Младенец под ключ

Как корреспондент “МК” искала суррогатную мать

03.06.2011 в 16:37, просмотров: 11078

Суррогатные дети в нашей стране сегодня “производятся” весьма интенсивно. По статистике, в России их уже не одна тысяча. “Рожают” бесплодные пары, “рожают” одинокие мужчины, даже было несколько случаев, когда бабушки рожали себе внуков от ушедших из жизни сыновей. Но активно работающий инкубатор до сих пор не отлажен. В России не существует хоть сколько-нибудь внятного закона о суррогатном материнстве. Заинтересованные стороны обычно ищут друг друга “методом тыка” — как повезет. Где они ищут, как ищут и что находят? Корреспондент “МК” проверил это на собственном опыте.

Младенец под ключ

На это исследование меня сподвигло заявление подруги. Эта 40-летняя “гламурка”, жена обеспеченного человека, решила подарить мужу второго ребенка (их дочери уже 21 год). Когда я спросила, не боится ли она беременности и родов в таком возрасте, Аня усмехнулась:

— Не стану же я рожать сама! Просто найму суррогатную мать. Это все несложно, вот только, конечно, надо здоровую найти.

Впечатлившись разговором, я навожу общие справки по теме. И узнаю, например, что для того, чтобы воспользоваться услугами суррогатной матери, нужна справка от гинеколога, что женщина сама родить не может, — иначе это будет противозаконно.

— Справку сделать не проблема, — отмахивается в ответ на мои сомнения Анна. — Как и все остальное. Незамужним тоже якобы нельзя к этому делу прибегать. А вот моя знакомая прекрасно родила: она фотомодель, денег зарабатывает немерено, никакой муж не нужен. И ребеночка захотела — но ей же фигуру портить нельзя! Оплодотворили ее яйцеклетку спермой кого-то из любовников, а потом подсадили наемному “инкубатору”. В итоге и фигура в порядке, и ребенок отличный!

Утроба напрокат

Решив проверить слова подруги на деле, принимаюсь за собственное расследование. Вскоре я узнаю, что существует целый ряд “обкатанных” гражданами способов поиска сурмам.

Способ 1: только у нас! В Интернете полно сайтов специализированных центров, клиник и юридических компаний (обычно “все в одном флаконе”), называющих себя “пионерами суррогатного материнства”. Выбираю самый солидный, звоню.

Моя первая версия наиболее корректна: мне 40 лет, я замужем и хочу ребенка, но, увы, имею медицинские противопоказания к вынашиванию.

Специалист-”суррогатник” бодро сообщает мне, что никаких проблем нет.

— Если вам не нужно донорство, то вам даже не важно, как будет выглядеть сурмама! Вы сможете относиться к ней как к обычной няне — с той разницей, что эта няня станет заботиться о вашем малыше не после родов, а до них. Главное, чтобы она была здорова. А это мы проверяем очень пристально.

Я интересуюсь: что значит “донорство”? ”Суррогатник” объясняет, что суррогатное материнство может иметь разные формы. Чаще востребовано так называемое гестационное, когда в матку “инкубатора” вводят оплодотворенную яйцеклетку заказчицы. До этого она оплодотворяется в пробирке спермой мужа клиентки и, соответственно, состоит из гамет генетических родителей — яйцеклетки и сперматозоида. В этом случае сурмама служит лишь “утробой напрокат” и, кроме здоровья, никакие ее генетические особенности на плод влиять не будут.

Но когда женщина, желающая стать матерью при помощи суррогатной помощницы, по каким-либо причинам не может предоставить свою яйцеклетку, то можно использовать яйцеклетку суррогатной матери.

— Если она оплодотворяется спермой вашего мужа, то получится, что это как бы общий ребенок его и сурмамы, — втолковывает мне “суррогатник”. — Это мало кому понравится. Поэтому в таких случаях наши клиенты обычно просят подобрать им двух разных женщин — донора яйцеклетки и суррогатную мать. В этом случае важно, как женщина-донор выглядит, потому что новорожденный будет иметь к ней биологическое отношение.

— А где взять сурмаму? И сколько это будет стоить?

— У нас предлагаются разные пакеты услуг. Самый дорогой включает подбор суррогатной матери, ведение беременности и полное юридическое сопровождение, что очень важно. В деле суррогатного материнства есть очень узкие юридические места, которые важно заранее подробно обговорить и прописать. Иначе со стороны сурмамы возможны как просто отказ отдать вам ребенка, так и шантаж. Этот пакет стоит 1 миллион 800 тысяч рублей и включает в себя все расходы. Самый дешевый пакет — когда женщину, готовую выносить для вас ребенка, вы находите сами. Соответственно, сами договариваетесь с ней и о размере компенсации. Мы же обеспечиваем только юридическое сопровождение, оно обойдется вам всего в 40 тысяч рублей. Проверить здоровье будущей сурмамы вы сможете в нашей клинике, но за отдельные деньги.

Меня приглашают на консультацию ценой в 3500 рублей, где обещают составить “рыбу” договора и объяснить все возможные варианты развития событий в соответствии с законом.

Почем материнская плата?

Разоряюсь на консультацию, на которой мне объясняют, насколько важно грамотно составить договор с суррогатной матерью, что должны быть прописаны не только обязательства каждой стороны, но и штрафные санкции в случае отказа от их выполнения. В том числе в договор обязательно должен быть внесен юридический отказ сурмамы от ребенка.

Ламара Келешева с одним из своих малышей.

Кроме того, мне порекомендовали выплату компенсации делать только после того, как суррогатная мать внесет наши с мужем имена в качестве родителей в загсе.

В “рыбе” договора также указано, что заказчики (биомать и биоотец) обязуются обеспечить сурмаме комфортные условия в течение всей беременности и врачебный контроль. Однако гонорар мамы-инкубатора в договоре не упоминается вовсе.

— Почему? — любопытствую я.

— Ну знаете, это как раз тот узкий момент, о котором вас предупреждали… — мнется представитель клиники. — Компенсация сурматери включена в стоимость большинства наших “пакетов”. С юридической точки зрения разумнее разложить сумму гонорара сурматери по разным пунктам — медицинские услуги, компенсация потери в заработке, особенности питания, консультации психолога, аренда благоустроенной квартиры для нее и прочее…

Как позже объясняет мне независимый юрист Екатерина Румянцева, которой я показываю полученную в клинике “рыбу”, о гонораре сурматери в договоре не упоминается, потому что коммерческое (именно коммерческое!) суррогатное материнство не только запрещено российским законодательством, но и попадает под статью о торговле детьми. Вот и весь секрет, почему в “рыбе” так подробно расписано, какого качества черную икру я должна подносить по утрам сурмаме и у каких элитных врачей ее обслуживать. Из моих издержек якобы на дорогие продукты и супердорогое медобслуживание и складывается немалый гонорар. Также юрист предупреждает: даже самый подробнейший договор в момент передачи родившегося малыша генетическим родителям становится юридически ничтожным!

Оказывается, все просто: Семейный кодекс РФ исходит из принципа, что матерью ребенка является именно та женщина, которая его родила. То есть генетические родители полностью зависят от доброй воли сурмамы: если она вдруг не захочет подать заявление в загс о том, чтобы в качестве родителей была записана пара “заказчиков”, ребенок останется с ней. По словам юриста, именно этот пункт “исполнительницы” частенько используют для шантажа “заказчиков”. Когда ребенок появляется на свет, оговоренная сумма компенсации вдруг начинает расти как на дрожжах. А выход тут один — искать честную суррогатную мать.

Не щадя живота своего

Юрист Екатерина Румянцева подтверждает слова моей подруги Ани: процедура подсадки эмбриона в организм другой женщины может быть проведена законно только в том случае, если у заказчицы имеется официальный муж и однозначный диагноз — “бесплодие”.

Спустя три дня, изменив голос, звоню в ту же клинику, которую посещала:

— Здравствуйте, я бы хотела воспользоваться услугами суррогатной матери…

— Конечно, вы позвонили именно туда, куда надо!

— Но только я не замужем и у меня нет бесплодия. Я просто боюсь рожать сама! Можете ли вы мне помочь?

Повисает пауза.

— Не знаю, не знаю… — наконец отвечают мне на том конце провода. — То, что вы не замужем, еще ладно. Но справка, что вы не можете родить сами, необходима.

— А кому эту справку нужно представлять? Вам же? — намекаю я. — И вообще, я знаю, что при помощи вашей клиники “родил” неженатый мужчина. У него не было ни жены, ни диагноза.

— Да, сначала районный загс отказался регистрировать “суррогатного” ребенка, ссылаясь на то, что он не мог родиться у одинокого мужчины! Но стараниями наших юристов Тверской суд признал этот отказ незаконным и обязал загс зарегистрировать папашу в качестве единственного родителя. В графе “мать” у новорожденного малыша стоит прочерк. Кстати, это уже второе свидетельство о рождении с прочерком в графе “мать”, выданное в Москве. Но диагноз “бесплодие” необходим — как основание для применения суррогатной программы. У нашего одинокого папаши требуемый “диагноз” налицо — отсутствие женских половых органов! Что касается вас… Вы можете подъехать и обследоваться у наших врачей. Вдруг у вас действительно что-то не в порядке? У нас обследование, конечно, не дешевое, но очень профессиональное…

Что ж, намек понят: все решаемо. Что надо, то и найдут.

Способ 2: кумовство. Если здоровье потенциальной сурмамы можно проверить, то как проверить ее на честность, которая, как выяснилось, не менее важна?

Когда в современном обществе только начиналась дискуссия об узаконивании суррогатного материнства, предполагалось, что рожать детей для бесплодных пар могут только их родственники. И до сих пор многие считают, что вынашивание ребенка лучше всего доверять родне или хорошим знакомым.

— Но и тут следует быть осторожной, — предупреждает психолог Денис Токарь. — В отличие от “посторонних” сурмам, которые подписывают отказ от ребенка сразу после его появления на свет, близкие подруги или родственники могут стремиться принимать участие в воспитании малыша.

Однако найти желающих заняться таким тонким делом в узком ближнем кругу, ясное дело, крайне сложно. Если… если только у вас нет восточной родни. Любопытства ради я задала такой вопрос по телефону своим родственникам из Туркмении. И вдруг почти все двоюродные, троюродные и пр. “седьмая вода на киселе” выразили готовность выносить для меня малютку! Мне наперебой предлагали красивых и здоровых племянниц, дочек и даже снох. Причем выносить и родить мне “бейбика” они обещают совершенно бесплатно, исключительно ради любви к искусству.

Способ 3: крибле-крабле — блин! Я оставляю свои контакты на многочисленных сайтах, посвященных суррогатному материнству. Через пару дней мне звонит оптимистичная женщина Наталья Ивановна, агент по подбору сурматерей.

— Проблема в том, что я не замужем и не бесплодна, — с ходу озадачиваю я собеседницу.

Но она вовсе не озадачивается:

— Не хотите мучиться? Я вас понимаю. Мужа нет? Ну а друг сердечный найдется? Или донора будем искать хорошенького? — хихикает агентесса.

— Но мне сказали, что без свидетельства об официальном браке и без справки о бесплодии сурмаму нанять нельзя…

— Да ладно, — рокочет Наталья Ивановна. — Я замуж вас выдам по-быстрому — фиктивно, разумеется. И справку о бесплодии сделаем. А в остальном — у меня обширный банк сурмамочек, все здоровые, красивые и честные. Я работаю с лучшими клиниками. Как только определимся с донором спермы, можно сразу на забор яйцеклетки.

— А как я могу увидеть ваших мамочек?

— Ну вот приедете ко мне договорчик подписывать, я вам вызову нескольких — и будете выбирать. Мое условие — 50% оплаты сразу. Остальное — по ходу пьесы.

Пытаюсь сориентироваться в цифрах. По словам бодрой Натальи Ивановны, гонорар самой “дешевой” из ее мамочек составляет 15 тысяч долларов.

— Просто у нее своих детей нет, поэтому она подешевле, — поясняет агентесса. — А так девочка хорошая, скромная, без вредных привычек.

Помимо гонорара мамочке в счет, выставляемый агентом, входит плата за фиктивные справки, медицинские услуги “в лучших клиниках” и процент самой Натальи Ивановны. А еще гонорар донору спермы, если я так и не сыщу “сердечного друга”. По моим самым скромным подсчетам, в первую выплату я должна отнести этой фее, для которой ничего невозможного нет, никак не меньше 20 тысяч зеленых! А что будет потом — одному богу известно.

Способ 4: пинская Ляля. В Сети объявлений от желающих стать сурмамами навалом. Интересно, что редкие сурмамы сразу объявляют цену на свои услуги. Чаще предлагают клиентам “написать свои условия”. Обращаю внимание, что на многих довольно свежих объявлениях (от апреля и мая) уже стоит пометка “вакансия закрыта”. Значит, сетевые сурмамочки пользуются спросом.

Вот только некоторые из “резюме” (орфография и стилистика сохранены):

Готова стать вашей суррогатной мамочкой. Москвичка, 28 лет, вредных привычек нет, своих двое детишек. Остальное при личной переписке или беседе — эл. адрес, моб. телефон.

Стану суррогатной мамой вашему малышу. Мне 30 лет, двое детей, сыну 11, дочке 7 лет. Роды естественные. Группа крови 1 +. Табак, алкоголь, наркотики не приемлю. Муж не против. Живу в г. Тольятти.

Хочу стать сурмамой, ищу биородителей. Проживаю в Казахстане г. Усть-Каменногорск. 29 лет, рост 168, вес 68. Образование — учитель мл классов. Русые волосы, карие глаза. Русская, имею 2 х здоровых детей, рожденных естественным путем (4 кг и 3.800 кг), замужем. Кровь 1 +. Вредных привычек не имею. Наследственных заболеваний нет. Вознаграждение 20000 долл (двое — 25000 долл), +50000 т в месяц. Порядочность и ответственность гарантирую. Рассмотрю ваши предложения.

Ляля, Пинск. Живу в Беларуси. Рожу вам отличного малыша всего за 10 тыс. $. Звоните скорее!

Многочисленное потомство Келешевой.

Позвонив нескольким потенциальным сурмамам, обещающим огласить свои условия “при личной беседе”, я узнаю, что ниже 20 тыс. $за бейбика ни одна из них не опускается. Кроме того, почти все они из провинции, а это для столичного клиента означает еще и “попадание” на аренду московской жилплощади. Не будет же кто-то держать сурмаму в собственной квартире! И только Ляля из белорусского Пинска кажется настоящим ангелом бескорыстия. Звоню ей. Девушка оказывается бойкой и сразу объясняет, почему сбивает цену другим сурмамам:

— У меня, если честно, своих детей нет. Мне же 23 года всего. Но я хорошая, симпатичная, честное слово! Не пью даже пиво, а курила совсем чуть-чуть, еще в школе. Я вам хорошенького ребеночка выношу, клянусь! Мне так деньги нужны! Хотите, я к вам в Москву приеду. Поживу у вас, и вы убедитесь, что я порядочная, здоровая, не пью, не гуляю.

Ах, прелестная, честная и открытая, прагматичная белорусская красавица!

— Если вы решитесь довериться Интернету, обязательно заставьте выбранную кандидатку пройти полное обследование в соответствии с требованиями 67-го приказа Минздрава РФ (основной документ, определяющий порядок проведения программ по суррогатному материнству. — Ж. Г. ) в выбранной вами, а не ею, клинике, — предупреждает юрист Екатерина Румянцева.

Одиночество — порок?

Отсутствие четкого закона о суррогатном материнстве в России привело к неприятному юридическому казусу, омрачившему счастье 57-летней Ламары Келешевой, в январе этого года ставшей бабушкой сразу четверых внуков.

Сына Ламары Феохаровны, Михаила, три года назад сгубила страшная болезнь — рак. Пережить его смерть матери помогла одна мысль: у Миши обязательно должны быть дети, пусть даже они родятся, когда отца уже нет в живых. Дело в том, что перед курсом химиотерапии у онкобольных мужчин забирают на криоконсервацию сперму — тяжелое лечение часто сводит к нулю возможность отцовства. И после смерти сына Ламара Феохаровна решила прибегнуть к программе суррогатного материнства, дабы иметь внуков и продолжить свой род на земле.

Муж Келешевой решения супруги не одобрил и незадолго до рождения внуков разошелся с ней. Это в дальнейшем и стало камнем преткновения в деле оформления свидетельств о рождении малышей.

Деньги на двух — для надежности! — суррогатных матерей и донора яйцеклетки собирала вся многочисленная родня. Обе мамочки забеременели с первой же попытки искусственного оплодотворения. И обе в январе 2011 года, с разницей в два дня, произвели на свет по двойне: Иоанниса с Феохарисом и Михаила с Марией.

Счастливая бабушка Ламара Феохаровна (она, кстати, сама врач, доктор медицинских наук) полна энтузиазма и уверена, что сил и средств на четверых внуков у нее хватит с лихвой — особенно когда есть такая большая и дружная семья. Вот только одна проблема: малыши, которым уже пять месяцев, до сих пор не зарегистрированы официально. Загс Бабушкинского района Москвы отказал записать Келешеву матерью детей, поскольку она в разводе, а воспользоваться программой суррогатного материнства могут только супруги. Бабушкинский суд, куда обратилась Ламара Феохаровна, также отказал ей в праве быть матерью. И это притом что меньше года назад тот же суд разрешил зарегистрировать ребенка одинокому отцу, родившему с помощью сурмамы. Совершенно непонятно, почему настолько по-разному один и тот же суд трактует один и тот же закон в двух аналогичных случаях.

Но Ламара Келешева не сдается (а что ей еще делать?) и обратилась с жалобой в Мосгорсуд.

Основные “засады” в деле суррогатного материнства:

— подделка медицинских справок потенциальных суррогатных матерей. В этом случае беременность может не наступить, прерваться, произойти мертворождение или же ребенок родится нездоровым;

— предоставление в качестве потенциальных сурмам уже беременных девушек, которых отговорили делать аборт (может осуществляться в сговоре с врачами);

— подсадка чужих или донорских эмбрионов;

— шантаж прерыванием беременности или тем, что сурмама не отдаст ребенка, с целью вымогательства дополнительных денег;

— шантаж разглашением информации о родителях или угрозой сообщить ребенку, кто его в действительности выносил.

Бывают и такие случаи, когда вообще никаких медицинских манипуляций не проводится, а родителям регулярно сообщают, что очередная попытка не удалась.