Прививка от туберкулеза не спасет

Дети вдвое чаще взрослых болеют устойчивой к действию лекарств чахоткой

11.07.2013 в 18:00, просмотров: 12866

Лет через 10—15 детские фтизиатры ждут всплеска заболеваемости лекарственно-устойчивыми формами туберкулеза (МЛУ ТБ) в нашей стране. Причина проста: прививка против «чахотки», которую делают всем младенцам в роддоме, действует всего 7 лет, и если ребенок заболевает после, то, как правило, именно тем туберкулезом, против которого бессильно большинство лекарств. Решение этой проблемы специалисты только ищут — пока настоящей вакцины, защищающей от туберкулеза раз и навсегда, в мире нет, как и универсального лекарства от этой болезни.

Прививка от туберкулеза не спасет
фото: Артем Макеев

Детский туберкулез — проблема, о которой говорят крайне редко. Считалось, что она была актуальной в дореволюционные времена, когда не существовало центральной канализации и царила антисанитария. Конечно, с тех пор мы далеко продвинулись. К тому же уже больше ста лет, как новорожденным детям делают прививку в плечо вакциной БЦЖ, предотвращающей развитие болезни в первые годы жизни.

Однако даже эта вакцина от инфицирования не защищает. В итоге большинство детей к 7 годам жизни сталкиваются с палочкой Коха и становятся, как и львиная доля взрослых, ее носителями. Так что делать ревакцинацию в большинстве случаев бессмысленно — и уповать можно лишь на то, что до развития болезни дело не дойдет. Но тут уж — как повезет.

...Во всем мире растет распространенность туберкулеза со множественной лекарственной устойчивостью. Микобактерия ТБ постоянно мутирует и учится сопротивляться самым сильным препаратам. Росту МЛУ (множественной лекарственной устойчивости) способствует и распространение лекарственного фальсификата: по данным одного авторитетного издания, каждый 10-й препарат, проданный в 17 странах мира с низким и среднем уровнем экономического развития (в т.ч. России), был поддельным или низкого качества. При этом устойчивыми к действию лекарств формами ТБ чаще всего и заражаются дети (среди детей пациентов с МЛУ ТБ вдвое больше, чем среди взрослых). Среди взрослых пациентов МЛУ тоже растет: только с 2007 года количество больных МЛУ ТБ выросло с 17,2% до 24%. Как правило, туберкулез выявляется среди неблагополучных слоев населения — такие люди нередко отказываются от лечения или прерывают терапию, которая должна длиться минимум 18 месяцев. От них и заражаются дети. Иногда из вполне благополучных семей. «В процессе расспросов, например, выясняется, что ребенок провел лето на даче, где работала бригада гастарбайтеров», — рассказывает главный детский фтизиатр страны Валентина Аксенова.

Факторами риска развития заболевания являются тяжелые аутоиммунные процессы — сахарный диабет, ревматоидный артрит, а также некоторые вирусные инфекции (в первую очередь — ВИЧ). «Еще 5 лет назад у нас не было детей, зараженных и ВИЧ, и туберкулезом, а сегодня они появились. У меня уже целое отделение таких детей — это крайне тяжелые пациенты, — с горечью констатирует доктор Аксенова. — Ребенка, рожденного от ВИЧ-положительной матери, вакцинировать сразу нельзя — нужно ждать полгода для уточнения его ВИЧ-статуса. В это время он, как правило, находится в своей неблагополучной семье и может заразиться и палочкой Коха».

Разрешенных для использования в детской практике препаратов от туберкулеза, особенно МЛУ ТБ, практически нет. «И если сегодня не приостановить распространение МЛУ ТБ, через 10—20 лет нынешние дети начнут заболевать и разгорится эпидемия», — предупреждает доктор Аксенова.

Слава богу, пока детская статистика заболеваемости не вызывает опасений (в 2012 году в стране выявлено 3679 детей с ТБ, а взрослых — 97 542). Среди подростков ситуация хуже, чем среди детей; заболеваемость в этой группе за последние 20 лет выросла вдвое. «По статистике подростковой заболеваемости можно судить о реальной картине с туберкулезом, — отмечает Аксенова. — Ведь у подростков из-за гормональной перестройки ТБ протекает стремительно: у взрослого на распад легкого уходит до года, у ребенка 14—15 лет — всего 1,5—2 месяца».

С финансированием лечения туберкулеза в стране проблем вроде бы нет. Потому врачам удалось добиться успехов в снижении заболеваемости (за последние три года она сократилась на 30%). Правда, такого внимания, как в 70-е годы прошлого века, этой проблеме уже не уделяется. «Тогда больной ТБ плакал дважды — когда его ставили на учет и обеспечивали массой льгот, включая санаторное лечение, квартиры и пр., и когда его с учета снимали и льгот лишали. Если же тогда выявляли ребенка с ТБ, это была катастрофа: проводили расследование, увольняли, чуть ли не сажали», — вспоминает Аксенова.

По мнению главного детского фтизиатра, необходимо как можно раньше выявлять инфицирование у детей и проводить лечение, направленное на предотвращение развития заболевания. Сегодня с этой проблемой справляется российский Диаскин-тест, постепенно вытесняющий пробу Манту. Что касается поиска новых методов лечения, то 7 крупных инновационных мировых фармкомпаний объединились с целью разработки новых быстродействующих противотуберкулезных препаратов. «Укорочение продолжительности лечения с минимальных сейчас 6 до 2 месяцев позволит удержать на лечении до миллиона человек ежегодно, уменьшив тем самым смертность и замедлив распространение лекарственной устойчивости», — говорит президент одного фармгиганта Джон Ляхляйтер.

Поэтому надежды на то, что эпидемию в ближайшие годы удастся предотвратить, все же есть.

Туберкулез — самая старая инфекция в мире. Даже у египетских мумий находят живые микобактерии ТБ.