Новый год со Сталиным: как мутировал главный праздник страны

Деда Мороза и Снегурку проверяли на благонадежность сотрудники КГБ

В нынешние новогодне-рождественские дни мы решили напомнить о некоторых позабытых или почти позабытых ныне «дед-морозовских» фактах, о традициях, которые существовали в прошлом у наших прадедушек-дедушек, пап и мам, отмечавших когда-то эти замечательные зимние праздники.

Деда Мороза и Снегурку проверяли на благонадежность сотрудники КГБ

Обычай ставить новогоднюю елку в доме появился у нас в стране более 150 лет назад. Первоначально такое удовольствие могли позволить себе лишь богатые семьи, жившие в крупных городах. «Лесные гостьи» сперва имели небольшой размер, ведь, согласно правилам того времени, полагалось их водружать посреди большого стола в столовой или гостиной. Однако к концу ХIХ века новогодняя мода перешла с «мини» на «макси»: отныне популярностью пользовались елки высотой от пола до потолка.

Рождественское чаепитие

В XVIII веке, среди представителей высшего света Российской империи установилась традиция: перед Рождеством и на Святки приглашать друг друга на так называемый банкет-чай. Идею подобных торжественных чаепитий наши аристократы «подсмотрели» у жителей туманного Альбиона.

Но внесли при этом некоторые изменения в регламент: если в Англии на подобные званые приемы приглашали к 5 часам вечера, то русское дворянство наиболее удобным временем для «чайных процедур» считало более позднее время суток. На банкет-чай съезжались за 2-3 часа до полуночи.

Существовали достаточно жесткие правила хорошего тона для этих посиделок. Всем присутствующим надлежало быть одетыми в определенные наряды (представительницам прекрасного пола ни в коем случае не рекомендовалось чаевничать в бальных платьях). Считалось, что главное во время такого званого вечера – «приятное общение и разговоры между собой», именно поэтому банкет-чай организовывали обычно женщины и для женщин. А вот кавалеры, доставившие своих дам на церемонию чаепития, предпочитали коротать время в компании хозяина дома за курением трубок, обсуждением политических новостей и игрой в карты или бильярд.

Колчака повесили на елке

«Всех богов на землю сдернем. Визжите, черти, веселей!» – так пела молодежь в 1920-е годы, отмечая «комсомольское рождество». А вот образец новогодних елочных украшений того времени. 1922 год, к празднику «Красного рождества» бойцы одного из полков «эксклюзивно» оформили свою казарму: «посреди стояла большая ветвистая сосна, которая была закреплена в чучеле, изображавшем мировой капитал. На ветках сосны висели проткнутые щепками-штыками куклы Колчака, Юденича, Деникина, Махно и других прислужников капитала...»

Поздравительная телеграмма – вне закона

«Покончить с нелепыми традициями! …Когда во славу нелепой «новогодней» традиции из конца в конец СССР прокатывается бушующий вал телеграмм со всякими «приветствуем с новым счастьем, целуем», приходится скорбеть, что лучшего помощника человека – электричество заставляют быть на побегушках у пошлости… В ночь на «Новый год» через московский Центральный телеграф вместо обычных 56-57 тысяч депеш прошло 69 тысяч! Сколько же было брошено на ветер слов и денег по всей стране?!» (Из письма читателя, опубликованого в газете «Московский комсомолец» 3 января 1930 г.)

Меняю ангела на танк

Когда после нескольких лет абсолютного запрета в 1935 году в СССР по распоряжению «сверху» вновь легализовали новогодний праздник, было решено придать ему новый – социалистический смысл. В связи с этим многие традиционные атрибуты «старорежимной» рождественской елки переделывали на новый лад. Венчающую ель прежнюю шестиконечную Вифлеемскую звезду заменили красноармейской пятиконечной. Вместо фигурок ангелов и волхвов на ветки стали вешать иные игрушки – в виде самолетов, танков, конников-буденновцев... Стеклянные подвески и шары оформляли портретами коммунистических вождей... Есть сведения, что, войдя в реформаторский раж, кто-то из кремлевского начальства предложил даже не выпускать разнокалиберных Дедов Морозов, а вместо этого наладить производство специальных «новогодних» скульптур «главного советского волшебника» – товарища Сталина, и именно их ставить под елкой. Однако сам «отец народов» оказался категорически против такого проявления чиновничьей лояльности. Иосиф Виссарионович вообще не очень-то привечал новогодний праздник.

Вождь в эфире

Первое праздничное новогоднее обращение к гражданам Советского Союза прозвучало в эфире в самое суровое военное время. 31 декабря 1941 года с поздравлениями выступил по радио Председатель Президиума Верховного Совета СССР Калинин. Он же повторил эту «акцию» и накануне наступления 1944 года. Эстафету новогодних радио-обращений принял от Михаила Ивановича его преемник на высшем государственном посту – Ворошилов, который поздравлял по радио советских людей с наступлением Нового Года несколько раз – в 1953-м, 1954-м... А начиная с 1956 года было решено, что ради пущей благозвучности радио-обращения от имени руководства страны должны читать профессиональные дикторы. Само собой это почетное право было предоставлено «главному голосу Советского Союза» Юрию Левитану. Традиция личного обращения «первого лица» к гражданам страны с новогодним поздравлением была установлена Брежневым. Такое выступление Генсека впервые транслировалось по телевидению в новогоднюю ночь 31 декабря 1970 года.

Прифронтовой праздник

В прифронтовой Москве накануне наступления нового 1942 года было получено распоряжение «сверху» об организации продажи новогодних елок и о выдаче гражданам по продуктовым карточкам дополнительно по бутылке вина.

Дед Мороз и «органы»

На «главной елке Страны Советов», устраиваемой в Кремле, актеров, которым предстояло играть Деда Мороза, Снегурочку и прочих персонажей новогоднего спектакля, перед их утверждением на роль тщательно проверяли «на благонадежность» сотрудники КГБ. Кроме того на каждом представлении (даже том, которое начиналось утром 1 января!) обязательно присутствовали «контролеры» – инструкторы идеологического отдела ЦК КПСС. Впрочем, не взирая на столь тщательный контроль, в ходе престижного кремлевского представления для детишек бывали «накладки». Например, однажды, актер, игравший роль Зимнего Волшебника, забыл слова! После этого ЧП, случившегося в январе 1966-го, все последующие детские новогодние праздники в Кремле проводили под фонограмму.

Ель от Ельцина

Традиция ставить самую большую новогоднюю елку посреди Соборной площади в Кремле относится еще ко временам царствования Николая II. Правда, такое нарядное дерево появлялось в романовские времена всего лишь два или три раза, когда императорская семья отмечала наступление Нового Года в московском Кремле, а не в своем любимом Царском Селе под Петербургом. «Императорское правило» было возобновлено уже в наше время, при президенте Ельцине. В декабре 1996 года на Соборную площадь привезли и установили там огромную ель, которую украсили гирляндами и игрушками. С тех пор это «действо» происходит перед каждыми новогодними праздниками.