И примешь ты смерть от слона своего

Кто виноват в трагедии, случившейся в Московском зоопарке

В этом деле, принятом недавно к рассмотрению Пресненским судом столицы, найти правых и виноватых очень сложно. Жертва — опытнейшая работница Московского зоопарка Ольга Гришина. Всеобщая любимица, профессионал, зоолог не по образованию, но по призванию. Три года назад, 10 октября, она погибла на рабочем месте, в клетке со слонами. Убийцу Гришиной не допросишь, не возьмешь под стражу, не отправишь в колонию. Слониха Бетти растоптала работницу зоопарка “в приступе внезапной агрессии” — так считают коллеги погибшей женщины. Но у родных Ольги другое мнение. Трое детей Гришиной и ее мама Татьяна Новикова обвиняют зоопарк в том, что при перевозке слонов была грубейшим образом нарушена техника безопасности. И требует за смерть дочери компенсацию — 4 млн. рублей. Насколько справедливы претензии Новиковой? И чем вообще рискуют представители едва ли не самой мирной профессии, ежедневно приходя на работу в зоопарк? Об этом — в расследовании “МК”.
Кто виноват в трагедии, случившейся в Московском зоопарке
Африканские слоны души не чаяли в Ольге Гришиной.

Слоновья коммуналка в трамвайном парке


Три африканских слона появились в нашем зоопарке в июле 1985 года. Трехлетки Гриетт, Бетти и Эдик приехали в Первопрестольную из Франции. Слонята были хорошо выдрессированы, ладили друг с другом. Помимо “африканцев” в слоновнике содержались и азиатские слоны, всего же в зоосаде жили более 10 особей.


В середине 90-х слоновник, который начал стремительно разрушаться, решили реконструировать. Нескольких гигантов отправили на ПМЖ в другие зоосады, а остальных переселили во временные вольеры. Действовали по наработанному принципу — перевели животных по очереди в транспортные клетки и перевезли на новую территорию. Все прошло без сучка без задоринки. В 2003 году новое жилище было готово, но предназначалось оно только для трех слонов. Зоологи решили перевезти туда азиатов, а африканская троица осталась жить в оборудованном для них бывшем трамвайном депо. Посетителям туда вход был запрещен. Гулять на свежий воздух выходили только Гриетт и Бетти — их сожитель оказался домоседом.


Так, инкогнито, в скрытых от людских глаз вольерах Гриетт, Бетти и Эдик прожили до 2007 года в мире и согласии. Пока из Испании не поступило предложение: в Валенсии отстроили новый просторный слоновник и там с радостью примут на содержание “русских” великанов. Специалисты нашего зоопарка только обрадовались: наконец у их любимцев появилась возможность сменить место жительства на более комфортное. У слонов взяли анализ крови. При процедуре все слоны вели себя абсолютно спокойно. Ветврачи, выяснили, что животные здоровы, и начали готовить их к переезду.


9 октября в столицу прибыли представители голландской компании по транспортировке животных, которых наняли испанцы. Решили отправить в Валенсию работницу зоопарка Ольгу Гришину — испанцы попросили нашего специалиста месяц пожить с питомцами на новом месте. Но в итоге уехали лишь слонихи Гриетт и Бетти. Их кавалер Эдик не проснулся после дозы снотворного. А Ольге так и не довелось узнать, как ее подопечные обустроились на чужбине. Женщину в приступе ярости убила слониха Бетти…

 


Нападение тихони Бетти


ЦИТАТА В ТЕМУ

Евгений ДАВЫДОВ, заведующий отделом млекопитающих Московского зоопарка: “У слонов бывают внезапные вспышки агрессии... Если бы животное уже находилось в разъяренном состоянии, мы бы никогда не решились зайти к нему в вольер”.


Несложно догадаться, что инструкция по технике безопасности для всех животных зоопарка разная: если винторогую козочку можно потрепать по уху, то с хищниками это совершенно неприемлемо.
— Слоны как крупные млекопитающие входят в отдельную категорию, — рассказывает заведующий отделом млекопитающих Евгений Давыдов. — К близкой работе с ними допускаются только рабочие высокой квалификации, имеющие навык общения со слонами не менее трех лет. В помещении с животным должны находиться как минимум два специалиста, причем при себе они обязаны иметь электрошоковую дубинку или анкас — палку с острым крючком на конце.


Согласно инструкции, сотрудникам зоопарка разрешается контактировать со слонихами, но входить в вольер к самцу категорически запрещено. Впрочем, у самцов как в зоосаде, так и в природе настолько скверный характер, что никто не рискует даже прислониться к решеткам их “квартиры”. Африканец Эдик не исключение. В раннем детстве он излучал добродушие, но с годами нрав испортился: когда он видел рабочих, то недовольно ревел и кидался в них, пардон, собственными экскрементами. Однажды Эдик рассвирепел и пробил одному из неосторожных сотрудников грудь.


— За месяц до отъезда в Валенсию мы стали приучать слонов к транспортным клеткам, — рассказывает Евгений Давыдов. — Обычно делали это так: в новое помещение клали корм, животные переходили туда по служебному коридору и кушали. Через несколько таких сеансов они уже не боялись новой клетки. По аналогичной схеме я переправил пятнадцать слонов. И с “африканцами” при переезде в депо было то же самое.


Накануне слонихам дали успокоительные таблетки.


В день, когда питомцев нужно было погружать в транспортные клетки, Ольга Гришина, как обычно, пришла в зоопарк в 8 утра. Уже 13 лет рабочий день начинался одинаково: женщина входила в слоновник, включала свет и кричала: “Привет, слоны! Я пришла!”


— Ольга безупречно выполняла свою работу, — говорит Евгений Степанович. — У нее была десятая — самая высшая! — степень квалификации, слонов она обожала, а они отвечали ей взаимностью. Для нее они могли сделать что угодно — подойти, лечь, поднять хобот... Слон подставлял колено, чтобы Ольга на него села, а затем поднимал ее в воздух. Испанцы даже сняли фильм о том, как она управлялась с ними. Причем поначалу она занималась и “азиатами”, но, когда их перевели в новый слоновник, сама попросилась, чтобы ее оставили с любимыми “африканцами”. Бесспорно, Ольгу слоны любили больше всех остальных.


В ответственной миссии участвовали три человека — Евгений Давыдов, Ольга Гришина и рабочий по уходу Ирина Анисимова. Сразу же зоологи столкнулись с неожиданным препятствием: испанцы привезли клетки и настояли, чтобы в дороге животные находились в трейлере лицом к лицу — так удобнее их кормить. То есть нужно было, чтобы один слон вошел в свой “контейнер” задом, а другой — в свой — передом. А в кузове клетки поставили бы друг за другом, в нужном порядке. Сотрудники решили, что пятиться будет Бетти. Ведь Гриетт — заводила, а ее подружка всегда была на вторых ролях, то есть поспокойней.


Специалисты вооружились электрошокерами, а Евгений Степанович захватил анкас и пиротехнический прибор: в случае опасности он поджигается, как файер, и слон пугается огня. Гриетт без проблем прошла в свою клетку, где для нее был приготовлен корм. Теперь дело было за Бетти.


Зоологи заранее договорились зайти втроем в вольер к слонихе и, ласково уговаривая, оттеснить ее к единственному выходу в служебный коридор, в конце которого стояла ее клетка. Очутившись в узком коридоре, слониха уже не смогла бы развернуться — и ей бы ничего не оставалось, кроме как “включить” задний ход. Все трое зашли в вольер к Бетти и выстроились перед ней в шеренгу. Ольга была посередине.


— Мы медленно надвигались, а слониха так же медленно отступала, — вспоминает Евгений Степанович. — Каждый ее шаг мы подбадривали ласковыми словами: “ай, молодец”, “наша умница” и т.д. Бетти оставалось сделать буквально два шага, чтобы мы закрыли за ней дверь.


Но в следующие три секунды случилось страшное.


Обычно послушная Бетти стремительно кинулась на Гришину, подняла женщину на хобот и со всей силы ударила об стенку. Ирина Анисимова в ужасе выскочила из вольера (для сотрудников есть проемы, куда слон не пролезет), а Бетти опять бросилась на лежавшую без движения Ольгу. Чтобы спасти коллегу, Евгений Степанович сначала применил анкас, а потом поджег пиротехнику.

Испугавшись огня, животное отпрянуло. Заведующий вытащил коллегу и запер дверь. На руках у Давыдова Ольга умерла.

И примешь ты смерть от слона своего

Смотрите видео по теме

Слон спит, служба идет


После трагедии зоологам пришлось отвечать на всевозможные обвинения и опровергать совсем уж абсурдные высказывания общественности. В прессе самым распространенным объяснением поступка слонихи стала “обида” самки за то, что любимая дрессировщица ее предала и позволила отправить за границу. От такой версии специалисты хватаются за голову: слон, конечно, животное умное, но не настолько, чтобы догадаться о переезде. Другие обвиняли в том, что переход животных должны были осуществлять представители испанской стороны.


— Но это бы противоречило технике безопасности, которая гласит, что посторонние люди не должны находиться в одном вольере со слонами, — говорит Евгений Степанович. — И уж, конечно, чужих людей слоны бы слушаться не стали. Каким образом мы нарушили инструкцию? Если бы мы зашли в клетку к медведю или стали бы лупить слона лопатой — тогда да. Но мы находились в вольере с самкой, что не запрещено.


Узнав о трагедии, испанцы от своего решения забрать слонов не отказались. Усмирять Бетти было некому, так что оставался только один выход: на время ее усыпить. Наркоз для гиганта весом в 3 тонны очень опасен. Ни один из слонов, за последние сорок лет отправленных на ПМЖ из столичного зоосада в другой, не был обездвижен таким образом. Смысл процедуры в том, что, пока слон спит, ему заковывают ноги. Потом вводят антидот, гигант просыпается, встает, сотрудники потихоньку тянут его за цепи по направлению к транспортной клетке, слон медленно передвигает ноги и в конце концов оказывается в нужном месте. Затем “кандалы” с помощью специального замка раскрываются. То же самое пришлось сделать с Бетти и Эдиком. Со слонихой все получилось. А вот самец уснул и не проснулся.


“Она меня чуть не задавила”


ЦИТАТА В ТЕМУ

Татьяна НОВИКОВА, мать погибшей сотрудницы зоопарка: “В день отправки в Испанию Ольга просила начальство не привлекать ее для перегона слонихи в другую клетку. Говорила, что Бетти взволнованна и может убить”.


Ольга была долгожданным ребенком: вплоть до родов врачи утверждали, что Татьяне Александровне не суждено стать матерью. Оля с детства бредила животными. У Новиковой сохранились дневники, которые она вела с самого рождения дочери. Вот Оленьке год — и она признает только игрушку-слона. А в семь заявляет, что хочет стать дрессировщицей.


Вместе с мамой Ольга пришла в главный зоосад страны. Девушку взяли в отдел орнитологии, где она проработала 12 лет. В зоопарке познакомилась с будущим мужем Владимиром, который работал в слоновнике. Он и предложил ей поработать с гигантами. Когда Ольга стала сутки напролет проводить с любимыми слонами, счастливей ее не было на свете.


Ольга рассказывала, что очень хорошо наладила контакт с Гриетт, а вот Бетти всегда оставалась для нее загадкой. Поэтому она ей не доверяла.


Вместе с сыном Сашей (ему сейчас 21) Ольга жила в Подмосковье, а дочь и младший сын, 23-летняя Маргарита и 19-летний Леня, проживали с бабушкой в Кунцеве. С мужем Владимиром Ольга Гришина развелась после того, как он начал пить. Бывший супруг обосновался в трехкомнатной квартире, которую 20 лет назад зоосад помог получить многодетной семье Гришиных. Две комнаты он сдавал цыганам и таджикам — детям рядом с отцом-алкоголиком места не было. Незадолго до смерти Ольге удалось уговорить его на размен. Но оформить документы она не успела…


За месяц до отъезда животных стали приучать к транспортным клеткам. Но процесс этот шел не так гладко, как хотелось бы.


— Оля жаловалась, что слоны никак не хотели заходить в незнакомые помещения и очень боялись, — говорит Татьяна Новикова. — Она настаивала, чтобы другие сотрудники не подкармливали их, потому что слоны должны были сами зайти в клетки, где лежал корм. Но, как мне признались потом ее коллеги, они не могли вынести воя голодных животных и периодически давали им еду. 9 октября Ольга пришла домой совершенно без сил и рассказала, как восемь часов пыталась загнать в перевозку Гриетт. “Она меня чуть не задавила”, — вот что сказала дочь. Для женщины с больной ногой (она хромала после автомобильной аварии. — Прим. авт.) это было не по силам. Впрочем, под конец слониха все-таки зашла куда надо. Но представляете, в каком состоянии находилась Бетти, которая 22 года не разлучалась с подругой?..


Ольга планировала месяц пожить со слонами в Валенсии (дома уже лежал билет до Испании), а потом вернуться в Москву и... уволиться из зоопарка, где проработала 25 лет. Несколько лет назад Гришина обустроила за городом ферму и мечтала заниматься разведением лошадей. Деньги на бизнес собирала сама: после рабочего дня катала желающих на пони у метро “Краснопресненская”.
Но ее мечтам не суждено было сбыться.


Наступило 10 октября…


Жертва некомпетентности


Как потом Татьяна Новикова узнала от внука Саши, в роковое утро по дороге на работу Ольга говорила сыну, что сегодня она фактически отдыхает, так как приехали опытные голландцы со специальной лебедкой, в которую сами должны загрузить слониху.


Но потом Новикова узнала, что утром в зоопарке собрали совещание и поручили Ольге до вечера перевести Бетти в клетку.


— Я встретилась с коллегой дочки, которая присутствовала при разговоре с начальством. Она мне и рассказала, что Ольга не хотела в этом участвовать, предупреждала, что Бетти взволнованна и может убить. Но ей ответили: “Надо, Оля, надо”. Какое право имело руководство зоопарка отправлять мою дочь в вольер со слонихой? Ведь в должностной инструкции нет пункта, что она должна принимать участие в переводе животных в транспортную клетку.


Картина в голове матери складывалась такая: специалисты по транспортировке предложили зоологам усыпить слонов и переместить их бесконтактным способом, но в зоосаде была подготовлена только одна доза снотворного — для Эдика. Поэтому было решено действовать своими силами. Впрочем, в самом зоопарке эту информацию не подтверждают.


— Они знали, что слониха может убить, Ольга их предупредила, — горячится Татьяна Александровна. — Так почему же все-таки выбрали самый опасный способ погрузки, да еще заставили животное идти задом по узкому коридору с выступающими углами? Почему не позаботились о том, чтобы заранее достать препарат для усыпления? Почему не обеспечили дополнительную безопасность, не поставили за решеткой людей с шлангами, дымовыми шашками, баграми, вооруженного сотрудника на случай если животное станет неуправляемым?


К слову, специалистам уже приходилось отвечать на обвинения в том, что слонихе пришлось пятиться, а это якобы не под силу даже цирковым слонам. Зоологи приводят пример: индийский самец Памир из Московского зоопарка заходит в вольер только задом. Так он чувствует себя более защищенным.


А загвоздка в том, что в инструкции по технике безопасности нет пункта относительно того, как действовать в случае внезапной ярости слона. Татьяна Александровна считает, что в этом упущении тоже виновато руководство зоопарка, которое обязано предусмотреть, как следует поступать рабочим, если существует вероятность, что животное поведет себя непредсказуемо.


В итоге Новикова и ее внуки просят от зоопарка 4 млн. рублей за то, что зоологи выбрали наиболее опасный способ погрузки слонов, поручили Ольге перегонять гигантов, хотя это не входило в ее обязанности, не отразили в инструкции меры безопасности.


— Я во всех газетах читала, что зоопарк семью Ольги не оставит, — говорит Татьяна Александровна. — Они оплатили нам похороны, помогли получить выплату по страховке — 135 тысяч рублей и собрали со всех сотрудников деньги — около 100 тысяч рублей. Через два месяца после смерти дочери дети обратились к директору с просьбой приобрести для пьющего отца комнату в коммуналке: тогда бы он съехал, а они смогли бы жить все вместе (бывший супруг Ольги после трагедии не пожелал заниматься разменом. — Прим. авт.). Но им ничем не помогли.


* * *


Через два дня после трагедии две слонихи уехали в Валенсию. Подруги все делают вместе: завтракают, обливаются водой и бок о бок прогуливаются по территории. Но после того несчастного случая никто из персонала не заходил к ним в вольер, не прикасался руками. Впрочем, в Испании, как и во многих европейских зоопарках, не принято вступать в контакт со слонами любого пола.


Работа с опасными животными всегда несет в себе определенный риск. Могли ли зоологи предположить, что операция по перегону окажется опасной для жизни? Могли. С другой стороны, большой опыт переведения гигантов контактным способом давал уверенность в том, что и в этот раз не будет сюрпризов.


Случившаяся трагедия подняла много вопросов. Кто должен разрабатывать инструкцию по технике безопасности работы с животными в зоопарках и возможно ли в ней учесть все аспекты поведения животного? Можно ли вообще на бумаге предусмотреть каждое движение питомца? Как должны вести себя сотрудники, получая опасное задание от начальства?


К сожалению, за ответы на эти вопросы Ольга Гришина заплатила своей жизнью.


5 октября в Пресненском суде служители Фемиды обнародуют свое решение.
 

Кто еще пострадал от слонов в Московском зоопарке

1978 год

Один из грузчиков рано утром тайно пробрался в вольер к слонихе Сидеви, подаренной зоопарку цейлонским принцем, и начал тыкать ей метлой в морду. Щепка попала самке в глаз, Сидеви разозлилась и убила мужчину хоботом. На руководство зоопарка завели уголовное дело, и чтобы избежать заключения под стражу, зоологу Евгению Давыдову пришлось доказывать на практике, что Сидеви поддается дрессировке. После того как он прокатился, держась за хвост слонихи, а затем лег под нее и позволил любимице по очереди занести над ним каждую ногу, следователи признали происшедшее несчастным случаем.


1992 год


Рабочего по уходу за животными обнаружили без признаков жизни в вольере с африканскими слонами. Судя по всему, слоны неловко развернулись в своем жилище и нечаянно раздавили человека.