Почему сенбернаров не берут в МЧС?

У собак есть специализация: одни ищут живых, другие — мертвых

22.03.2013 в 19:49, просмотров: 6394

«Руки в вольеры не совать!» — сразу предупреждает Илья Заславский, начальник поисково-спасательной кинологической службы отряда «Центроспас». Его авторитет непререкаем, и мы с фотографом послушно прячем руки, борясь с искушением потрепать за ухом, погладить по голове, а то и поцеловать в нос всю эту шумную братию. Эти собаки — настоящие герои. Бывают ситуации, когда именно от них зависит жизнь человека.

Почему сенбернаров не берут в МЧС?
фото: Елена Минашкина

Вся кинологическая служба МЧС России — это более 300 расчетов разных специализаций. А здесь, в подмосковном Жуковском, расквартирован отряд из 25 собак. Больше всего лабрадоров-ретриверов, им «на хвост наступают» бельгийские овчарки малинуа, следом идут голдены и немецкие овчарки. Есть русский спаниель, такса, бордер-колли и парочка метисов — внебрачных детей лабрадоров. Судя по виду, их отцы тоже не подкачали. Свежая кровь аргентинского дога и ротвейлера явно добавила собакам изюминки.

Но где же незаменимые в горах сенбернары, которые в прошлые века спасали людей из-под лавин? Когда в Альпах поднималась метель, насельники высокогорного монастыря на перевале Сен-Бернар отправляли своих крупных питомцев с мощными лапами на поиски сбившихся с дороги путников.

— Я знал только одного настоящего сенбернара со здоровыми суставами, у него лапы были толще, чем мои запястья. Раньше это действительно были большие, сильные дворняги, сухие, крепкие, выносливые, немного похожие на среднеазиатских овчарок, а не те рыхлые собаки, которых мы наблюдаем сейчас, — рассказывает Илья Заславский. — Теперь это, как правило, гигантская декоративная собака для украшения интерьера. В условиях сложного рельефа нынешним сенбернарам плохо. Походят 10 минут — надо отдыхать, а через полчаса их самих уже спасать надо. На руинах тяжелый сенбернар поранит себе лапы, получит травму. Кроме того, нашим спасателям-кинологам приходится тащить снаряжение и питание для собаки. Если четвероногий напарник весит 25 кг, ему требуется 400 г корма в день, а сенбернару — не меньше килограмма.

— Работают ли спасателями собаки так называемых бойцовых пород?

— В списке допущенных к действиям по предназначению собак МЧС на 2013 год есть несколько питбулей, стаффордширов, ротвейлеров и босеронов. Это совершенно адекватные спасательные собаки. Первой из шести моих собак, которых я подготовил к службе, тоже был американский стаффордширский терьер. И сейчас несколько человек живут благодаря ей. Это изначально дружелюбные к людям и животным собаки, уверенные в себе и неагрессивные. В 90-х, когда эти породы только появились в России, их стали заводить бандиты, и это дурно сказалось на репутации породы. Хотя в руках морального урода любая собака станет опасной, даже болонка... Кстати, невоспитанные, истеричные комнатные собачки кусают в десятки раз чаще, чем бойцовые.

— Какими путями собаки попадают в отряд?

— Сейчас мы имеем возможность делать плановую замену собак. Когда наши питомцы стареют, берем щенков и начинаем их тренировать. Чтобы из собаки получилось что-то хорошее, нужно начинать работать как можно раньше. Соответственно, стараемся приобретать трех-, четырехмесячных щенков. В этом возрасте уже видны характер, темперамент, и можно отбирать тех, кто подходит для службы. Потом начинаем их воспитывать, с тем чтобы сложились необходимые навыки и мировоззрение.

— Ничего себе! Так какие взгляды на жизнь должны быть у спасателей с хвостом?

— Что работа — самое главное и интересное в жизни. Тогда мы можем говорить о том, что собака надежна. Мы ориентируемся на наследственность и отбираем собак определенных пород от известных производителей, которые хорошо зарекомендовали себя. То, что закладывается изначально, — самое прочное. Активность, настойчивость, как мы говорим, вязкость в работе и, естественно, доброжелательность к людям — вот, наверное, основные качества, необходимые будущему помощнику спасателя. Особое внимание обращаем на врожденные поисковые задатки. При продолжительной работе собака не должна терять интерес.

фото: Елена Минашкина

— Человек и собака работают в паре. Учитываются ли симпатии к определенной породе?

— Собака всегда приобретается для конкретного человека. Если кинолог предпочитает лабрадора, мы не станем навязывать ему овчарку. Отдача от расчета будет лучше, если спасателю его собака по душе. Учитывается и темперамент. Если спасатель-кинолог медлительный, спокойный человек, то бордер-колли ему точно не подойдет.

— Что умеют делать собаки-спасатели?

— Они проходят подготовку по послушанию, управляемости и специальный курс по поиску в соответствии со специализацией. Основное направление — поиск живых людей в природной среде и в завалах разрушенных зданий и сооружений. Тренируем собак, чтобы они показывали, где именно находятся пострадавшие. Свои особенности имеет горно-лавинная служба. Это очень тяжелая работа в условиях высокогорья, диктующая жесткие требования к обеспечению безопасности.

Еще одна специализация — поиск взрывчатых веществ. Бывают ситуации, когда необходимо проверить зону поиска, чтобы там было безопасно работать.

Еще мы ищем тела погибших.

— То есть существует разделение? Одни собаки ищут живых, а другие мертвых?

— Да, это две разные специализации поисково-спасательной службы. Собака, которая обучена искать живых, будет искать только живых. Есть у нас пара собак, которые могут и то, и другое: сначала они ищут живых, потом мертвых — по другой команде. Но, как правило, разделяем эти специализации. А еще каждый спасатель-кинолог умеет «читать» свою собаку. Когда молодые и сильно впечатлительные собаки, обученные поиску живых людей, чувствуют запах погибшего, по их поведению это можно понять.

— А каким образом собаки показывают место, где они нашли то, что нужно?

— Есть такое понятие — сигнальное поведение. Самое распространенное из тех, которым мы учим наших собак, — это когда собака фиксируется на месте обнаружения и лаем оповещает своего проводника об этом. Спасатель подходит к собаке и по расположению ее тела определяет место выхода запаха. Собаки, которые ищут взрывчатые вещества, делают то же самое, но без лая — молча.

— Сколько длится обучение всем этим навыкам?

— На подготовку собаки уходит от шести месяцев до года. Если трехмесячный щенок через полгода постигнет всю премудрость, к работам его допустят не раньше, чем ему исполнится год. Как, впрочем, и к испытаниям. Кинолог вместе с собакой должен сдать экзамены. Только тогда выдается допуск. Причем не раз и навсегда. Пока собака состоит на службе, она будет ежегодно сдавать экзамены, подтверждая, что навыки сохранились.

— В каком возрасте они «выходят на пенсию»?

— Собаки работают до тех пор, пока позволяет здоровье. Стареньким уже трудно лазить по серьезным рельефам, да и обоняние с возрастом слабеет. Все больше времени уходит на поиски. Если собака не может сдать экзамены, ее списывают. Она доживает свой век в качестве домашнего питомца у своего проводника-спасателя или пристраивается в хорошие руки.

— Меня всегда трогает до слез, когда вижу в новостях, как собаки-спасатели пробираются сквозь завалы, чтобы найти людей. Не страшно им?

— Конечно, они испытывают эмоции, но мы обучаем их умению спокойно относиться к внешним раздражителям и не обращать на них внимания. На тренировках моделируем ситуации, близкие к реальным, где фоном присутствуют громкие звуки, неприятные запахи. Собаки знают, что за свою работу они получат награду. Для одних — это вкусная еда, для других — любимая игрушка.

— Вас послушаешь — никакой романтики!

— Не надо приписывать собаке человеческие качества. Для нее это не поиск пострадавших, не спасательная операция, а интересная игра. Собака пойдет в завалы не потому, что человек может погибнуть, если его не найти. Она радостно и с большой охотой ищет по запаху, показывает место и получает приз. Если правильно мотивировать, то даже не приходится заставлять. Мы ведь не приказываем. Приходим на место и разрешаем собаке туда пойти. Причем для нее нет никакой разницы между тренировкой и работой в реальных условиях. На днях у нас была очередная тренировка по поиску людей. Спрятали статистов и пустили собаку. Кинолог услышал, что она лает совсем в другом месте, и расстроился: вроде бы опытная собака... Оказалось, она обнаружила спящего бродягу!

— А бывали ситуации, когда именно собака мотивировала людей возобновить поиски?

— Не раз. Некоторое время назад в центре Москвы во время реконструкции произошло обрушение здания. Рабочих завалило. Никто не знал, сколько их там. Казалось, вроде бы все выбрались, но решили проверить на всякий случай. У нас такая технология: сначала пускаем одну собаку, потом проверяем это место с помощью другой, а иногда и третьей, если есть какие-то сомнения. В тот раз две собаки показали, что в завалах живой человек. А уже тяжелая техника стояла наготове: экскаваторы, бульдозеры. Остановили работы, начали разбирать. Когда образовался проход, из него самостоятельно вылез человек и сообщил, что там еще трое. Если бы не наши собаки, эти люди были бы обречены…

...У входа в «Центроспас» скульптурная композиция — спасатель с собакой. Прототипом послужил русский спаниель Лёнька. Этот пес стал легендой. На его счету несколько десятков спасенных жизней. Не раз он сбивал лапы в кровь, разыскивая живых в руинах. Лёнькин радостный лай — первое, что слышали люди, утратившие всякую надежду выбраться наружу.