Ученые России и США хотят объединиться, чтобы найти общий «Марс»

Директор Института медико-биологических проблем РАН рассказал о совместных программах с американцами, запланированных на этот год

26.01.2020 в 15:09, просмотров: 4213

Российские и американские ученые готовятся в этом году вместе «лететь» на Луну и Марс. Кавычки не случайны — пока речь идет о наземных экспериментах, имитирующих миссии на другие планеты. О чем уже есть предварительная договоренность и какие подводные камни могут ожидать исследователей, мы поговорили с директором Института медико-биологических проблем, академиком РАН Олегом ОРЛОВЫМ.

Ученые России и США хотят объединиться, чтобы найти общий «Марс»
Полевой тест в медицинской палатке на Байконуре проходит космонавт Михаил Корниенко. Фото: ИМБП РАН

Первые шаги по «Луне» в казахской степи

Еще в конце прошлого года на заседании совместной российско-американской группы представители NASA озвучили планы по разработке целой программы стандартных измерений функциональных систем астронавтов после полетов на Международную космическую станцию различной продолжительности: от шести недель до года.

«Поскольку у наших американских коллег есть программа подготовки пилотируемого полета на Луну, они заинтересованы в отработке комплекса методик, направленных на оценку состояния функциональных систем организма после длительных полетов, — поясняет Олег Игоревич. — Мы это обсуждали. Несмотря на то что в России такие исследования проводятся давно, считаем, что они должны продолжаться».

С 2013 года и космонавты, и астронавты по возвращении на Землю проходят так называемый «Полевой тест». Медицинская палатка для него разбивается недалеко от места посадки спускаемого аппарата. Это для того, чтобы специалисты могли оценить сенсомоторные и сердечно-сосудистые функции космонавтов в самые ранние сроки после приземления. То есть посидеть в креслах и перевести дух покорителям космоса дают после полета лишь самую малость.

Дальше следует оценка простейших базовых движений — вставание со стула, с пола, ходьба по ровной поверхности, переступание через препятствие, проверка вертикальной устойчивости и пр. Это, по словам Орлова, позволяет оценить эффективность средств профилактики, используемых на борту космической станции, и понять, как астронавт будет себя чувствовать в будущем на месте посадки, скажем, на Луне или Марсе. Сможет ли он в полном объеме выполнять поставленные перед ним задачи?

Впрочем, несколько лет проведения «Полевого теста» уже ответили на многие вопросы российских исследователей, и теперь они предлагают своим американским коллегам двигаться дальше.

К примеру, российские космонавты уже в течение шести последних лет после приземления и прохождения первичного «Полевого теста» участвуют в эксперименте «Созвездие-ЛМ» в Центре подготовки космонавтов им. Гагарина. Убедившись в нормальной работе сердца и моторики вернувшихся членов экипажа, специалисты решили оценивать возможности их операторской деятельности после длительных космических полетов. По прибытии в Звездный городок их снова облачают в скафандры, в которых они должны совершать выход на «Луну» или «Марс», управлять вездеходами-роверами на поверхности этих космических тел.

Космонавт Алексей Овчинин во время проведения эксперимента «Созвездие-ЛМ» в ЦПК. Фото: Роскосмос

Теперь в планах у российских специалистов Института медико-биологических проблем РАН — расширение этой программы.

«Мы предложили американским партнерам сделать совместную программу «Созвездие-2», в которой по общим методикам будем проверять состояние и космонавтов, и астронавтов, — говорит директор ИМБП. — В этом году мы планируем собрать группу ученых, чтобы договориться о том, какие именно тесты мы можем предложить членам космических экипажей, разработаем программу совместных исследований с учетом последних российских наработок, созданных и используемых приборов виртуальной реальности и других уникальных тренажеров».

Имитация передвижения по другой планете. Фото: Роскосмос

Итак, в целом желание ученых работать вместе налицо. Однако, по словам директора института, есть ряд чисто технические вопросов, которые тем не менее являются весьма существенными. Например, вопрос о том, где проводить совместный эксперимент «Созвездие-2». Сегодня, когда американцы летают с нами на российских кораблях, проведение «Полевого теста» в казахской степи, на месте посадки, не вызывает никаких проблем. Но после наши отправляются в Звездный городок, а их коллеги — в Хьюстон. Соответственно, если будет принято решение о дальнейших совместных экспериментах, надо будет определяться, на чьей территории будет проходить послеполетная имитация выхода на Луну или Марс. Кстати, в дальнейшем, когда американцы пересядут на свои корабли и будут приземляться не на территории Казахстана, а на территории США, могут возникнуть вопросы и по поводу совместного проведения «Полевого теста».

Управление ровером. Фото: Роскосмос

Другая проблема, с которой уже сталкиваются российские и американские исследователи, заключается в обмене медицинскими данными при проведении совместных экспериментов. Дело тут в щепетильной теме приватности личной информации, которая гораздо жестче проявляется именно с американской стороны. Насколько глубокой будет при этом интеграция двух научных групп — вопрос.

«Сириус» находится на пути в дальний космос

Впрочем, некоторые препоны, касающиеся обмена медицинскими данными, ученые уже научились обходить на площадке международного изоляционного эксперимента «Сириус», придуманного в ИМБП. Он создан в рамках разработанной здесь же концепции Международного центра по отработке технологий медико-биологического обеспечения межпланетных полетов. Напомним, что «Сириус» проводится в одном из корпусов института на Хорошевском шоссе, однако воспроизводит все основные характеристики реальной межпланетной экспедиции. Находящимся в замкнутом пространстве условного «космического корабля» испытателям создают все условия такого полета, за исключением микрогравитации и невесомости.

Международный экипаж «Сириуса» 2018 год. Фото: ИМБП РАН

К настоящему времени проведены уже две «миссии» «Сириуса»: 17-суточный «полет», имитирующий облет Луны и 120-суточный полет к Луне и высадку на ее поверхность. Теперь к концу этого года организаторы проекта готовят третий запуск «к Луне» международного экипажа. Он будет длиться уже 240(!) суток, то есть 8 месяцев. По легенде, экипаж долетает до Луны, облетает ее, проводя одновременно поиск места для удобной посадки. Затем часть экипажа остается на орбите, а остальные высаживаются на специальном модуле на поверхность небесного тела, готовят места посадки будущих транспортных кораблей, управляют роверами...

«Разрешение на проведение исследований с человеком (впрочем, как и с животными) дает комиссия по биоэтике. В данном случае, учитывая международный состав экипажа, работают вместе комиссии с двух сторон, и, надо признать, весьма успешно, — говорит Орлов. — В будущем нам предстоит серия из трех годовых экспериментов. Кстати, заинтересованность в таких наземных «миссиях» кроме американцев уже проявили французские, немецкие и японские ученые».

Об этом стало известно после проведенного международного «круглого стола» по теме будущего совместного освоения просторов Вселенной. Кстати, по словам Олега Игоревича, несмотря на общую устремленность в космос всех вышеуказанных стран, каждая непосредственно в изоляционном эксперименте намерена преследовать свои цели.

«Американцы, согласно их «дорожной карте», хотят набрать побольше системных данных об адаптации человека к тем или иным условиям длительного космического полета, — поясняет академик. — Им именно этого не хватает для того, чтобы двигаться дальше по их программе. Мы формируем свои планы по-другому: в зависимости от получаемых результатов и целеполагания. Получив за многие годы проведения подобных изоляционных экспериментов довольно много статистических данных, мы хотим сделать нашу программу более жестко ориентированной на задачи будущих международных полетов и на возможность переноса изоляционной программы в настоящий космос, на МКС. То есть мы постепенно хотим добавлять в наши тесты новые условия, приближаем их к реальным межпланетным полетам с реальной невесомостью, оторванностью от Земли и т.д.

Кроме всего прочего за «круглым столом» всплыли такие конфликты интересов, о каких мы и не предполагали ранее. Например, одна страна хочет, чтобы испытатели с первого дня усиленно тренировались, другая желала бы посмотреть, как влияют на их организмы и иммунитет предложенные их учеными пищевые добавки, а третья — против всего. «Нам бы хотелось сначала посмотреть естественный темп адаптации к замкнутому пространству без физкультуры и каких-то других дополнительных средств», — говорят ее представители. Наша нелегкая задача — спланировать работу так, чтобы при всей многозадачности привести ее к общему знаменателю и создать по-настоящему сплоченный коллектив единомышленников».

Экипаж «Сириуса» 2019 год. Фото: ИМБП РАН

До начала 8-месячного эксперимента по имитации международного полета, который запланирован на ноябрь, остается десять месяцев. А через семь месяцев, к концу августа, по словам моего собеседника, должен быть сформирован экипаж. Он должен включать представителей разных стран, а также в равной пропорции мужчин и женщин.

Читайте также: Уникальное открытие в МГУ: создан аналог человеческой кожи