В Москве проходит слет «ночных бабочек»

Они хотят регистрировать ассоциацию секс-работниц

В одной из самых пафосных гостиниц Москвы проходит трехдневное совещание «по совершенствованию противоэпидемических мероприятий в группе женщин с поведением высокого риска». За одним столом собрались врачи, сотрудники НКО, представители агентств ООН и… сами девушки: от уличных до «элитных индивидуалок», принимающих мужчин на своей квартире. Десять очень просто выглядящих женщин 25–35 лет приехали со всей страны: от Питера до Владивостока, чтобы поучаствовать в решении своих проблем. Их ближайшая цель — регистрация в Минюсте ассоциации секс-работниц «Серебряная роза», а в дальнейшем — отмена ст. КоАП 6.11 «Занятие проституцией».

Они хотят регистрировать ассоциацию секс-работниц

— Я искала в Интернете своих единомышленников, которые думают так же, как и я, — о декриминализации секс-работы, — рассказывает Катя из Москвы. — У меня-то все хорошо. Я работаю в своей квартире. Ночью не шумлю, у меня своя клиентура, все женатые. Ко мне со стороны соседей никаких претензий нет. Но я думаю о других женщинах, которые постоянно подвергаются унижениям и насилию. А почему? Почему так страшно карается секс взрослого мужчины и взрослой женщины? Только потому, что тут присутствуют деньги?.. И вот я вышла в Интернете на ассоциацию секс-работниц «Серебряная роза», и теперь мы планируем по-серьезному регистрировать ее в Минюсте и потом выходить с инициативой отмены статьи КоАП 6.11...

Эти женщины считают, что административное преследование за проституцию фактически выставляет их на обочину жизни.

— Полицейские хуже бандитов, — говорит Елена. — Они тебя задерживают и угрожают разглашением данных. А это значит — все дойдет до школы, в которой учится твой ребенок. И тебе говорят: «А будешь деньги давать или трахаться с нами, и мы промолчим». Ну и пошла «дойка». Так и работаешь потом на полицию.

— И врачи относятся к нам как к мясу, — поддерживает ее Дарья.

— А если к платному врачу?

— Даже если платный! Знаете, как гинеколог смотрит на женщину, если она к нему часто ходит проверяться? А если сифилис обнаружит — это все. Это не врач, это прокурор. Вот и не хочет никто к ним ходить...

Сегодня в России, по данным Федерального центра СПИД, 700 тысяч секс-работниц. Данные «Серебряной розы» гораздо выше — до 3 миллионов. Уровень ВИЧ-инфекции среди них 4,7%, но это сильно в среднем.

При этом государственных программ профилактики среди них нет вообще. Количество женщин, охваченных профилактикой, снизилось с 22%, как было три года назад, до 3% (!) в 2011 году. Более того, осталось всего 13 организаций из ста, которые планируют продолжать эту работу. Все они негосударственные. А секс-индустрия — это не только сами женщины. Это их клиенты, сутенеры, полиция.

— У клиентов есть жены и дети, — говорит Илья Жуков, советник офиса Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) в России по вопросам ВИЧ/СПИД. — Клиенты могут употреблять наркотики. Так что все связано. Нельзя стремиться победить ВИЧ и при этом не заниматься проблемой этих женщин...

А аплодисменты сорвала Ира Маслова, создатель ассоциации «Серебряная роза».

— ВИЧ-инфекция нас касается, и мы заинтересованы в том, чтобы остановить эпидемию. Тем, кто охвачен профилактическими программами, легче отказаться от контакта без презерватива. Мы сами можем ее остановить! И мы хотим безопасности и доступа к правосудию и профилактике...

Кстати, государственные структуры от встречи с делегатками «Серебряной розы» уклонились в последний момент.
Анастасия Кузина

А КАК У НИХ?

За рубежом работницы секс-индустрии регулярно проводят саммиты, посвященные борьбе за их права. Причем любое притеснение влечет за собой протестную акцию. Недавний случай — международный съезд в Калькутте. После того как «ночным бабочкам» из разных стран, желающим поехать на вашингтонский Международный форум по борьбе со СПИДом, было отказано в американской визе, они решили устроить альтернативную конференцию в Индии. Дамы из более чем 40 государств устроили манифестацию с требованием прекратить дискриминацию в отношении работников секс-индустрии, а также с лозунгами, что «секс — это тоже работа». Напомним, что, несмотря на решение президента США Барака Обамы разрешить больным ВИЧ въезжать в страну, запрет для работниц секс-индустрии по-прежнему в силе.

Бывают также и общенациональные протестные акции «ночных бабочек». Например, летом этого года французские гетеры вышли на улицы, возмущаясь новым законопроектом, предусматривающим наказание за пользование их услугами. Кстати, проституция во Франции не только разрешена, но и вполне регламентирована: «жрицы любви» платят налоги и обладают собственными профсоюзами, запрещены только сутенерство и реклама. До этого крупная общенациональная демонстрация проходила около 10 лет назад. Тогда «индивидуалки» протестовали против «закона Саркози», который предусматривал тюремное заключение до 6 месяцев и штраф до 7,5 тысячи евро за привлечение клиентов в общественных местах с помощью «возбуждающей одежды и поведения».
До этого года наиболее заметным международным съездом также было собрание в Монреале. Тогда проститутки из Бразилии, Франции и США съехались в Канаду, чтобы выступить за улучшение своих условий труда. Чаще всего гетеры жалуются на большое налогообложение, а также нравственные предрассудки, из-за которых люди негативно относятся к девочкам по вызову.
Игорь Субботин