иранской ядерной программе, Байден опять-таки критиковал эти действия.

Когда администрация Барака Обамы вырабатывала вместе с Россией договор об ограничений стратегических наступательных вооружений, срок которого истекает в феврале, вице-президент Байден приветствовал это и участвовал в этом.

Сейчас у нас очень трудная ситуация. Когда речь зашла о продлении этого договора, администрация Трампа сделала все, чтобы не продлить его так, как об этом говорится в его тексте, на пять лет – без каки-либо дополнительных условий. Трамповская администрация оказывала давление на Россию, пыталась внедрить новые пункты в решение о продлении, которые не предусмотрены договором, пыталась обсуждать вопрос подключения Китая (что вообще было немыслимо ни с какой точки зрения), привязать вопрос о тактическом ядерном оружии к договору, касающемуся стратегических наступательных систем.

Байден во время избирательной кампании, хотя он постоянно выступал с антироссийскими сентенциями, открыто говорил о том, что выступает за продление договора на 5 лет без предварительных условий.

Черт возьми, пожалуйста, пусть он к нам как угодно относится – но если он за продление договора, за которое последовательно выступала Россия, то будем договариваться!»

Трамп обещал вывести войска из «горячих точек». А что будет при Байдене?

«Вспомним, с чем в свое время приходил Обама – он пришел с лозунгами прекращения войн в Ираке и Афганистане. Что касается Трампа, он сдержал свое обещание не развязывать новых войн и не участвовал в новых вооруженных конфликтах – в отличие от Обамы, который содействовал действиям своих союзников в Ливии, которые привели к крайне плачевным последствиям.

Байден сейчас говорит, что заинтересован в том, чтобы завершить американское военное присутствие в Афганистане.

Сейчас вне партийной принадлежности никто не предлагает расширения американского глобального присутствия, в том числе вмешательства во внутренние и региональные конфликты других стран. Но это опять же риторика. Ведь с чем пришел к власти Джордж Буш-младший? Он говорил о том, что хватит воевать за морями, что Америка должна вернуться домой, хватит заниматься распространением демократии по всему мире. И что было дальше? Случилось 11 сентября, которое стало поводом для действий в Афганистане, а потом и агрессии в Ираке, для того, чтобы США в наибольшей степени в своей истории после Вьетнамской войны отправили военнослужащих воевать далеко от американских границ.

Так что можно ожидать разного. Например, того, что вера в светоч американской демократии, в американские либеральные ценности подвести и администрацию Байдена к каким-то неожиданным проявлениям.

Но если мы посмотрим, на социально-экономические последствия COVID-19, думаю, что новая администрация будет все-таки сосредоточена на внутренних делах. Байдену в этом смысле повезло, потому что Трамп уходит, когда экономика начала восстанавливаться, когда начали давать реальные плоды те меры, которые приняла администрация Трампа по осуществлению финансовых вливаний, программ помощи бизнесу, домохозяйствам, гражданам.

Экономический рост восстанавливается, несмотря на продолжающуюся пандемию. Администрация Трампа максимально стремилась к тому, чтобы избежать паралича экономики, и мы видим, что возвращается потребительская активность, снижается безработица, растут доходы домохозяйств.

И если Байден оседлает эту волну, сможет ею воспользоваться, поддержать ее, ориентируясь, как он говорит, на интересы американского среднего класса, то можно ожидать, что его курс получит очень существенную общественную поддержку».

Трампу постоянно совали палки в колеса его противники в Конгрессе. Столкнется ли с этим Байден?

«И да, и нет. Есть сферы, по которым, вероятно будут найдены компромиссы. Это как раз вопросы социально-экономического характера, меры, связанные с восстановлением экономики. Здесь очень тонкая грань. Республиканцам очень важно не дать демократам второй раз совершить чудо и вывести экономику из кризиса.

В свое время на этом Обама сделал себе очень большие политические очки, хотя многие меры, которые потом развивала его администрация, на самом деле начали предприниматься еще администрацией Буша-младшего (тот же план Полсона). А Обама тогда действительно подхватил волну и получил на этом очень серьезную общественную поддержку, хотя Конгресс тоже ставил ему палки в колеса.

Здесь вопрос компромиссов и баланса интересов. Байден в этом неплохо разбирается. У него огромный опыт сенатора – он в 30 лет стал одним из самых молодых членов верхней палаты Конгресса от штата Делавэр и тридцать пять лет был представителем штата в Сенате. А когда он стал вице-президентом у Обамы, он в очередной раз выиграл выборы на пост сенатора – и только потому что ему предложили позицию вице-президента, он был вынужден отказаться от того, чтобы представлять свой любимый штат».

Некогда молодой сенатор Байден готов стать самым старым в истории президентом США. Это нормально?

«Все-таки сейчас продолжительность жизни существенно увеличилась. В свое время Рейгану, когда он избирался, ставили в упрек его возраст (первый срок он начал в 70 лет, второй – в 74-летнем возрасте – «МК»). А сейчас соревновались 74-летний Трамп и почти 78-летний Байден.

Байден – так как это вершина его политической карьеры – может существенно мобилизоваться. Он в очень неплохой физической форме для довольно пожилого человека. К его услугам вся американская медицина, все возможности по поддержанию активной жизнедеятельности. Думаю, что момент, связанный с его возрастными изменениями в мышлении, поведении, существенно преувеличен его оппонентами. В ходе дебатов двух кандидатов Байден смотрелся более подготовленным оратором и спорщиком, а более молодой и находящийся в лучшей физической форме Трамп ему уступал.

Конечно, на президента такой большой страны как США ложится огромная физическая и психологическая нагрузка. Посмотрите, как физически изменился за два срока Барак Обама. Человек вынужден ежедневно переживать огромный стресс, огромные потоки информации, дикие нагрузки, перелеты, общение с огромным количеством людей.

Но все-таки у Байдена есть многолетняя закалка, он представитель крепкого поколения. И огромный политический опыт будет работать на него».

Читайте также: Результаты выборов президента США 2020: онлайн

Американист назвал срок объявления нового президента США

Смотрите видео по теме

Сюжет:

Выборы президента США 2020

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28411 от 10 ноября 2020

Заголовок в газете: «Будем договариваться!»