«Обобрали и бросили». Последняя правда о смерти Яны Прежевской

Доверенный человек семьи рассказал, кто, по ее мнению, виноват в гибели светской львицы

14.05.2015 в 15:54, просмотров: 75111

Светской львицы Яны Прежевской не стало в феврале этого года. Но до сих пор обстоятельства ее жизни и смерти не дают покоя жителям Рублевки.

Нам удалось разыскать человека, который близко знаком с семьей погибшей. Никита В. согласился на откровенное интервью «МК»: «Давайте поставим точку во всей этой истории. Я расскажу, как на самом деле умерла Яна... И кто был с ней рядом в последние дни».

«Обобрали и бросили». Последняя правда о смерти Яны Прежевской
Фото из личного архива.

«Никита продал квартиру Яны за гроши. Подозреваем, что вырученные деньги забрал себе» — такое обвинение в адрес мужчины выдвинули подруги погибшей.

Мы встретились с «обвиняемым» в городском кафе.

 — Три месяца, как нет Яны. И на протяжении всего этого времени подруги Прежевской пытаются докопаться до какой-то истины, ведут собственное расследование, ищут тех, кто мог якобы убить Яну, обвиняют во всех смертных грехах ее супруга Евгения Фролова, — начал разговор Никита В. — Я хочу рассказать, как и почему происходило падение Прежевской на самом деле. И уж поверьте, мы с Фроловым пытались вытащить ее из ямы, в которой она оказалась по доброй воле. Не получилось.

Никита В.: «Мы с Фроловым пытались спасти Яну...» Фото из личного архива.

— После того, как Яна ушла от богатого мужа, вы вроде взялись продавать ее квартиру. Подруги Прежевской обвиняют вас в обмане: мол, продали жилье за гроши.

 — Насчет подруг — отдельная история. Все они дали о себе знать только после смерти Яны, потому что почувствовали: на теме Прежевской можно себе сделать имя, например, засветиться на телевидении. А когда Яне было худо, никто из них не протянул ей руку помощи. Ни одна. Что касается квартиры Прежевской: квартиру на Шаболовке Яна продавала сама через агентство. Я к этой истории не имею никакого отношения. Выручила она за жилье 22 миллиона рублей. Дороже она не стоила. Это была обычная типовая «трешка», к тому же убитая. Все деньги Яна получила на руки.

 — Выходит, обобрали Прежевскую совсем другие люди?

 — В 2011 году Яна влюбилась в тренера по теннису Дениса. Их роман продлился два года. А после, в 2013 году, Яна подружилась с «троицей» — Русланом, Таей и Эвой. В то время она уже ушла от Фролова, снимала квартиру в Соснах, которая обходилась ей в 85 тысяч в месяц. Вот эти люди и обчистили Прежевскую.

— На чьи деньги она снимала квартиру?

 — Когда она ушла от мужа, то не осталась на улице без гроша в кармане, как писали ранее. Яна забрала драгоценности, машины, вещи. У нее были деньги, которые она выручила с продажи московской квартиры. Она не бедствовала.

Яна Прежевская с мужем Евгением Фроловым. Фото из личного архива.

 — Почему она забрала вещи, а не детей? Все трое сыновей остались с отцом?

 — Тему детей не будем трогать. Евгений оберегает их, как может, от всей этой шумихи. Хотя сделать это непросто.

 — Говорят, виной тому, что муж запретил Яне общаться с детьми, — ее образ жизни. Она выпивала?

— Да, Яна выпивала...

В какой-то момент Женя решил для себя, что у него другая жизненная программа: он воспитывает детей, ходит на рыбалку, занимается спортом, работает с утра до ночи. Вес домашних проблем тоже всегда лежал на плечах Жени.

— Почему у такого положительного мужа оказалась такая непутевая жена?

— Янку сорвало в один момент.

— Из-за чего?

 — Сложно сказать, что у нее в голове перевернулось. Когда она познакомилась с Денисом, тогда и «слетела с катушек». Возможно, ее настиг кризис среднего возраста и она не смогла с ним справиться.

— Роман Яны и Дениса развивался на глазах мужа?

— Да, все происходило в Барвихе, где они жили. Однажды Яна перестала даже скрывать свои отношения. Доходило до того, что Яна выпивала с Денисом в одном ресторане, а в другом заведении, напротив, ужинали друзья ее семьи.

 — Почему Яне приглянулся этот Денис? По статусу он явно уступал Фролову?

 — Денис — обычный парень, моложе Яны почти на 20 лет. Он занимался теннисом с детьми Прежевской и Фролова. Возможно, Денис захотел хорошей, сытой жизни. Он понял, что Яна — его шанс, за который надо зацепиться. Второго шанса не представится. Он его использовал. Играл он в любовь или на самом деле ему нравилась Прежевская — не могу сказать. Сама же Яна искренне верила, что он любит по-настоящему. Я пытался убедить Прежевскую, что он любит больше ее счет в банке. Вдалбливал ей в голову элементарные вещи: «Тебе 39 лет, а ему 20. Он сидит в фитнес-зале инструктором и видит вокруг себя 18–24-летних девушек. И сколько бы денег у тебя ни было, но годы ты себе не купишь. Смотри реально на вещи». Но Яну будто зомбировали, она не слышала меня, твердила как заведенная: «Я хочу верить в любовь, может, она у меня последняя в жизни».

— Может, и правда это была любовь?

 — В какой-то момент Денис решил уехать из России в Америку, где у него жили родители, и открыть там спортивный клуб. Денег на проект, естественно, не было. Яна отдала ему часть средств. Потом тоже уехала к нему. Помню, звонила мне оттуда с одной просьбой: «Никита, у меня закончились деньги, переведи мне на счет». Ей не хватало того, что изначально было на карте. А там были огромные суммы. Яна ничего не жалела для парня — возила его по самым дорогим курортам: Мальдивы, Бали. Выпрашивал ли он у нее деньги? Да, выпрашивал. Я слышал их разговоры, общался с ним, знаю, о чем говорю. Но если быть откровенным, она отдавала ему все по собственному желанию, потому что верила в любовь этого человека. Денис в свою очередь стеснялся ее возраста, не одобрял наличие у нее детей. Постепенно их отношения сошли на нет. Через три месяца Яна вернулась в Россию. А Денис открыл в Америке клуб. 25 процентов от выручки обещал переводить Яне. Не перевел ни копейки.

Фото из личного архива.

 — К тому времени в жизни Фролова уже появилась новая женщина, молодая киевлянка Мария Ротань...

 — Мария появилась позже. И это личная жизнь Евгения Валентиновича. Новая гражданская жена в этой истории не фигурирует, трогать ее не надо.

«Фролов до последнего боролся за жизнь супруги. Оплачивал все ее госпитализации»

 — После того как Яна распрощалась с Денисом, на горизонте замаячили люди, которые и обобрали ее до нитки. Откуда они взялись?

 — Аферисты Руслан, Тая и Эва появились внезапно. Вроде Руслан снимал квартиру в Соснах, по соседству с Яной. Иначе они не смогли бы познакомиться. Яна была не тем человеком, с которым можно перекинуться парой слов на улице у подъезда. Она всегда спускалась из квартиры, садилась в машину и уезжала. Никогда не общалась с незнакомцами, ни с кем не судачила, никому не улыбалась. Руслан и две барышни появились около Яны в одно время. Их действия были слажены. Явно они были изначально в сговоре. И кто такая Прежевская, прекрасно знали. Но пока Фролов, я и мама Яны находились рядом с ней, то мы могли контролировать ситуацию. Янка ведь за последний год совсем сдала. Ее гепатит прогрессировал со страшной силой. К тому же у нее диагностировали сложную форму энцефалопатии — это когда нарушается кровоснабжение, наступает отмирание мозга. Безусловно, все ее недуги отягощались на фоне злоупотребления алкоголем.

— На фотографиях Яна не выглядит опустившейся женщиной.

 — Алкоголичкой ее нельзя назвать, но выпивала Яна прилично. У нее диагностировали цирроз печени.

Врачи в больнице запускали орган заново, Яна лежала в реанимации. Там же произошел приступ эпилепсии. Доктора чудом ее выходили. В тот момент рядом с Яной находился я, оплачивал все счета Женя Фролов. Расходы понес он немалые: 500 тысяч рублей в неделю обходилось пребывание Яны в клинике. Фролов заботился о том, чтобы даже в период реабилитации продукты Яне привозили из ее любимых ресторанов. Женя старался помогать, невзирая на все их личные неурядицы. В какой-то момент на него стало страшно смотреть. Я видел, что человек морально устал и понял, что бороться бесполезно. Мама Яны, Лидия Ивановна, по пятам ходила за дочерью, заставляла ее принимать лекарства. Уговаривала ее не пить, поесть. Но как только Яна приходила в себя, тут же начинала кричать, что она самостоятельная и не стоит лезть в ее жизнь. Ну и в этот момент ее постепенно обрабатывали новые «друзья». В итоге они сделали все возможное, чтобы она прекратила всякое общение со мной, с мамой, с Фроловым. Даже умудрились водителя Яны, Шухрата, уволить, который везде за ней ходил и оберегал.

— Как же трем «товарищам» удалось взять под свой контроль взрослую женщину?

 — Для всех это остается загадкой. Они убедили Яну, что помогут ей выжить. Предложили открыть магазин, куда Яна вбухала последние деньги. Как вы понимаете, магазин открыт не был. Когда Яна ушла от Фролова, то забрала два «Мерседеса». Один из них, белый, позже прикарманил себе Руслан. Вместо него подогнал Яне «Феррари». Говорил ей: мол, прокатись по Барвихе, покажи новой пассии Фролова, что ты круче ее. В итоге Яна лишилась и «Феррари», и «Мерседеса», и денег. Разбираться с пропажей она не стала, потому что в этот момент у нее начались серьезные проблемы со зрением. Она стала стремительно терять зрение, не могла читать СМС в телефоне. И снова помочь ей взялся Фролов. Именно он отправил ее в клинику, где ей лазером восстанавливали сетчатку глаз. Я тогда каким-то чудом на время отодвинул в сторону ее гоп-компанию. Постепенно зрение к ней вернулось. И Яна снова пришла к «приятелям». А потом наступил момент, когда мы полностью потеряли контроль над Прежевской. Вот тогда у нее пропали все драгоценности, исчезли деньги со счетов. Полиция однажды остановила Руслана, в машине у него оказались сумки Яны стоимостью 20–40 тысяч евро. Оправдался он тогда легко: «Яна велела продать».

— Правда, что Прежевская писала новым «друзьям» расписки, что они могут распоряжаться ее вещами?

 — Толком ничего не писалось. Она оформила лишь доверенность на драгоценности. В остальном она им доверяла. В тот момент Яна находилась в тяжелой депрессии, ей необходима была профессиональная медпомощь. Люди же, которые ее окружали, старались делать все, чтобы Яна была жива, но не в состоянии контролировать ситуацию. Они держали Прежевскую либо в алкогольном опьянении, либо в коматозном состоянии. В последние месяцы к ней уже не подпускали никого.

«Если бы она сказала Жене: «Давай начнем все сначала», он бы дрогнул»

 — Влиятельный Фролов знал об аферистах, почему не остановил этот беспредел?

 — Как остановить, если Яна не давала? Ведь явного криминала не было. По факту она с подругами просто пыталась открыть магазин. «Друзья» внушали ей: «Мы продаем твои вещи, драгоценности, машины, чтобы ты лечилась и нормально жила. Мы откроем магазин, который будет приносить тебе прибыль».

— А «поговорить» с этими людьми по-мужски?

 — Яна никого не подпускала к своим друзьям. Мы давления на нее не оказывали.

— Яна часто обращалась за помощью к Фролову?

 — Помощь, которую Яна просила у Жени, он оказывал в полном объеме. Все госпитализации оплачивал. Их было предостаточно. Последний раз, когда Яну вытащили с того света, реаниматологи предупреждали нас, что ей нужна либо трансплантация печени, либо мощное медикаментозное лечение. Фролов думал отправить ее на лечение в Германию. Не успел…

 — Как вы понимали, что Прежевскую пора госпитализировать, если практически не видели ее?

 — Как я понимал, что ей требуется госпитализация? Иногда все-таки приезжал к ней домой. Видел, что она желтого цвета, спит по 24 часа в сутки и не может проснуться. Дурак поймет, что надо врача вызвать. Женя привозил ее в клинику буквально на руках, на своей машине. Да, его злила эта ситуация, но он делал все, что от него зависело, пытался спасти Яну. Предлагал ей любое лечение. Платил врачам дополнительно, чтобы те следили за ее состоянием. Но как только Яне становилось лучше, она забывала, что клялась больше не пить, посылала Женю, и все повторялось заново. Замкнутый круг. А Фролов тем временем продолжал еще работать, заниматься детьми, организовывать их досуг. Кстати, похороны Яны тоже оплатил Фролов.

— Но сам на похороны не пришел?

— Мы не хотели видеть Яну в гробу. Хотели запомнить ее жизнерадостной и счастливой. После ее смерти Евгений собрал у себя всех, устроил поминки. Несмотря ни на что, Женя любил ее до последнего. И если бы она сказала ему «давай начнем все сначала», он дрогнул бы. Но она не позвала его…

— Вы были на последней квартире Яны, где она умерла?

 — Да, она жила в квартире на Соколе. Там ничего ценного уже не осталось. Оттуда вывезли все вещи: коллекции часов, большие и дорогие сервизы, столовое серебро, которое стоит серьезных денег, продали всю коллекцию авторских шуб. Про сумки, вечерние платья стоимостью пару десятков тысяч долларов я уж молчу. Например, только одна ее шуба из соболя стоила порядка 200 тысяч евро. Ее покупали во Франции, шили на заказ.

У Прежевской были норковые вязаные манто, которые отшивались в единственном экземпляре специально под нее в модном доме Christian Dior. Она заказывала себе сумки от Hermes уникальных цветов, каких ни у кого не было. Стоили они 25–28 тысяч евро. Помню, когда я к ней приехал, она попросила меня помочь оформить ей кредит на 40 тысяч рублей. Оформили. Все деньги она сразу перевела Эве, сказала, что нужно заплатить за строительство мифического магазина.

Я тогда поинтересовался судьбой ее второго, черного, «Мерседеса». Яна вздохнула: «Машина в ломбарде». Драгоценности подружки и Руслан взяли у нее под «честное слово», сказали, что оценят и вернут. Еще Яна была вип-клиенткой одного банка. У нее была карта, на которой было заморожено 2 миллиона рублей. Этих денег мы тоже не нашли. Куда все ушло? Хорошо погрели руки эти люди на Прежевской.

— Где они сейчас мошенники?

— В бегах. Я не могу комментировать некоторые моменты, пока идет следствие. Фролов занялся этим вопросом.

Фото из личного архива.

— Почему после смерти тело Яны было в синяках? Есть основания предполагать, что ее избили перед смертью?

 — Нет, Яна умерла своей смертью. Что касается синяков — в последние несколько лет у нее все тело было в синяках. Индивидуальная особенность кожи. После ее смерти нам представили заключение патологоанатомы 67-й больницы. Криминала там не было...