Анна Семенович за полгода до взрыва

Популярная артистка — «МК»: «Сексуальность женщины не зависит от объема бюста, бедер или талии»

28.02.2013 в 21:39, просмотров: 16122

Анна Семенович — женщина-загадка. Начать хотя бы со дня рождения, который артистка празднует в первый день весны, 1 марта. Одни ресурсы в Интернете пишут, что в этом году Аня отметит 35-летие, другие утверждают, что ей исполнится только 33. С другой стороны, чего только о ней не пишут — и самого воодушевленного, и такого, от чего впору краснеть. От одного только словосочетания «Анна Семенович» идет такой жар, что, набирая номер артистки, я чувствовал себя так, будто звоню в секс по телефону. Но нет, все не так просто. Конечно, сексуальность никуда не делась (как и мое воображение), но за этими пышными формами обнаружился и совсем другой человек — открытый, добрый и даже трогательный. Особенно в разговоре о своей семье. Что и говорить, такую девушку всегда приятно поздравить с днем рождения!

Анна Семенович за полгода до взрыва

— Алло, Аня, я правильно понимаю, что вы сейчас находитесь в движении?

— Да, как всегда. (Смеется.) Мне это необходимо. Я очень энергичный человек, и если не буду свою энергию куда-то направлять, то, наверное, сойду с ума.

— И куда вы свою энергию направляли, допустим, сегодня?

— Сегодня я записала новую песню на студии, снялась для одного популярного российского канала, дала уже два интервью помимо вашего и даже успела пообедать с подругой.

— Кроме того, что вы постоянно в движении, вы еще и всегда в контакте. Я имею в виду ваше активное присутствие в Интернете — причем буквально во всех возможных ракурсах.

— Просто мне хочется людям поднимать настроение. Дарить людям праздник. И потом, если ты проснулась с утра и увидела, что в окошке солнышко и мир прекрасен, почему бы об этом не написать?

— Поднимать настроение — это вы умеете. Чего стоит одна только роль радистки Зины в комедии «Гитлер капут!».

— Перед съемками я очень волновалась, ведь это была моя первая большая роль в полнометражном фильме. Я проходила кастинг с Пашей Деревянко, мы стали пробовать какую-то сцену, и режиссер, Марюс Вайсберг, закричал: «Отлично! Вот она и будет радисткой Зиной!» И уже через два месяца мы отправились в прекрасный город Львов, где и сняли всю картину. Для меня это был колоссальный опыт, который перевернул мое мировоззрение, само представление о процессе съемок в кино.

— Как вам черная военная форма?

— Шикарно! Я считаю, что женщина вообще очень сексуальна в военной форме — причем неважно, какой армии и рода войск.

«Гитлер капут!»

— В вашем случае и правда неважно. Главное, чтобы в этой форме была Анна Семенович.

— Ну не знаю, это вы сказали! (Смеется.) Но мне приятно это слышать.

— То есть вы не устали нести по жизни этот груз ответственности — звание одного из главных секс-символов страны?

— На эту роль себя утвердила не я, а совсем другие люди. Уж не знаю, почему. Наверное, из-за моих пышных форм. Хотя, вы знаете, сексуальность женщины не зависит от объема бюста, бедер или талии. Я, допустим, считаю безумно сексуальной актрисой Ингеборгу Дапкунайте. Но будем реалистами — она очень худенькая, стройная женщина. И тем не менее у нее есть эта внутренняя сексуальность, которая мне очень нравится. Наверное, люди и во мне разглядели что-то подобное, и меня это только радует. Хотя поначалу, когда я попала в мир шоу-бизнеса и только перезнакомилась со всем бомондом Москвы, мужчинам было трудно со мной разговаривать. Они все время смотрели не в глаза, а в декольте. Но так как я в этом мире уже довольно давно — этим летом исполнится ровно десять лет моей творческой деятельности — постепенно все узнали меня получше. И отношение ко мне тоже поменялось. И журналистов, и коллег, и знакомых. Все успели отметить какое-то уникальное сочетание красоты и ума! (Смеется.)

— Помните свою первую откровенную фотосессию?

— Конечно! Это был журнал «Максим», который пригласил меня даже до того, как я попала в группу «Блестящие». Мне очень понравилось, как все получилось.

— Интересно, что говорит фотограф модели во время съемок обложки для мужского журнала?

— К тому моменту у меня уже был большой опыт танцев на льду. Что такое чувство позы, чувство камеры, я начала изучать еще с трех лет. Так что в шоу-бизнесе я с первых дней чувствовала себя как рыба в воде — как будто меня пустили в аквариум, который был приспособлен специально для меня. И на съемках я все ловила на лету — даже говорить особо ничего не надо было. К тому же я никогда не оголяю те части тела, которые не хотела бы, чтобы увидели все. Это тоже помогает расслабиться и не думать ни о чем постороннем.

— А в общении с журналистами у вас есть такие границы дозволенного?

— Например, я никогда не рассказываю про личную жизнь и стараюсь не приглашать на съемки родителей и брата. И они мне за это очень благодарны. Они обычные люди, которым слава не нужна. Когда мой брат учился в МГУ, на втором курсе его одногруппники узнали, что я его родная сестра. Наверное, начали отпускать какие-то шуточки в мой адрес, потому что он это так просто не оставлял и несколько раз приходил домой с синяками.

— Но ведь рассказы про личную жизнь и как бы случайно попавшие к журналистам сомнительного качества фотографии в рубрике «светская жизнь» — чуть ли не главная обязанность поп-звезды сразу после съемок клипов и выступлений на концертах.

— Ну нет, так, чтобы я сама себя с кем-то снимала дрожащей рукой, а потом рассылала по газетам, — такого никогда не было. И, надеюсь, не будет. Журналисты и без меня хорошо делают свою работу. Все же взрослые люди, все понимают, что вам надо продавать газеты, а нам — держать лицо. К тому же в моей жизни и так достаточно поводов для того, чтобы обо мне написать. Следующий такой повод будет как раз через полгода — осенью. Я думаю, все не просто удивятся — это будет настоящий взрыв. Но — пока без подробностей. Через полгода сами все узнаете.

«Блестящие».

— А если вдруг все случится наоборот — в какой-то момент вы откроете Интернет и не найдете про себя ни одной ссылки?

— Один раз мне уже приходилось начинать жизнь с нуля, когда я из-за травмы бросила фигурное катание. Смогу и второй раз. Я давно, еще во времена профессионального спорта, усвоила, что надо уметь вовремя уйти. И если я пойму, что я уже непопулярна и неинтересна, не расстроюсь. Потому что всему свое время и каждому своя публика. Просто я пойму, что пришло время заняться чем-то другим. Можно ходить по монастырям в Индии, можно пожить на Бали в прекрасном доме на берегу моря. Можно заняться детьми, которые, естественно, когда-то у меня появятся. Причем надеюсь — в ближайшее время.

— Может быть, это и есть та сенсация, которую вы готовите через полгода?

— Нет, через полгода произойдет кое-что другое.

— Что еще, кроме умения вовремя уйти, вы забрали с собой в шоу-бизнес из танцев на льду?

— Безумную трудоспособность, »выносливость. Помню, как я совсем маленькой упала на льду и в этот момент мне на палец случайно наехала другая девочка. У меня до сих пор остался серьезный шрам на пальце. Помню тот шок, боль и испуганные глаза мамы, которая думала, что ее дочери только что отрезали палец. Тогда я впервые поняла, что в жизни не все так идеально, как мне казалось. И что мама не всегда будет держать тебя под крылом и класть кушать в тарелочку. Что жизнь — еще и когда ты что-то теряешь и испытываешь что-то неприятное. Например, чувство боли.

— Ладно, хватит о неприятном. Давайте, наконец, про день рождения. На личный праздник у вас тоже запланированы разъезды и интервью?

— На день рождения я уеду из Москвы. Возьму с собой несколько самых близких людей, друзей, и будем отмечать. Я стараюсь никогда не работать на семейные праздники — на день рождения мамы, папы или брата. Потому что семья, а не работа — главное в жизни. Вот и в этот день я буду только отдыхать.