Убить и не ответить: каким должен быть возраст уголовной ответственности

Злоба дня

12.10.2016 в 20:43, просмотров: 10339
Убить и не ответить: каким должен быть возраст уголовной ответственности
фото: Геннадий Черкасов

Во вторник в одну из больниц Дивногорска Красноярского края с ножевыми ранениями поступили две 12-летние школьницы. Ножом их ударила ровесница. Перед этим между детьми была беседа во дворе дома, как утверждают следователи, занимающиеся этим делом, «так и не переросшая в конфликт». После чего одна из девочек попросила двух других повернуться к ней спиной, обещая сюрприз. И ударила обеих принесенным с собой ножом — нанесла каждой по два касательных ранения по бокам. После чего убежала с места происшествия. По счастью, раненых увидел проезжающий мимо на квадроцикле мужчина — оказал им первую помощь и отвез в больницу. Как удалось выяснить следствию, отношения таким кровавым способом выяснялись из-за одноклассника.

Случилось все это сразу же после страшного происшествия, когда в Красноярске же тринадцатилетний подросток зарезал ровесника на почве ссоры из-за аниме. (Информация об этом появилась в понедельник.) Тогда удар ножом пришелся в самое сердце.

В обоих случаях дети общались не только в реале, но и в сети Интернет. Но общим в обеих чрезвычайных ситуациях является не только это. Главное, что шокирует, — одинаковая колоссальная выдержка подростков, взявших на вооружение нож.

Малолетний убийца ударил ровесника также без предварительной ссоры, вообще без особенных разговоров — просто подошел и сразу убил. И даже не убежал. Так и стоял, глядя, как ровесник истекает кровью. Наблюдал за случившимся и его друг, пришедший на ту роковую встречу с бейсбольной битой. Во втором случае напавшая — девочка, да еще на год моложе — подняла нож и ударила ровесниц в общей сложности четыре раза. Четыре! И рука у нее не дрогнула.

В обеих этих историях по-настоящему пугает буквально все. И обстоятельства случившегося, и возраст преступников, и их невозмутимость, и хладнокровие, и последовательность, и тот факт, что они не состояли ни на каких учетах, то есть были вполне обычными, рядовыми подростками, ничем не выделяющимися в массе остальных. Господи, как они вообще могли? Это же... Дети? Нет уж, извините, никакие они не дети. Они — кровью написанное заявление, сообщающее обществу, что нынешние подростки достигают той зрелости, за которой должна стоять уголовная ответственность за свои деяния не в четырнадцать лет и даже, как показал второй случай, не в двенадцать, а гораздо раньше. Заявившие нам в самой жесткой форме из всех возможных о том, что нынешние четырнадцатилетние — вполне взрослые люди. Живущие в своем собственном мире, имя которому Интернет. И они к своим 14 годам уже зачастую хорошо обучены убивать в компьютерных играх, берут на вооружение хладнокровие и выдержку из бесконечного количества увиденных в Сети боевиков и фильмов ужасов, оценивают свою значимость через страх, который внушают ровесникам. Но не это главное. Главное, они очень хорошо понимают, что им, не достигшим четырнадцатилетия, ничего ни за что не будет. Ни за членовредительство. Ни за убийство. Они — неподсудны. Так решило общество. Мы с вами. Пусть даже не впрямую, а опосредованно, через те самые крики из самых добрых побуждений, что уголовная ответственность с десяти лет, как предлагалось ввести когда-то, это людоедство. Мы его предотвратили. Жаль только не заметили вовремя, в каком возрасте меняют нынешние дети машинки и куклы на ножи и биты.

Впрочем, оба случая не прошли мимо глаз следственных органов. Комиссии по делам несовершеннолетних поручено подготовить ходатайство в суд об изоляции от общества малолетнего убийцы. Не исключено, что, невзирая на факт незначительных ранений у обеих девочек, такую же меру наказания применят и к поднявшей на них нож ровеснице. Только вернет ли это других, немного не достигших четырнадцатилетия, обратно в детство? Может быть, вернее сегодня не затягивать искусственно невинный возраст, а увеличить нашим детям границы юношества? Со всеми его правами. И, как следствие, с ответственностью. Включая уголовную. По меньшей мере за умышленные убийства.

 

Мнение эксперта

О том, как сейчас работает с несовершеннолетними правоохранительная система, «МК» побеседовал с юристом Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александром КОШКИНЫМ.

— С какого возраста в России несовершеннолетнего можно привлечь к уголовной ответственности?

— По таким преступлениям, как убийство, умышленное причинение тяжкого или среднего вреда здоровью, похищение, изнасилование, разбой, грабеж, вымогательство и прочие серьезные преступления, уголовная ответственность наступает с 14 лет. За другие преступления — с 16 лет.

— Девочке, совершившей это преступление, еще нет 14. Что ее ждет?

— Следовательно, она не может быть привлечена к уголовной ответственности. Если она будет признана вменяемой, то, скорее всего, будет помещена в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа для несовершеннолетних.

— Для чего они нужны?

— Основная их задача — коррекция поведения подростка, его обучение, подготовка к общественно-полезной деятельности, привлечение к труду. В таких учреждениях воспитательная, культурно-массовая и спортивная работа сочетается с определенным режимом содержания.

— Кто определяет этот режим и срок пребывания в учреждении?

— Решение принимается судом при непосредственном участии комиссии по делам несовершеннолетних. То есть именно комиссия ходатайствует о помещении туда преступника, не достигшего 14-летнего возраста.

— Наверняка и до этой трагедии были случаи, которые должны были заставить комиссию по делам несовершеннолетних обратить внимание на эту девочку. В каких случаях подростков у нас ставят на учет и что после этого происходит?

— Основанием для постановки несовершеннолетнего на учет может стать совершение им правонарушения, в том числе участие в драке. Если семья подростка до этого не попадала в поле зрения органов опеки и попечительства как неблагополучная, то за ней будут следить. С подростком и его родителями, в частности, будут проводить профилактические, разъяснительные, предупредительные беседы. Например, разъяснять им возможные последствия поступков, в том числе юридические. Зачастую это заставляет несовершеннолетнего задуматься.

— Как вы считаете, нужно ли снижать возраст привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности?

— Не думаю. Случаев, когда дети до 14 лет совершают серьезные преступления, очень мало. К тому же подростковая психика — вещь сложная. И сейчас суд, принимая решение о наказании несовершеннолетнего, обязан выяснить уровень его психологического развития. Бывает, что подростку 15 лет, а его уровень развития — как у 11-летнего. И возможность осознавать последствия своих действий у него соответствующая. А вот сроки давности для особо тяжких преступлений, совершенных несовершеннолетними, на мой взгляд, нужно менять.

— А что с ними не так?

— Сейчас эти сроки вдвое меньше, чем у взрослых. Но, как правило, в 15–16 лет подросток отлично понимает, что он делает. Допустим, он убил кого-то, а известно об этом стало только через 10 лет. Но срок давности для него будет составлять 7,5 года, и наказания он не понесет. На мой взгляд, это огромный перекос, и сроки давности для несовершеннолетних нужно уравнивать с взрослыми.