Хроника событий Комсомольское прошлое российских бизнесменов: как начинали Ходорковский и Зюкин Почему аппаратчики-комсомольцы рискнули устроить путч в 1991-м Правительство Москвы наградило лучших комсомольцев 100 лет комсомолу: почему он развалился С днем рождения ВЛКСМ поздравили Путин, Лещенко и другие комсомольцы

Почему комсомольские чиновники обиделись на председателя КГБ

Карьеристы и неудачники

23.09.2018 в 17:39, просмотров: 5599

23 октября 1981 года председатель КГБ Юрий Андропов отправил в ЦК КПСС секретную справку «о негативных проявлениях среди бойцов комсомольско-молодежных отрядов». Справку составили в пятом управлении КГБ (борьба с идеологическими диверсиями). Национальными проблемами в стране занимался комитет госбезопасности. «Поручить чекистам» — эта формула казалась советским руководителям спасительной.

Почему комсомольские чиновники обиделись на председателя КГБ
Фото: wikimedia.org/RIA Novosti archive

Подписал справку начальник пятого управления генерал Филипп Бобков: «На строительстве важнейших объектов нефтегазовой промышленности в Тюменской области в составе шести комсомольско-молодежных строительных отрядов, сформированных в Закавказье, Средней Азии и других районах страны, находятся более семи тысяч молодых рабочих.

В течение последних двух лет среди бойцов этих отрядов имели место негативные проявления. Так, в 1979 году произошли массовые драки между бойцами отряда имени 25 летия целины, прибывшими из Грузии, и местными строителями нефтехимического комбината; в поселке Локосово Сургутского района между бойцами из Литвы и местными жителями; в поселке Уренгой Пуровского района между группой местной рабочей молодежи и комсомольцами из Азербайджана.

В 1980 году в г. Нижневартовске во время драки между бойцами отряда «Молодогвардеец» убит комсомолец Беспалов. В 1981 году в г. Тобольске произошла массовая драка между бойцами отрядов, прибывших из Армении и Азербайджана. Как правило, указанные инциденты возникали из хулиганских побуждений, на почве употребления спиртных напитков и наркотиков, но затем приобретали националистический характер».

Справку, которая свидетельствовала о том, как легко в Советском Союзе вспыхивали конфликты на национальной почве, отправили в архив. Обсуждать эти темы не хотелось. Беспорядки воспринимались крайне болезненно. Ни в коем случае не допустить предания их гласности! Острота национальных проблем тщательно скрывалась от обычных граждан, поэтому вспыхнувшие в перестроечные годы конфликты окажутся для страны полной неожиданностью.

МНЕНИЕ ПЯТОГО УПРАВЛЕНИЯ

В позднесоветские годы в комсомольском аппарате появилась и окрепла группа, которую в служебных документах КГБ именовали «русской партией» или «русистами». Сотрудники пятого управления комитета госбезопасности, видимо, не подозревали, что русисты — научное понятие, обозначающее специалистов по русской литературе и языку.

В эту группу вошли люди, считавшие, что в Советском Союзе в угоду другим национальностям сознательно ущемляются права русских. Тон задавали комсомольские функционеры, занимавшие ключевые должности в идеологической сфере.

«Русисты» считали, что революцию в 1917 году устроило мировое еврейство, дабы уничтожить Россию и русскую культуру. Активисты этого движения выросли на «Протоколах сионских мудрецов», признанных фальшивкой повсюду, кроме нацистской Германии.

Валерий Ганичев, заведовавший отделом культуры ЦК ВЛКСМ, рассказывал, что «Протоколы сионских мудрецов» получил от художника Ильи Глазунова. Заведующий отделом ЦК комсомола читал антисемитскую литературу, «и многое становилось ясным».

Советский Союз разрушался отнюдь не усилиями либерально настроенных диссидентов. Многонациональное государство подрывали крайние националисты, занимавшие высокие посты, в том числе и в комсомольском аппарате. А в других республиках внимательно следили за тем, что происходит в Москве. Если одним можно прославлять величие своего народа и своей культуры, то и другие не отстанут.

— Наверняка вы мечтали оказаться на месте Гагарина? — спросили космонавта Андрияна Николаева, дважды Героя Советского Союза, на редкость скромного человека.

— Каждый хотел, — с горечью ответил Николаев. — Но я заранее знал, что меня никогда не пошлют первым, хотя физически я не уступал Гагарину. Почему? Потому что наше великое государство первым запустило бы в космос только русского человека. Я по национальности чуваш. Разве представителю маленькой нации могли доверить совершить такой подвиг?

Такие настроения подтачивали единство государства.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сказал это еще в советские времена:

— В душе казахского народа сохранилось чувство ущемленности. Нам говорили, что все народы Союза расцветают, как грани алмаза, каждый — своим цветом, своим языком, своей культурой. На деле же казахов сознательно превращали в людей второго сорта, и естественно, что в их душах откладывалась обида.

В результате в республике сложилась своя, условно говоря, казахская партия, которая считала, что казахов ущемляют и недооценивают, что русские и вообще приезжие не по праву занимают руководящие посты в Казахстане...

Только при Горбачеве, в сентябре 1987 года, на секретариате ЦК КПСС заговорили о неадекватности национального состава аппарата: «В ЦК КПСС нет вообще азербайджанцев, киргизов, таджиков. Только один узбек, два молдаванина, один эстонец».

КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ

Известный литературный критик Игорь Дедков, который жил в Костроме, побывав в одном московском издательстве, записал в дневнике: «Вся их пресловутая русская партия пронизана духом торгашества, то есть беспринципна, пронизана стремлением к должностям, карьере, заражена куплей-продажей, приятельством и прочим».

Ненавистники Запада страдали комплексом неполноценности по отношению ко всему иностранному. Столпы отечественного антизападничества, правдами и неправдами выбив зарубежную командировку, ездили за границу с консервами и кипятильниками, варили суп в гостиничном умывальнике, чтобы не растратить зря ни одного драгоценного доллара и прикупить побольше того, что произведено на бездуховном Западе.

Игорь Дедков ужасался обилию коллег, которые твердят «о заговорах и происках мировых дьявольских, бесовских сил против России». Отмечал: «Верный признак умственного порока — повторение одних и тех же доводов, интонаций, слов, приверженность одним и тем же объяснениям и жизни, и истории, сводящим их подоплеку к заговорам, тайнам, бесконечно в мировом масштабе длящимся интригам, направленным, конечно же, против Руси и русских».

«Грандиозное заседание редколлегии «Нашего современника», — записывал в дневнике писатель Юрий Нагибин в октябре 1971 года, — превратившееся прямо по ходу дела в грандиозное пьянство. На редколлегии, как всегда, прекрасны были Виктор Астафьев и Евгений Носов, особенно последний. Говорили о гибели России, о вымирании деревни, все так откровенно, горько, по-русски. Под конец все здорово надрались... Кончилось тем, что Женю Носова отправили к Склифосовскому с сердечным припадком».

Новый главный редактор журнала ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» Анатолий Иванов пожаловался заместителю заведующего отделом культуры ЦК Альберту Беляеву:

— Присудили Валентину Распутину Государственную премию. А разве надо было повесть о дезертире из воюющей Советской армии так поддерживать? На чем воспитывать патриотизм у молодежи будем? Разве дезертир может служить примером любви к родине?

Похоже, за этими рассуждениями о патриотизме крылась обида: почему премию дали ему, а не мне?

Фото: Bundesarchiv

«КАРЬЕРИСТЫ И НЕУДАЧНИКИ»

Националисты составляли списки видных евреев. Руководствовались нацистской методологией — «выявляли» и тех, у кого лишь небольшой процент еврейской крови, и тех, кто женат на еврейках. Борьба с инородцами — метод избавления от конкурентов. Ненавидели сотрудников аппарата, которые не являлись их полными единомышленниками.

Под подозрение попал председатель КГБ Юрий Андропов.

«10 ноября 1982 года умер Брежнев, — записал в дневнике критик Михаил Лобанов. — Через день я пришел в Литературный институт, чтобы оттуда вместе с другими (обязаны!) идти в Колонный зал для прощания с покойным.

На кафедре творчества я увидел Валентина Сидорова — как и я, он работал руководителем семинара. Он стоял у стола, более чем всегда ссутулившийся, отвислые губы подрагивали. «Пришел к власти сионист», — поглядывая на дверь, ведущую в коридор, вполголоса произнес он и добавил, что этого и надо было ожидать при вечной взаимной русской розни».

Сионисты — это евреи, считающие, что они должны вернуться в Палестину, откуда их когда-то изгнали. Но для тех, кто помешался на еврейском вопросе, сионизм обозначал совсем другое — то, что нацисты называли «мировым еврейством».

Почему невзлюбили Андропова?

28 марта 1981 года председатель КГБ сообщал в ЦК: «Под лозунгом защиты русских национальных традиций «русисты», по существу, занимаются активной антисоветской деятельностью. Развитие этой тенденции активно подстрекается и поощряется зарубежными идеологическими центрами, антисоветскими эмигрантскими организациями и буржуазными средствами массовой информации... К «русистам» причисляют себя и разного рода карьеристы и неудачники».

Последнее замечание было, надо понимать, крайне обидным. Меньше всего антисемитам и националистам хотелось, чтобы их называли карьеристами и неудачниками, хотя в данном случае председатель КГБ явно был недалек от истины.

***

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ:

Комсомольские кадры — главный кадровый резерв ведомства госбезопасности

100 лет комсомолу. Хроника событий