Группы товарищей по несчастью

“МК” выяснил, какие сообщества анонимной самопомощи есть в Москве

29.06.2011 в 17:43, просмотров: 7470

Они не боятся говорить про себя “я больной”. Более того, уверяют, что именно тогда, когда смогли осознать и принять этот факт, и началось их чудесное выздоровление. Чудесное — потому что, несмотря на научное обоснование, сами для себя эти люди не могут объяснить, почему больше не пьют, не колются, не проигрывают деньги в казино... Они — анонимные. И их так много, что порой кажется, любой человек при желании мог бы вписаться в одну из этих категорий. Если об анонимных алкоголиках и наркоманах мы не раз слышали, то, например, об анонимных обжорах или сексоголиках, очевидно, знают единицы. “МК” выяснил, какие группы “анонимщиков” есть в Москве, и познакомился поближе с некоторыми из их участников.

Группы товарищей по несчастью

Жить, чтобы есть

С Николаем мы встретились в кафе. Приятный респектабельный мужчина с располагающей улыбкой заказывает зеленый чай и свежевыжатый сок. Никакой выпечки или бутербродов! Вот уже три года Николай посещает сообщество анонимных переедающих и ведет здоровый образ жизни. То, что еда превратилась в зависимость, понял не сразу. Говорит, для этого нужно было дойти до дна.

— В какой-то момент еда для меня стала единственным способом снять стресс, — рассказывает Николай. — Как только нервничал или чувствовал себя плохо, сразу хотел это состояние “заесть”. Причем ел всякую гадость: уличную шаурму, курицу-гриль, хот-доги. Потом мне становилось плохо, но на следующий день все начиналось снова. Постепенно потребность в еде стала возникать вне зависимости от того, понервничал ли я. Например, шел с работы и покупал в магазине нарезку копченой колбасы. От магазина до подъезда — метров 200, но за столь короткий промежуток я успевал все это съесть. Пытался голодать — бесполезно. Наоборот, на фоне этого началась депрессия. Однажды я стоял на службе в храме и вдруг почувствовал себя огромной надутой сосиской, которая не может пошевелиться. Мне показалось, как будто внутренние органы давят на меня изнутри и сейчас разорвут. Так наступило прозрение: все, это конец, дно…

О группах самопомощи Николай уже знал, потому что до того, как подсесть на еду, успел пройти испытание “зеленым змием” и излечиться от пагубной страсти, которой страдал 12 лет, с помощью сообщества анонимных алкоголиков. На четвертом году трезвости организм, привыкший к “легким радостям”, стал требовать альтернативы. Ею и стало обжорство. Однако избавиться от этой зависимости оказалось сложнее, чем от алкогольной. В те годы в Москве была всего одна группа анонимных переедающих, но ничего общего с теми, что действуют сейчас, она не имела. Николай оказался единственным мужчиной на собрании, где 10 пышнотелых дам плакались по поводу своей несчастной доли и жаловались друг другу на то, что опять сорвались на булочки и переели кашки. И Николай решил действовать сам: нашел иностранный сайт, где общались анонимные переедающие, с помощью знакомой переводчицы стал переводить зарубежную литературу по теме, нашел соратницу по переписке, которая стала его наставницей в деле излечения. У анонимных это называется “спонсорство”.

Конечно, были и срывы. Как-то раз Николай купил все ту же пресловутую колбасную нарезку и уже хотел, забыв про условности, съесть одним махом. Но только приготовился к трапезе, как зазвонил телефон. Звонила женщина из группы анонимных обжор, которая до этого никогда не проявлялась. Слово за слово — и он вдруг понял, что уже не хочет есть. Говорит, как Бог отвел. Хотя по-прежнему не может объяснить для себя, в чем же секрет.

Спрашиваю:

— А в какой же момент наступает осознание того, что уже можно забыть о группах?

— Никогда. Я их должен всю жизнь посещать. Потому что я больной — алкоголик и переедающий, и это не исправишь.

— Получается, от групп тоже зависимость?

— Скорее, поддерживающая терапия…

Секс сексу рознь

Пожалуй, самая закрытая группа — анонимные сексоголики. “Мне бы ваши проблемы”, — скажет каждый второй. Но когда вчитываешься в сообщения с профильных форумов, сексуально зависимых становится искренне жаль. Свои симптомы они описывают так. “Мы стали настоящими сексоголиками — секс с собой, беспорядочные сексуальные связи, измены, зависимые отношения… Мы могли быть “свободны”, только когда занимались “этим”. Наша зависимость делала настоящую интимность невозможной, мы не могли испытывать настоящее единение с кем-то”.

С одним из сексоголиков мне удалось пообщаться по телефону. Он, как и Николай, страдает двойной зависимостью. Избавившись от “игольной” кабалы с помощью группы “Анонимные наркоманы”, нашел альтернативу в беспробудном сексе.

— Когда я после 13 лет мучений смог бросить иглу, мной овладела похоть, — рассказывает Иван. — Я перестал воспринимать жену как любимую женщину, смотрел на нее только как на объект для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Когда она мне отказывала, я злился и чувствовал ломку. Шел на улицу, “снимал” первую попавшуюся и удовлетворял желание. Потом стало еще хуже. Я мог проснуться посреди ночи с чувством сексуального голода, будил жену, и, если она не хотела мне помочь, я ее насиловал. Сам себе был противен в эти моменты, но ничего не мог поделать. В конце концов она от меня ушла. Тогда я засел в Интернет, на порносайты. Проводил там дни и ночи, не в силах оторваться. Я ни с кем не общался, не работал. Когда у меня закончились деньги, мне стало нечем платить за Интернет и не на что “снимать” проституток. Меня ломало изнутри, я понимал, что уже не способен на нормальные отношения. И самое страшное, что мне опять захотелось уколоться…

От опрометчивого шага Ивана спасли “Анонимные наркоманы”. На одном из собраний он решился рассказать о своей побочной проблеме, и выяснилось, что она актуальна не только для него. Но в группу анонимных сексоголиков приняли не сразу. Сперва провели собеседование. Там трепетно следят за тем, чтобы среди посетителей не было случайных людей, приходящих на собрания забавы ради. Уж больно тема для подколов благодатная!

Глупо думать, что люди, сумевшие побороть свою пагубную зависимость, застрахованы от рецидивов на все 100%. Золотое правило всех анонимных групп: “Огради себя сам”. То есть специальные испытания силы воли себе никто не устраивает. Наоборот, алкоголики стараются избегать компаний, где распивают вино, наркоманы за три версты обходят знакомые притоны, переедающие не слишком жалуют рестораны… А сексоголики, которых опасность подстерегает практически на каждом шагу, даже собрания групп устраивают по принципу “мальчики — налево, девочки — направо”. Чтоб лишний раз не искушать судьбу.

фото: Кирилл Искольдский

Главное — поверить

Чтобы попытаться понять, в чем сила анонимных групп, отправляюсь на собрание. По совету Николая, который соглашается меня сопровождать, выбираю анонимных алкоголиков. Причем другим для чистоты эксперимента свое нелегальное присутствие никак не афиширую. Обычно журналистов и прочих любопытствующих лиц ждут в специальные, общие дни, так называемые открытые собрания.

Николай сразу предупреждает: “Вас никто не будет заставлять о себе ничего говорить. Все — по желанию. Вот только представиться нужно будет обязательно. Таков порядок…”

Весь день морально готовлюсь, отбиваясь от “добрых” советов коллег из серии: “Давай мы тебе фингал под глазом нарисуем — точно за свою сойдешь”. Мне почему-то кажется, что меня сразу раскусят. Интуитивно выбираю наряд попроще и поскромнее. Впервые в жизни ликую, что попадаю под дождь. Жалкий вид мне только на руку!

Однако как только мы с моим сопровождающим спускаемся в подвальчик, где проходят собрания, тут же становится понятно, насколько стереотипны мои представления об анонимных алкоголиках. Конечно, среди присутствующих замечаю несколько человек со следами запойного прошлого (и настоящего!) на лице, но в основном в зале самые обычные люди.

Собрание начинается с того, что всех просят представиться. Странно наблюдать за тем, как все эти внешне благополучные люди говорят о себе: “Я — алкоголик”. Каждое представление сопровождается дружным: “Привет, Саша! Привет, Даша! “— и аплодисментами. Мне, как пришлому элементу, это кажется забавным и слегка наигранным. Но сразу заметно, насколько искренне люди в это верят, ни о каких смешках и улыбках речи не идет. Меня же начинает преследовать ощущение того, что я нахожусь на заседании какой-то очень доброй секты.

Еще больше оно усугубляется, когда все по очереди начинают читать 12 шагов и 12 традиций анонимных алкоголиков. Слово “Бог” присутствует почти в каждой позиции. “Мы приняли решение перепоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимали”, “полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от наших недостатков”… Наверное, чтобы воспринимать происходящее серьезно, нужно очень сильно хотеть излечиться.

Когда мы с Николаем вышли на улицу после собрания, я честно призналась, что так и не поняла, как это работает и почему после прочтения каких-то 12 шагов пропадает всякое желание пить. Ну не зацепило меня, не пробрало! Его ответ снова не внес ясности: “Мне тоже поначалу было непонятно, тем более что трезвым я был всего несколько дней. Но после первого же посещения ощутил, что меня больше не тянет выпить. Для меня самого это загадка. Правда…”

Наверное, нам, со стороны, это действительно не понять. Или просто нужно очень сильно поверить? Другого объяснения лично я не вижу.

При желании каждый может причислить себя к анонимным эмоционалам.

Какие еще группы есть в Москве

Помимо анонимных алкоголиков, наркоманов, обжор и сексоголиков есть еще такие группы, как анонимные игроки, должники, трудоголики, шопоголики, курильщики, больные ВИЧ. Существует также целый ряд сообществ для людей, объединенных общим недугом, — созависимость. Ал-Анон — это содружество жен, мужей, родителей и друзей алкоголиков. Алатин — сообщество молодых людей, на чью жизнь повлиял алкоголизм кого-то из близких людей. Также есть группа “Взрослые дети алкоголиков”, где собираются люди, чье детство прошло в семье с пьянством. Нар-Анон создана для родственников и друзей наркоманов, И-Анон — для близких азартных игроков.

Пожалуй, самые странные и загадочные объединения — это анонимные эмоционалы и депрессивные. Пообщаться с кем-то из них и понять, что это за люди, мне не удалось. Однако, побывав на их сайтах, я сделала вывод, что при желании под это определение подпадает каждый второй. Вот какой тест предлагают пройти анонимные депрессивные для тех, кто сомневается: записываться ли в их нервные ряды.

Испытывали ли вы:

1. Резкое изменение в аппетите (потерю или прибавку в весе).

2. Нарушения сна (слишком длительный сон или наоборот), необычно раннее пробуждение.

3. Постоянное чувство усталости.

4. Взбудораженность или слишком бурную активность.

5. Потерю интереса к повседневной деятельности и/или снижение интереса к сексуальной жизни.

6. Изоляция от других людей и желание быть одному большую часть времени.

7. Плаксивое настроение / неспособность плакать.

8. Провалы в памяти.

9. Нерешительность.

10. Страх сойти с ума.

11. Нежелание совершать что-либо, связанное с риском.

12. Мысли о самоубийстве.

В конце выносится вердикт: “Если вы или кто-либо, кого вы знаете, испытывает по крайней мере ЧЕТЫРЕ из этих симптомов депрессии в течение более чем двух недель, обратитесь за помощью в АНОНИМНЫЕ ДЕПРЕССИВНЫЕ! “Не знаю, как вы, а я ответила положительно более чем по четырем позициям. Видимо, совсем плохи мои дела…

А вот что пишут о себе те, кто считает себя эмоционалами.

“Я не плачу на похоронах. Я не плакала, когда у моей подруги умерла дочь. Я как будто лишилась способности чувствовать. Когда я начинаю думать, что же я чувствую, то понимаю, что чувствую часто раздражение, грусть, равнодушие. Мне плохо от этого, я хочу, чтобы у меня была живая жизнь. Я хочу вылечиться, я понимаю, что я больна…”

“У меня такая проблема — я завишу от переживания положительных эмоций, т. е. всячески доставляю себе удовольствие, постоянно влюбляюсь и причем так бездумно — просто растворяюсь, испытывая чуть ли не оргазм от переживаемых чувств. Длится это недолго, дня два, а потом начинается полное отвращение к человеку. И снова по новой. Я постоянно ищу кайфушки. А когда кайфую, меня всю трясет. Нервное такое возбуждение…”

И есть много таких, которых подобные откровения цепляют по-настоящему. Иначе откуда бы брались все эти “анонимные москвичи”?

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

ПОЧЕМУ ЭТО РАБОТАЕТ

Олег Зыков, президент фонда “Нет алкоголизму и наркомании”, член Общественной палаты РФ:

— Для того чтобы начать выздоравливать, человеку с алкогольной или иной зависимостью необходимо оказаться среди людей, имеющих положительный опыт избавления от такого же недуга. Одно дело, когда на пороге клиники тебя встречает холеный врач, и совсем другое, если на его месте оказывается человек, сумевший сам справиться с пагубной страстью. Вот он живой пример. Он был таким же, как ты. Так почему же у тебя не должно получиться? В общении с себе подобными люди находят альтернативу употреблению наркотика. И они не просто трезвы, они счастливы в своей трезвости.

ПОЧЕМУ ЭТО НЕ РАБОТАЕТ

Игорь Бареев, психолог:

— Главный принцип работы анонимных групп — это самовнушение. Но побороть биологическую зависимость за счет одного лишь самовнушения нереально. К тому же далеко не все способны развить в себе этот навык самостоятельно. Таким людям нужна постоянная психологическая поддержка и контроль. И еще один важный момент. Все эти группы работают по принципу добровольности. Много ли вы встречали зависимых людей, которые признают свой порок и изъявляют желание от него избавиться? Таких единицы. Основная масса отрицает болезнь, продолжая мучить себя и окружающих. Механизм привлечения в группы совершенно не отработан.