Приговор: будут сидеть

Судья оглашает новогодний подарок Владимиру Владимировичу

Вчера судья Данилкин начал оглашать обвинительный приговор Лебедеву и Ходорковскому. Какой срок им впаяют — неизвестно, но впаяют точно. Это стало ясно в самом начале. Прозвучала фраза: “Суд установил… — на этом месте судья оторвал глаза от бумаги и добавил: — Пресса, покиньте зал”.

Судья оглашает новогодний подарок Владимиру Владимировичу

Народ ахнул, но сразу стало ясно, что выгоняют только фотографов и телевизионщиков, которых было человек сорок. Когда их выпроводили (а они еще пытались снимать на ходу), судья продолжил чтение: “Суд установил, что Ходорковский и Лебедев в составе преступной группы совершили хищение…” — и стало ясно: приговор обвинительный.

Те, кто взволнованно принимал культурные речи президента Медведева за некоторое обещание оправдательного приговора, могут успокоиться. Те, кто надеялся, что вдруг судья Данилкин найдёт в себе достаточно гражданского мужества и вынесет справедливый приговор, могут оставить эту надежду навсегда. Он нашёл в себе какое-то другое мужество. Потому что выйти к людям и зачитывать обвинительный приговор после того безобразия, которое продолжалось в суде почти два года, тоже, конечно, нелегко.

Это мучение отразилось и в чтении. Судья громко и отчётливо зачитал: кого именно судят (ФИО, год рождения, место рождения, место жительства, наличие малолетних детей и др. и пр.); перечислил прокуроров (ФИО, должности); перечислил адвокатов, добавляя к фамилии-имени-отчеству номера их удостоверений. Потом сказал: “Суд установил”. Потом, как уже сказано, удалил теле-фото. А потом судья Данилкин начал читать приговор очень быстро, тихо-тихо и совершенно неразборчиво.

Эта смена отчётливой речи на бу-бу-бу-шу-шу-шу вызвала в зале оторопь. Люди прикладывали ладони к ушам, как будто в зале сидели только глухие старики, а судья бормотал, бормотал, и было иногда слышно: “по 627 рублей 13 копеек за тонну… по 504 рубля 9 копеек за тонну… 34 миллиарда 213 миллионов 37 рублей 12 копеек” (а за что — я не понял).

Двое подсудимых, точнее, двое приговорённых неизвестно к какому сроку, сидели в пуленепробиваемой стеклянной клетке. Там, похоже, не было слышно ни слова. Смотреть на шевелящиеся губы судьи? Лебедев и Ходорковский улыбнулись, каждый достал книжку, и они стали читать.

Нам, сидящим не в клетке, а на лавках в зале суда, лучше были слышны крики с улицы, чем шепот судьи. На улице была толпа, она скандировала то “Свободу! Свободу!”, то “Россия без Путина!”, то еще что-то. Потом стал слышен женский визг, и мы поняли, что силы правопорядка усиливают порядок, а правоохранительные органы охраняют его.

Не исключено, что приговор будет отменен как ничтожный и незаконный. Накануне в СМИ (начала “Газета.ru”) появилась информация, что судью Данилкина какие-то люди в штатском забрали в субботу из дома и отвезли в Мосгорсуд, где ему делались строгие указания. Если это подтвердится, то такое грубое нарушение “тайны совещательной комнаты” автоматически приведет к отмене приговора.

...В зале суда почти не было публики. Там было десятка полтора приставов и офицеров спецназа в чёрной форме (некоторые с автоматами, а некоторые такие, которые голыми руками справятся с взводом автоматчиков). В зал пропустили родителей Ходорковского, родных Лебедева, даму (которая депутат и Бундестага, и Европарламента), сотрудников мировых информационных агентств. Прорвались и некоторые журналисты. Рядом со мной сидел мужик из “Нью-Йорк таймс” — американец, говорящий по-русски; он ничего не понимал, его совершенно изумило, что он не может расслышать слова приговора. Он небось подумал, что это нарочно. А Данилкин просто бережёт силы и голос. Читать ему еще долго. Срок он назовёт в последнюю минуту. А потом, в соответствии с законом, спросит: “Подсудимые, вам понятен приговор?”. Может быть, люди в клетке ответят: “Господин судья, мы его не слышали”. Но, может быть, они будут настолько вежливы, что употребят выражение “ваша честь”.

 

Ходорковский и Лебедев виновны

Смотрите видео по теме

Сюжет:

Дело ЮКОСа