Художник, убивший заложника-соседа, восхитился поступком Виталия Калоева

В суде при аресте Александр Боровой заявил, что после случившегося считает себя настоящим мужчиной

30.05.2018 в 15:42, просмотров: 3266

«Я очень доволен, так как после содеянного чувствую себя мужчиной» — этими словами прокомментировал в среду, 30 мая, в Преображенском районном суде свой арест 58-летний московский художник Александр Боровой, неделю назад взявший в заложники женщину с ребенком и застреливший ее мужа. Перед процессом мужчина рассказал, почему пошел на преступление, а также о черных риелторах, которые якобы захватили Восточный округ Москвы, и своих кумирах.

Художник, убивший заложника-соседа, восхитился поступком Виталия Калоева
фото: Дарья Федотова

В зале суда Боровой появился в крайне неприглядном виде — мужчина (насколько это было возможно) натянул на голову футболку, так что из ворота торчал чуб седых волос. При этом в «аквариум» он заходил почти со спущенными штанами — из-за того, что его руки были в «браслетах», подтянуть джинсы он не мог. Впрочем, в «аквариуме» Боровой не задержался — выяснилось, что на избрании меры пресечения в Преображенском суде обвиняемые находятся в зале. Художник к этому моменту успел привести себя в порядок, вернуть всю одежду на место.

— П... не дали... — плюхнувшись на скамью, ругался обвиняемый из-за того, что, видимо, не успел сходить в туалет.

Когда журналисты стали задавать вопросы, адвокат обвиняемого Сергей Елисеев неожиданно выступил с речью. За несколько минут защитник рассказал журналистам всю фабулу дела. По его словам, долю в квартире его подзащитного потерпевшие соседи получили от его сына незаконно и «сделали жизнь невыносимой». В итоге Боровой стал обивать пороги полицейского отделения в надежде на справедливость:

— Он по восемь заявлений в неделю подавал в полицию, — заявил адвокат.

На этом моменте обвиняемый воспрял духом: поднял высоко голову и стал в подробностях рассказывать о ситуации, в которой оказался.

— Подтверждаю слова своего адвоката. Я очень много раз вызывал полицию, ходил к участковому, у меня сохранилось несколько заявлений... но ни разу ни один милиционер не сказал ничего, не предупредил, не защитил. Я обращался к государству, говорил: «Помогите! Защитите! «Черные риелторы» творят беспредел!» — не на шутку возбудился художник.

В какой-то момент находившимся рядом с обвиняемым в одном зале стало не по себе:

— Это называется НЛП, когда солдатика молодого чморят... У них несколько методов воздействия. И первое, конечно, алкоголизм, когда спаивают и вывозят... — под гробовое молчание в зале продолжил обвиняемый.

Нейролингвистическое программирование конкретно в его случае, пояснил художник, заключалось в том, что соседи «отключили свет, воду, канализацию».

— Неделю не мог помыться, бегал в туалет на улицу, — пожаловался Боровой.

Точкой невозврата, по его словам, стало покушение соседа на его жизнь. В один из дней он забежал к художнику в комнату с молотком:

— Забегает в комнату риелтор и говорит: «Еще живой?» После этого хватает молоток и... хорошо, люстра попалась... Перед этим он выломал дверь с косяком и косяк бросил в меня... Я вызвал милицию, менты, собаки легавые, приехали и говорят: где твой паспорт? Паспорта не было. Они развернулись и уехали, — закончил свой остросюжетный рассказ Боровой.

Когда журналисты спросили его, каково это, убить человека, он откровенно заявил:

— Мне легко, радостно. Мне сейчас радостно, что я как мужчина защитил себя... Государство полностью даже словом не помогло. Чувствую себя очень хорошо, я знаю, что мне светит, но мне приятно как мужчине...

Кстати, Боровой, похоже, действительно прекрасно ориентируется в реальности. Когда судья спросила его, согласен ли он с тем, что следователь просит арестовать его до 24 июля, тот ответил:

— Я достоин ареста и со всем согласен. Другого пути все равно нет, я осознаю, что на волю меня не выпустят.

Пока судья выносила в совещательной комнате решение, обвиняемый как мог намекал, чтобы его спросили про его творчество.

— Про картины могут расспрашивать, пока я не сел... — сказал Боровой своему адвокату.

Впрочем, искусство в этот момент никого не волновало. И художнику пришлось снова погружаться в прошлое. Он также рассказал, что квартира, в которой произошло убийство, была нажита в браке. «Черные риелторы» якобы купили долю сразу, потому что в объявлении фигурировала заманчивая фраза «одинокий пожилой мужчина». О себе художник рассказал, что сам он из Сибири и в Москве, кроме 26-летнего сына и бывшей жены, которые, к слову, даже не позвонили, у него никого нет.

— Знаете, как бывает, мама настраивает ребенка, мол, отец плохой. У меня так же было. Я считал отца плохим, пока он не умер... — поделился личным обвиняемый.

— Мне очень нравится Калоев, — в какой-то момент обронил Боровой, видимо, имея в виду Виталия Калоева, который застрелил диспетчера, по вине которого в 2002 году в авиакатастрофе над Боденским озером погибла вся его семья.

Напоследок обвиняемый просил журналистов проверить ОМВД «Ивановское», куда он безрезультатно носил свои заявления и из-за бездействия которого это произошло.

Когда судья вынесла решение — избрать меру пресечения в виде заключения под стражу на два месяца, Боровой даже не шелохнулся, настолько очевидным был для него итог заседания.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.