ФСБ хочет больше секретов

Понятие государственной тайны хотят расширить

ФСБ предлагает сделать секретными все сведения о том, насколько хорошо защищены от террористов и диверсантов “критически важные” и “потенциально опасные” объекты. А также информацию о “формах, методах и условиях” организации терактов. Как это скажется на работе журналистов — пока непонятно…
Понятие государственной тайны хотят расширить

В последнее время ФСБ заметно активизировала свою законодательную деятельность. Едва откипели страсти по поводу принятия в первом чтении законопроекта, расширяющего полномочия спецслужб, и вот — новая инициатива: предложение внести изменения в закон “О государственной тайне”. Документ поступил в Госдуму от имени правительства за подписью премьера Путина. Есть все основания полагать, что к его написанию подтолкнули недавние взрывы в московском метро и то, как они освещались в СМИ.


В пояснительной записке говорится, что цель законопроекта — борьба с “необоснованным засекречиванием материалов” о противодействии терроризму. Гриф секретности часто “завышается”, констатирует ФСБ, что “создает определенные препятствия для последующего использования” этих материалов. Но сам текст законопроекта предлагает… расширить перечень сведений, составляющих гостайну. Причем предложенные формулировки вызывают вопросы, ответа на которые нет. Например, запрещается разглашать сведения “о защищенности критически важных объектов и потенциально опасных объектов инфраструктуры РФ от террористических и диверсионных актов”. Пояснительная записка уточняет лишь, что речь идет об объектах “в сфере промышленности, транспорта, энергетики, связи, науки, агропромышленного комплекса, систем жизнеобеспечения городов”. Но “почти любой объект инфраструктуры у нас, как показывает практика, потенциально опасен, хотя бы в силу изношенности”, обращает внимание зампред думского Комитета по безопасности, экс-сотрудник ФСБ Геннадий Гудков (“СР”). Вопрос: обсуждать в СМИ проблему готовности метрополитена к отражению террористических угроз можно или нельзя в принципе?


Дальше — больше. Секретной по закону станет информация о “финансировании деятельности” по противодействию терроризму. Значит, вопросы об эффективности расходования выделяемых на эти цели средств нужно забыть? Или все-таки нет?


И, наконец, гостайной предлагается сделать информацию “о формах, методах и условиях организации и планирования террористической деятельности”. Как это понимать? Если, скажем, журналист получит сведения о подготовке терактов, писать об этом можно или нет? И что такое “условия террористической деятельности”? Социально-экономическая обстановка в стране в целом или в конкретном регионе?
Кстати, закон “О гостайне” запрещает засекречивать лишь информацию о ЧП и катастрофах (постфактум), их последствиях, а также “официальные прогнозы” о состоянии дел в области преступности…