"Умершая" в Турции россиянка может прийти в себя

Такие случаи в практике российских врачей случались

22.06.2011 в 16:54, просмотров: 17939

Из Турции пришла новость о еще одной жертве отравления суррогатным алкоголем. Врачи госпиталя "Акдениз" констатировали смерть головного мозга россиянки Виктории Николаевой. По российским законам это означает смерть всего организма. Впрочем, как утверждают эксперты "МК", это не бесспорное мнение — во врачебной практике бывали случаи "воскрешения".

фото: В КОНТАКТЕ

На личной страничке Виктории в соцсети написано: “Берегите родину, отдыхайте за границей!” Еще один слоган: “Я люблю Турцию”. И запись: “Еду в Бодрум”. Совсем недавно, 29 апреля, девушке исполнилось 23 года. На данный момент жизнедеятельность других органов пациентки искусственно поддерживается аппаратами. В Турции находится мать Виктории.

Специалисты утверждают, что в данной ситуации выход девушки из комы возможен в 1% из 100. Для родных пострадавшей от яда эта цифра – последняя надежда.

— Если речь пойдет о репатриации Виктории, скорее всего, этим займется страховая компания, ведь дело громкое. Сейчас идет следствие, новых данных у меня нет, - говорит пресс-секретарь Российского союза туриндустрии (РСТ) Ирина Тюрина.

Напомним, что Виктория родом из Ярославской области, в Турции находилась на отдыхе. Во время экскурсии на яхте девушка, как и остальные туристы, выпила поддельный виски марки Mister Burdon с содержанием метанола. В результате 20 туристов (все - граждане России) получили пищевые отравления различной степени тяжести. Людей мучили тошнота, рвота, головная боль и галлюцинации.

Вскоре четверо из них скончались. Мария Шаляпина, Айгуль Заляева и Александр Жучков умерли в турецких больницах, а Марина Шевелева - в московской клинике.

Как выяснило следствие, поддельное спиртное было ввезено в Турцию с Северного Кипра и реализовано на местном рынке. Всего продано около 12 тысяч бутылок отравленного виски в Анталье, Мугле, Мерсине и Анкаре. Полиция Турции изъяла 7 тысяч бутылок поддельного алкоголя и арестовала 22 человека в рамках расследования гибели россиян на турецком курорте.

Неделю назад были арестованы трое главных обвиняемых по делу об убышленном убийстве: бармен, сотрудник компании, ответственный за приобретение алкогольных напитков, владелец яхты и управляющий компании.

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

Юрий Бузиашвили, академик РАМН, заместитель директора НЦ СХХ им. А.Н. Бакулева, главный кардиолог г. Москвы:

— По российским законам человек считается умершим после констатации смерти головного мозга. Но тело, если поддерживать пациента с помощью аппаратов искусственного жизнеобеспечения и лекарствами, может еще функционировать. Слабо, но будет работать сердце, выделительная система и т.д. Человек в таком состоянии может просуществовать очень долго. В России и в мире есть случаи, когда человек таким образом живет 8-10 лет и более. В нашей клинике был случай, когда девушка в таком состоянии пролежала 2,5 месяца и потом умерла.

Давид Иоселиани, директор Московского научно-практического центра интервенционной кардиоангиологии, д.м.н., профессор:

— Вопрос остается спорным. В России законы такие, что можно и так, и так. Но официально у нас нет такого закона, чтобы кто-то из врачей или родственников своим решением остановил реанимационные мероприятия. Даже если констатирована смерть головного мозга, доктора ждут до последнего, до того момента, когда полностью остановится кровообращение. Насколько это правильно, трудно сказать. В нашей клинике лежал молодой парень, у которого была констатирована смерть головного мозга. Но врачи его реанимировали, подлечили. В нашей клинике он жил еще два месяца, затем был переведен в другое медучреждение. Но надо иметь в виду, что человек в таком состоянии остается, грубо говоря, «овощем». Хотя для родственников всегда это очень болезненный вопрос. И в самом деле, другой случай в нашей клинике говорит о том, что торопиться отключать от аппаратуры не надо. Чудеса случаются. В нашем же Центре пациент на восьмые-девятые сутки “очнулся”, и что самое парадоксальное — он, будучи в коме, помнил, что происходило в реанимации. Через некоторое время он, получив лечение, был переведен в обычную палату, а затем и выписан домой.

Александр Бронштейн, - генеральный директор Центра эндохирургии и литотрипсии (ЦЭЛТ), академик РАЕН, профессор, заслуженный врач РФ:

— Официально закона об эвтаназии в России нет (отключение человека от аппаратуры искусственного поддержания его жизни и есть эвтаназия, такие законы есть в Бельгии и в Швейцарии). В нашей стране это уголовно наказуемое дело. И даже если человек сам написал завещание о подобном исходе после какой-то экстремальной ситуации, то и в этом случае врачи не имеют права отключать аппаратуру, так как возможно человек это сделать под давлением после подписания каких-то финансовых документов и т.д. Когда-то я тоже был категорически против отключения пациента от аппаратуры искусственного поддержания жизни, так как в России это могут сделать за взятку в 100 рублей. Но теперь пересмотрел свою позицию. Если у пациента, например, рак с метастазами, он обречен, страдает, то не стал бы препятствовать.

 

Гибель россиян в Турции. Хроника событий