Дело индивидуального пошива

«Портные» из ОВД «Замоскворечье» перекроили семейный скандал в разбой

25.10.2012 в 17:52, просмотров: 15819

В нашей стране хромает производство: обувь, плюшки, машины, лекарства — все импортное. Но есть товар, который сходит с конвейера бесперебойно, — это сфальсифицированные уголовные дела.

Дело индивидуального пошива
Слева направо: Денис Калиновский, Вера Абакумова, Татьяна Калиновская, падчерица Дениса и Алексей Черненко.

Вера Абакумова родилась в Москве. В начале 80-х ее мать Татьяна Калиновская приехала в столицу из Львова и устроилась работать на «Рот-Фронт». В первом браке у Татьяны родился сын Денис Калиновский. Но жизнь с мужем не заладилась, и они развелись.

Второй раз Татьяна вышла замуж за человека редкой профессии: Валентин Абакумов работал водолазом-спасателем на Ленинских горах. И в 1996 году у них родилась дочь Вера. Татьяна, ее муж, мать и двое детей ютились в одной комнате. А потом Валентину по наследству досталась комната на улице Шухова, и поскольку отношения с Татьяной разладились, он переехал туда. Когда Вере исполнилось 13 лет, она перебралась к отцу, потому что жить в такой тесноте уже было невозможно.

В сентябре 2011 года Вера пошла в кафе с семьей своих друзей и там познакомилась с программистом Алексеем Черненко, которому был 31 год. Вечером Алексей поехал ее провожать. По дороге он настойчиво приглашал ее к себе, но она отказалась. Через несколько дней они снова увиделись и вскоре стали встречаться. На второй неделе знакомства Вера впервые приехала в гости к Алексею в Медведково. Потом Алексей стал уговаривать ее остаться, потому что уже поздно, а ехать далеко. Вера отправила отцу сообщение о том, что она будет ночевать у мамы. В тот вечер, по словам Веры, Алексей признался ей, что она интересует его как женщина.

А потом он предложил девятикласснице заняться сексом. У девушки такого опыта не было, но Черненко сказал, что она уже взрослая, ей пора это испытать, и лучше она войдет во взрослый мир с ним, чем с каким-то неопытным парнем. Вера долго не соглашалась, однако под утро это все-таки случилось. Алексей попросил Веру ничего не рассказывать родителям и даже подругам.

С того дня они стали видеться почти каждый день. Оказалось, что Алексей работает недалеко от улицы Шухова, поэтому после работы он ждал ее возле дома. Они встречались тайком от Вериных родителей: когда отец Веры уезжал на дачу, Алексей ночевал у нее. А иногда она ночевала у Алексея, говоря отцу, что едет к маме. И поскольку отношения у родителей были натянутыми, всю осень они не знали, что Вера живет с Алексеем. Мать, конечно, видела, как сильно изменилась дочь, и поэтому просила познакомить ее с молодым человеком. В начале декабря Вера представила Алексея матери, сказав, что у них все серьезно. А что еще может думать 15-летняя девушка в такой ситуации? Татьяна пришла в ужас от того, что «молодой человек» оказался в два раза старше дочери...

В конце декабря Вера привела Алексея на юбилей матери. Там-то его впервые увидел ее брат, Денис Калиновский. По словам Татьяны и Веры, Денис был взбешен, увидев великовозрастного кавалера, но его уговорили не портить праздник.

До февраля 2012 года Вера по большей части ночевала у Алексея в коммунальной квартире, где кроме него проживали его тетя и соседка с ребенком. Потом начались ссоры, и Вера решила вернуться к отцу. Тогда Черненко стал следить за ней: установил в Верин телефон специальную программу, начал читать ее sms и отслеживал звонки, а также тайно контролировал переписку «ВКонтакте».

Однажды Вера встретилась со своим знакомым, Игорем. Используя весь свой технический арсенал, Алексею не составило труда узнать, где, когда и с кем встречается Вера. Он выследил их, внезапно подскочил и ударил Игоря по лицу. Вскоре Черненко заявил Вере, что никогда ее не отпустит.

По словам Веры, она пыталась объяснить ему, что хочет прервать эти отношения, но Алексей ее не слушал. В начале лета он запретил ей ночевать у родителей и велел перевезти к нему все вещи, потому что считал, что это поможет удержать Веру. Она этого не сделала и уехала в деревню.

Выяснения отношений продолжалось все лето: Вера пыталась избавиться от назойливого кавалера, а он требовал, чтобы она оставалась с ним и во всем ему подчинялась. В конце августа Вера вернулась в Москву и попыталась еще раз объясниться с Черненко, но он и слышать ничего не хотел.

Отчаявшись от безысходности своего положения и боясь Черненко, она рассказала обо всем родителям и брату. После этого Вера отправила Алексею сообщение о том, что она его не любит, их отношения закончены и что он не имеет права распоряжаться людьми. А потом поменяла сим-карту и поехала к брату, который жил у жены.

В это время Алексей стал названивать в квартиру Вериной матери и настойчиво требовать встречи с Верой. Татьяна пыталась объяснить ему, что Вера не хочет с ним ни разговаривать, ни встречаться. Черненко ответил, что хочет услышать это от самой Веры, едет в 4-й Монетчиковский переулок и не уйдет оттуда, пока ее не увидит.

Тогда Татьяна Гарриевна и Вера попросили Дениса вмешаться в происходящее. Калиновский позвонил Черненко и предложил приехать для спокойного мужского разговора к нему на работу. Черненко сказал, что это далеко, а денег на такси у него нет, и что он уже едет домой к Татьяне Гарриевне. Денис ответил: я сейчас тоже приеду.

Он был вне себя от того, что 32-летний мужчина соблазнил его сестру, а теперь терроризирует всю семью.

* * * 

Денис Калиновский попросил своего коллегу, Дениса Филимонова, поехать вместе с ним. 22 августа 2012 года в половине девятого вечера они подъехали к дому. Сначала Калиновский поднялся в квартиру матери, где взял свой зарегистрированный травматический пистолет без патронов. Он хотел припугнуть Черненко, потому что думал, что тот придет не один, и могут возникнуть непредвиденные обстоятельства. Когда он вышел из подъезда, появился Черненко. Втроем они отошли за угол дома.

Из показаний Калиновского: «У меня с Черненко произошел словесный конфликт, который перешел в драку, мы схватили друг друга за одежду и упали на землю. Черненко упал на спину, после чего схватил меня за майку и волосы, и мы оба оказались на асфальте, при этом он продолжал удерживать меня за волосы и наносить коленом удары в голову. В это время я выхватил травматический пистолет, который был в чехле, и нанес рукояткой удар, не вынимая пистолета из чехла, куда именно, я не видел, по причине того, что Черненко держал меня за волосы головой вниз. После удара Черненко отпустил меня, и я увидел, что у него на голове появилась кровь. Потом нас пытался разнять Денис. После этого я встал, и пошел домой к маме, и оставил там травматический пистолет... мама вышла со мной на улицу. В это время Черненко находился около моего подъезда и начал говорить моей маме, чтобы ему вернули Веру и что он от нее не отстанет. В это время подошел знакомый Черненко, они пожали друг другу руки, знакомый спросил у него, что случилось, на что Черненко ответил, что все нормально и ничего не произошло...»

Вечером следующего дня Черненко снова приехал к Татьяне Гарриевне и вновь стал требовать, чтобы ему привезли Веру. Татьяна позвонила сыну, и он сказал, что нужно вызывать полицию. Она так и сделала. Приехал наряд из ОВД «Замоскворечье». Татьяна написала заявление, и Черненко забрали в отделение, где продержали до утра.

А 30 августа в 7 часов утра на мобильный телефон Дениса позвонил человек, представившийся сотрудником ГИБДД. Он сказал, что накануне на машине Дениса было совершено ДТП, и попросил срочно явиться в ГАИ на Люсиновской улице. Денис удивился, поскольку на машине никто не ездил несколько дней. Но его все равно попросили срочно приехать.

На лестничной площадке его караулили два оперуполномоченных. Ему сказали, что сейчас он поедет с ними в ОВД «Замоскворечье», так как необходимо разобраться с одним делом.

Приехали. В кабинете на 5-м этаже выяснилось, что Черненко подал заявление о разбойном нападении. Из него следовало, что Денис попросил его приехать к дому матери, а когда тот приехал — беспричинно напал на него, ударил по голове пистолетом и отобрал 50 тысяч рублей.

Калиновский рассказал, что конфликт произошел из-за того, что Черненко преследовал его сестру, а о каких деньгах идет речь, он не понимает.

В полиции Калиновского продержали целый день — он просто сидел в кабинете у оперов. А около полуночи Денису сообщили, что возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 162 УК РФ «разбой с применением оружия». Его задержали, предъявили обвинение и отправили в изолятор.

* * *

Разбой — тяжкое преступление. Какими же доказательствами располагало следствие, чтобы предъявить такое обвинение? И вы еще спрашиваете! Показания Алексея Черненко. Правда, они отдавали тухлятиной: получается, что Денис Калиновский ни с того ни с сего вызвал Черненко на встречу, тот почему-то приехал, Денис вышел из подъезда, треснул его по голове пистолетом, забрал 50 тысяч и удалился. Причем злодейство Калиновский решил учинить на публике — видимо, по этой причине он пригласил на поле брани своего коллегу. Раньше разбойники действовали по старинке, чтоб никто не видел. Но времена меняются. Охота покрасоваться, и без зрителей никакой разбой не в радость.

Значит, Калиновский забрал у Черненко деньги на глазах у зрителей? Денис Филимонов той же ночью был допрошен следствием. Он показал, что между ними была драка, причиной которой стало возмутительное поведение Черненко в отношении сестры Калиновского. Да, они сцепились, упали, Денис ударил Алексея рукояткой пистолета, но он их разнял. Потом все разошлись. Какие деньги?

Врет небось?

После потасовки из подъезда выбежала мать Калиновского. Она встала между противниками и не давала им снова сойтись. Наверняка Черненко сказал ей про похищенные деньги, тем более что Калиновский стоял рядом, и мать могла забрать их у сына и вернуть Алексею? Или, может, он требовал вызвать полицию: деньги-то немалые? Нет. По словам Татьяны, Черненко продолжал настаивать на встрече с Верой, а получив отказ, ушел.

Небось тоже врет? Матери можно...

Остается Александр Есиков, знакомый Черненко. Уж ему-то врать незачем. Есиков показал, что у подъезда, в котором живет его девушка, он встретил Черненко, Калиновских и Филимонова, которые возбужденно разговаривали. Он поздоровался с Черненко за руку и спросил, что случилось. Черненко ответил, что все в порядке. И он ушел в подъезд.

Получается, что после ограбления Черненко полицию не вызывал, никому об этом не сказал и уехал домой. В 22 часа 30 минут он появился в травмопункте в проезде Шокальского. Черненко сказал врачу, что его избил знакомый. Бедолаге наложили швы, в справке написали: «Ушибленная рана лобной области слева». Там он тоже ни словом не обмолвился об ограблении. И только на следующий день он пришел в полицию по месту жительства и заявил о том, что у него похищены деньги.

* * *

Рядом с местом, где произошла драка, расположены медцентр и фабрика «Рот-Фронт». Везде установлены камеры видеонаблюдения. Полиция затребовала видеозаписи. 31 августа оперуполномоченный ОВД «Замоскворечье» Н.Попов пришел в медцентр и на «Рот-Фронт» и получил их копии. Запись с фабрики он просмотрел вместе с сотрудником «Рот-Фронта» Д.А.Пирожковым. И увидел: драка была, а ограбления не было.

Фрагмент из «пропавшей» видеозаписи.

Ну куда это годится? Если нет ограбления, не вытанцовывается и разбой. Но дело-то уже возбудили, и в оперативной сводке этот разбой уже значился как раскрытый — в план по раскрытию тяжких преступлений приземлилась жирная «галка». Жизнь оперов трудна и опасна. «Галок» на всех не напасешься. Приходится суетиться.

И вот проводится оперативная комбинация: для приобщения к материалам дела следователю передается только запись из медцентра, на которой видно лишь самое начало конфликта. А запись из «Рот-Фронта», на которой видна вся драка и то, что было после нее, бесследно исчезает в кабинетах оперов на 5-м этаже ОВД «Замоскворечье». Исчезает не только сама запись, но и все следы ее существования — к делу не приобщают запрос об ее изъятии.

Вот почему 1 сентября, когда судья Замоскворецкого суда решал вопрос о взятии Калиновского под стражу, он об этой записи не знал. Но даже и без нее никаких доказательств разбоя, кроме слов уязвленного любовника, не было. И суд отложил решение вопроса об аресте на 72 часа. Возникла опасность, что Калиновского отпустят.

И вот в это самое время в Замоскворецкую прокуратуру звонит неизвестный человек и говорит, что Калиновский заплатил деньги за то, чтобы его выпустили. Таинственный незнакомец прекрасно понимал, что после такого звонка никто не решится отпустить Дениса. Так и получилось: 4 сентября Калиновского взяли под стражу до 31 октября.

Запись «нашлась» только через полтора месяца, когда адвокат Калиновского принес в ОВД объяснения Пирожкова и копию запроса на изъятие видеозаписи, подписанного начальником ОУР С.Андреевым.

* * *

Существует дежурный набор приемов, при помощи которых фальсифицируются уголовные дела. Ничего особенно оригинального, все давно отработано.

Вот, например, участники конфликта и свидетели сказали, что драка произошла примерно в 21 час 30 минут. А начальник уголовного розыска ОВД «Замоскворечье» С.Андреев пишет в запросе, что требуется запись за период с 20.55 до 21.10. Мелочь, а какая прелесть.

В сентябре адвокат получил постановление о возбуждении уголовного дела № 158047. Там значилось, что оно возбуждено на основании заявления, зарегистрированного в книге учета сообщений о преступлениях (КУС) 30 августа под № 13062. В октябре выяснилось, что в дело подшито постановление, в котором указан КУС № 12667 от 22 августа. А потом адвокат пришел в суд и обнаружил третий вариант постановления с № 158051 и номером КУСа 9963. Кто может объяснить, как появились три разных варианта постановления о возбуждении уголовного дела с одной фабулой, подписанные одним и тем же следователем в одно и то же время. Это и называется фальсификация.

Как следует из УК, разбоем является «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Но Калиновский подрался с Черненко из-за сестры, а не из-за денег. А в деле об этом ни слова, потому что позарез нужно именно нападение с целью хищения.

Теперь насчет насилия. В постановлении о возбуждении уголовного дела написано: «неустановленное лицо... нанеся Черненко А.В. один удар планкой травматического пистолета в область головы, т.е. применив насилие, неопасное для жизни и здоровья, открыто похитил 50 тысяч рублей... после чего с похищенным скрылся».

Но насилие, неопасное для здоровья, отменяет разбой как таковой. Что же делать?

Садимся за компьютер и пишем постановление о привлечении Калиновского в качестве обвиняемого. Дело было в половине четвертого утра, поэтому получилось с налетом романтизма, но без всякой конкретики — жанр не предусматривает. Сначала следователь большими буквами скрупулезно переписал признаки разбоя из УК, а во втором абзаце мелким шрифтом написал, что именно сделал Калиновский. И там никак нельзя найти упоминание о насилии, опасном для здоровья. Да как же найти, если там его вообще нет!

Я бы еще поняла, если бы эти постановления подписал пэтэушник — ему простительно девственное незнание Уголовного кодекса. Но от необходимости врать на ходу путаются не только пэтэушники.

И эти опусы были завизированы начальником следствия и районным прокурором. От всей души хочется надеяться, что подмахнули не глядя...

А вся эта история началась в комнате оперов на 5-м этаже ОВД «Замоскворечье», где Калиновского продержали почти сутки без еды, но с мобильным телефоном. Зачем? Объяснение одно: ему дали возможность позвонить друзьям, чтобы собрали деньги. Беспроигрышная лотерея: или деньги, или выполнение плана по раскрытию тяжких преступлений. И принеси хоть мешок доказательств — все это не имеет никакого значения. Ждут другого мешка.

А Денис Калиновский, как и множество ему подобных, считал, что раз он не совершил преступления — его обязательно отпустят. И, как и все, ошибся.

Когда он сидел в комнате оперов, сотрудники ППС привели мужчину и двух женщин из Таджикистана. Мужчина сказал, что дамы украли у него деньги и телефон. Его ударили и со словами «заявлять будешь у себя в Таджикистане» выгнали вон. А потом стали орать на женщин, куда они дели телефон и деньги, завели их в соседний кабинет, и через час они вышли в слезах... Вечером опера пили водку.

* * *

Отчаявшись, Татьяна Калиновская написала в отдел СК по Бабушкинскому району заявление о возбуждении уголовного дела по факту сожительства Черненко с ее 15-летней дочерью. А 13 октября 2012 года получила от следователя Т.Шаркова отказ.

Черненко сказал, что до дня рождения Веры он четыре месяца просто помогал ей делать уроки. Они гуляли и дружили. А заниматься любовью начали только после дня рождения. Видимо, все уроки сделали. Шестерых свидетелей, которых просила допросить Татьяна Калиновская, даже вызывать не стали. Хватило объяснений одной соседки Черненко, Розы Абдурахмановой, которая обнаружила Веру в коммунальной квартире только после ее 16-летия.

Какие доказательства? Какой Уголовный кодекс? Машина рвет на части.

Денис Калиновский не понял, зачем ему на сутки оставили телефон, и за это может сесть на 10 лет. А Черненко все понял сразу, и теперь он кругом потерпевший.

Ну что мне делать? Я столько раз писала эти слова: так больше продолжаться не может. Не может, но продолжается. Мы оказались во власти неуправляемых ублюдков. Новую полицейскую форму разрабатывали российский дизайнер и консультанты из «Мосфильма». Они не справились с реформой МВД. Может, поручить это дело Доминико Дольче и Стефано Габбана? Итальянцы знают, как бороться с мафией. У них получится.

Прошу считать эту публикацию официальным обращ ением в МВД и Генеральную прокуратуру России с просьбой провести проверку деятельности ОУР ОВД «Замоскворечье».

Протокол из уголовного дела.
Тот же протокол, представленный в Замоскворецкий суд. Найдите четыре отличия...

P.S. Чуть не забыла. Согласно протоколу задержания, подшитому к уголовному делу, Калиновский был задержан 30 августа в 23.25. А в суд представили заверенную копию этого протокола с другой датой и временем. Получилось. что Калиновский задержан 31 августа в 02.30.

Еще не придумали таких копировальных аппаратов, которые сами изменяют даты и время в документах. Прошу проверить: не проникла ли в ОВД «Замоскворечье» нечистая сила?