В Госдуме бурно обсудили иноагентов: "Овечьи шкуры"

И Минюст, и депутаты требуют ужесточить карающие их законы

Думский Комитет по безопасности и противодействию коррупции рекомендовал принять в первом чтении законопроект о расширении перечня «иностранных агентов» — общественных организаций и граждан. Участники обсуждения призывали равняться в этом вопросе на США, а в Минюсте сочли инициативу «очень-очень актуальной», но недостаточно жесткой.

И Минюст, и депутаты требуют ужесточить карающие их законы

Глава комитета Василий Пискарев («ЕР») сначала сообщил, что внесенный в ноябре большой группой депутатов из всех фракций и сенаторов законопроект «полностью соответствует» стратегии национальной безопасности РФ и предусматривает «дополнительные меры противодействия угрозам».

Как известно, понятие «НКО, выполняющая функции иностранного агента» узаконили в России в 2012 году. В 2017 году появились «иностранные СМИ, выполняющие функции иностранного агента». А в 2018 году стало можно признавать иноагентами граждан, «участвующих в создании» сообщений и материалов СМИ-иноагентов.

Теперь Минюсту предлагается признавать иноагентами еще и незарегистрированные общественные организации, а также россиян или иностранцев, участвующих «в политической деятельности» в России под «воздействием» иностранных государств, организаций или иностранцев. Воздействие может выражаться в деньгах, имуществе либо «организационно-методической помощи». Попадание в иноагенты будет грозить и за сбор «военно-технической информации» (ФСБ уточнит, какой именно), если на шпионаж или госизмену это не тянет.

Кроме г-на Пискарева, на заседании комитета выступали только приглашенные. Депутаты молча слушали и вопросов не задавали.

Член Общественной палаты РФ Александр Малькевич сказал, что иноагенты уже вовсю «раскачивают внутриполитическую ситуацию» в России в связи с приближением выборов в Госдуму, которые должны пройти в 2021 году. В российских законах, по его словам, много пробелов в отношении иноагентов — незарегистрированных общественных организаций и физлиц. «Особенно опасно раскручивание так называемых лидеров общественного мнения среди молодежи», — заметил он, не назвав ни одной фамилии таких «псевдокумиров». Зато назвал незарегистрированную организацию «Голос», которая, по его словам, уже объявила о наборе 200 тысяч наблюдателей на выборах и намерена «их обучить на какие-то средства».

«Вся эта публика декларирует политические цели», а «обычные люди ведутся», заявил г-н Малькевич, предложив «посмотреть на пример Белоруссии».

Следом слово дали члену Экспертного совета при уполномоченном по правам человека в РФ Марии Бутиной: она, сказал г-н Пискарев, «на себе испытала» законодательство США, где с 1938 года есть закон об иностранных агентах.

В США не один, а шесть законов об иноагентах, уточнила Бутина, зарегистрировано там по ним около 600 юридических лиц и около 2300 физических лиц, «в разы» больше, чем в РФ. И карают их за нарушение законов «более жестко»: если не зарегистрировался в качестве иноагента — до 5 лет лишения свободы и 250 тысяч долларов штрафа, а если «легкая версия шпионажа» — до 9 лет лишения свободы. Предложенные депутатами и сенаторами изменения Бутина считает «совершенно правильными, но недостаточными». Надо объявлять иностранными агентами всех, кто действует «в интересах иностранных государств», даже если никакой помощи и поддержки от этих государств они не получают, как в США, и наказывать «серьезно», сказала она.

Из ответа г-жи Бутиной на вопрос г-на Пискарева, за что же посадили в американскую тюрьму как иноагента ее саму, следовало - ни за что. 

И гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин тоже назвал наше законодательство об иностранных агентах «совсем не жестким». Маркировать в СМИ и всюду следует не только оригинальный документ или текст иноагентов, но и перепечатки со ссылкой на него, потому что иноагенты «часто рядятся в овечьи шкуры и представляют себя патриотами, нанося стране непоправимый ущерб», заявил политолог. Да, признал он, есть НКО, что на иностранные деньги занимаются чисто «гуманитарными проектами»: для таких надо прописать защитные механизмы в законах «или работать штучно с Минюстом».

Между прочим, все законодательство РФ об иностранных агентах работает как раз штучно — в реестры при прочих равных власти могут внести, а могут и не внести. Да и практически все пожелания выступавших уже учтены в тексте законопроекта.

Из более 210 тысяч зарегистрированных российских НКО в реестре иноагентов — всего 192, 30 из которых заявились добровольно, сообщил замглавы Минюста Олег Свириденко. «А сколько поступает средств из-за рубежа на внутриполитическую деятельность? Мы же хотим обеспечить прозрачность», — поинтересовался г-н Пискарев. «Реальные цифры сложно назвать, и дело не в деньгах. Думаю, надо учитывать и материальные блага, и консультации, и другие действия. Деньги — это отвлекающий маневр, чтобы нас загрузить, гораздо важнее выяснить, как они получают эти деньги, которые необязательно на счетах», — мутно ответил чиновник. Он тоже уверен, что «наше законодательство очень либеральное» по сравнению с американским, в США и коммерческие организации, разные ООО могут быть иноагентами, а у нас пока нет, что, на взгляд Свириденко, неправильно. «Мы немного отстаем и только в начале пути», — обнадежил он.

«Мы не хотим, чтобы наш суверенитет хуже зачищался, чем в других странах», — сказал Пискарев. И уточнил: иноагентами могут стать только занимающиеся политической деятельностью НКО и граждане, а политическая деятельность — это не только выборы, но и уличные акции, обращения к властям с требованием отмены или принятия того или иного решения.

«Все за… Кто-то воздержался? Хотелось бы знать, кто это… А, нет, это связь не сработала…» — подвел глава комитета итоги голосования за рекомендацию Госдуме законопроект принять.

Первое чтение может состояться 8 декабря.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28432 от 4 декабря 2020

Заголовок в газете: С иноагентов сорвут «овечью шкуру»