Замурованным в подвалах кошкам дадут свободу

Продухи в подвалах разрешили не замуровывать ради бродячих животных

23.04.2018 в 16:38, просмотров: 2766

Эти драмы разыгрываются в подвалах городских домов едва ли не ежедневно. Коммунальщики замуровывают продухи в подвалах, служащие убежищем для кошек, и те, не имея возможности выбраться, зачастую погибают. Работники ЖКХ от себя обвинения в живодерстве отклоняют и ссылаются на нормы и правила эксплуатации жилых домов.

Замурованным в подвалах кошкам дадут свободу
фото: pixabay.com

И вот Минстрой пообещал эти нормы и правила изменить. Отверстия в цоколях разрешат оставлять открытыми — тем более что это нужно и для вентиляции подвала. Но котам и их защитникам расслабляться рано: общие собрания собственников могут проголосовать за то, чтобы закрыть кошачьи лазейки сеткой. А это значит, что грядет новое противостояние между любителями и гонителями животных.

Министерство строительства и жилищно-коммунальных реформ Росси в ближайшее время внесет поправки в нормы и правила технической эксплуатации жилищного фонда: в цоколях многоквартирных домов будет разрешено оставлять продухи (вентиляционные отверстия) размером 15 на 15 см. Это дает возможность бездомным кошкам — обитающим чаще всего именно в подвалах — проникать внутрь и выходить наружу.

Решение министерства избавит нас от кошачьих трагедий, которые нередко случаются в Москве в холодное время: коммунальщики, ссылаясь на те самые нормативы, закладывают отверстия листами фанеры или железа, а то и замуровывают кирпичами. Кошки в лучшем случае остаются снаружи и лишаются крова и тепла — в худшем же мучительно гибнут внутри от голода и жажды. Открыть дверь подвала и выпустить кошек часто невозможно, а пробивать продух ломом — незаконно.

Как на подлодке

— Мне, наверное, будет это сниться до конца жизни! — рассказывает Анна Азарова, жительница улицы Юных Ленинцев. — Их замуровали в ноябре. Целую семью кошек, моя дочка их очень любила — черепаховую маму и трех котят. Ремонтники заложили дырку в цоколе — сказали, так положено. И ушли. А они пищали день, второй — страшно пищали, было слышно во всем подъезде. Как будто на подводной лодке. Их вытащили на четвертый день — уговорили слесаря открыть подвал. Из котят выжил один, его и кошку забрала наша соседка.

Подобных историй в одной Москве — сотни, если не тысячи, рассказывала корреспонденту «МК» зоозащитница Валентина Лебедева. Почти во всех старых московских домах (до 12-этажек включительно, а также во многих более высотных сериях) в цоколях имеются продухи, предназначенные для вентиляции подвала. Эти отверстия со временем облюбовали подвальные кошки — через продухи можно было скрываться в подвал от собак и холода. В те годы, впрочем, кошки жили даже в продуктовых магазинах — толстые, откормленные и ленивые, они лежали на упаковочных столиках и никого не раздражали.

Примерно в середине 1990-х годов наступила эра строгих санитарных норм — и кошек «попросили» из магазинов. Тогда же — «чтобы крысы не забегали» — начали замуровывать продухи. Норма о «недопущении проникновения в подвальные и технические помещения грызунов, кошек, собак» выполнялась простейшим способом — продухи начали закладывать и замуровывать. Затем добавились нормы теплоэффективности — и на зиму вентиляционные отверстия подвалов начали закладывать ради сохранения тепла и сухости. В результате — открытые круглый год продухи стали скорее исключением, чем правилом.

— Собаки и холод — это основные враги кошек в городе, — говорит Анна Азарова. — Вы заметили, что кошек в Москве стало намного меньше? Их съели собаки, они замерзли у заколоченных продухов или задохнулись внутри.

Против с ломом

Впрочем, далеко не все москвичи так чувствительно относятся к подвальным кошкам. Некоторые их, прямо скажем, не любят — прежде всего из-за специфического запаха. Потому что большинство бездомных кошек и котов, конечно, не стерилизованы.

— У свекрови кошки так изгадили подъезд, что зайти в него нереально, глаза щиплет, в квартиру запах идет тоже, — рассказывает в соцсетях москвичка Елена Манаева. — Все это очень трогательно, но бродячих животных не должно быть в принципе.

— Одна кошка — еще ничего, но ведь они плодятся! — добавляет Татьяна Сурова, старшая по подъезду в одном из домов на улице Академика Бочвара. — Когда в доме десять кошек, это и запах, и антисанитария. И потом все равно они гибнут — от собак, под колесами. А могут и разносить болезни. В общем, я против открытых продухов.

Такие взгляды зоозащитникам могут показаться жестокими — но в поправках Минстроя учитываются и их интересы. «По решению общего собрания собственников на эти продухи может быть наложена заградительная сетка», — рассказал замминистра Андрей Чибис, представляя поправки. Таким образом, вентиляция будет обеспечена, а вот кошкам ходу все-таки не будет. Единственная разница с нынешним положением — в том, что убеждать и требовать выпустить кошек из подвала надо будет не у абстрактных «властей» (которым, конечно, не будет до животных дела), а у конкретного совета дома. И тут вряд ли кто-то сможет с недрогнувшим лицом обречь кошек в подвале на голодную смерть.

Другое дело, что собрать общее собрание жильцов многоквартирного дома — дело, требующее самоотверженной работы. «В прошлом году, когда шли споры о реновации, у нас было объявлено общее собрание, — рассказывает Тамара Шабунина, жительница Новощукинской улицы. — И что же? Пришли три человека, вот и всё. Какой там кворум, ничего и не решили». Стало быть, скорее всего, в силе останется изначальное положение — то есть открытые продухи.

Пока же реальностью стали столкновения между желающими освободить кошек и сторонниками замуровывания. Сейчас в Москве судят Алексея Тихомирова, вскрывавшего ломом продухи подвалов: за драку с подошедшими соседями (а у Тихомирова в руках был лом, так что защита сразу приняла серьезный оборот) ему грозит уголовное наказание. Самое обидное, что это произошло весной — когда риска замерзнуть у кошек уже нет.

А ведь решить проблему, ко всеобщему удовольствию, — более чем просто. Скинуться, прооперировать имеющихся в подвале кошек — и они перестанут пахнуть и приносить новых котят. Но, как сказал поэт про аналогичный случай с лампочкой, — «денег всё не соберем».