О чем не догадываются водители, пользуясь платными дорогами

Гони на все деньги

03.10.2018 в 17:56, просмотров: 3154

Споры о том, нужны ли стране платные дороги, строящиеся, по мнению многих моторизованных граждан, в ущерб бесплатным трассам, не утихают уже который год. Однако сегодня мы не будем дискутировать по этому поводу, а просто расскажем, как устроена жизнь этих магистралей, принадлежащих, между прочим, не частным компаниям, а государству. А заодно поговорим о тарифной политике «платников», о том, как обеспечивается здесь безопасность движения и на какую помощь в нештатной ситуации может рассчитывать оказавшийся тут водитель.

О чем не догадываются водители, пользуясь платными дорогами
фото: Виктория Базылева

В Москве и области уже не сыскать, наверное, водителя, не слышавшего про платную Ленинградку или «Дон». Но спросите у столичного автомобилиста, что он знает о Северном обходе Одинцова — третьей дороге из тех, что облегчают кошельки гостей и жителей Первопрестольной, — и тот, скорее всего, разведет руками: не знаю, мол, о таком. Какие секреты таит в себе неведомая трасса «для богатых» и в чем ее истинное предназначение, выяснил портал «АвтоВзгляд».

Минское шоссе (M1) — обычная, бесплатная Минка — одна из важнейших дорожных артерий России. Трасса работает не только на благо жителей Московской и Смоленской областей — по ней ежедневно идут грузоперевозки из Белоруссии, Польши, Германии и прочих европейских государств. Кроме того, дорога крайне популярна у дачников, имеющих свои летние резиденции на западе Подмосковья. Не мудрено поэтому, что дорога уже давно стала очень проблемной. В часы пик, когда любители отдыха на природе выдвигаются на фазенды, а затем едут обратно, пробки на Минке растягиваются на многие километры, вынуждая водителей тратить на дорогу не два положенных часа, а все шесть. Особо сильная головная боль — заторы на подъезде к столице (примерно от Голицына до МКАД).

фото: Виктория Базылева

В обход

Решить острую проблему с загруженностью Минского шоссе должен был альтернативный путь, получивший название Северный обход Одинцова. Летом 2009 года представители Минтранса и компании ОАО «Главная дорога» подписали концессионное соглашение на строительство трассы протяженностью 18,5 км. Торжественное открытие долгожданного тракта состоялось 26 ноября 2013-го — совсем скоро он отметит свое пятилетие.

Мы неспроста сделали акцент на том, что при заключении сделки использовалась именно концессионная модель. Северный обход Одинцова, как и любые другие объекты, возведенные по этой схеме, не переходит в собственность частного инвестора. Другими словами, трасса принадлежит государству, а концессионер лишь обслуживает ее — в частности, взимает с водителей плату за проезд, покрывая тем самым свои расходы. Срок действия договора — 30 лет, а дальнейшую судьбу шоссе определит правительство.

На века

При проектировании обхода применялся опыт ведущих европейских стран — Германии и Швейцарии: застройщик позаимствовал у зарубежных коллег технические решения и материалы, адаптировав их к особенностям российского климата. Дорожное полотно включает в себя семь составляющих, в том числе сверхпрочную полиуретановую гидроизоляцию, литой асфальтобетон, особую систему водоотведения, полимербитумные вяжущие покрытия и прочие инновационные технологии, опробованные за границей.

Обещают, что трасса благодаря всем этим мудреным методикам прослужит много-много лет, не требуя серьезных ремонтов и вложений. Что же, может и так — но об этом мы узнаем лишь спустя эти самые многие-многие годы. Пока же дорожное полотно нареканий у граждан не вызывает.

Дорого, дорого, дорого

Но если к асфальту у водителей никаких претензий пока нет, то тарифы на проезд — больная тема для обитателей близлежащих районов: граждане вынуждены платить за 18,5 км удовольствия 300–350 руб. в зависимости от того, в какое время дня они заехали на трассу — до обеда или после. Понятно, что в наше время дорого буквально все, но не слишком ли это круто? Или, быть может, дорога изначально строилась для богатых?

Как нам объяснил представитель управляющей компании, цены обусловлены финансовой моделью проекта — той самой, о которой мы говорили несколькими абзацами ранее. Берется общая сумма инвестиций и делится на срок их возврата: получается то, что мы, собственно, и имеем. Кроме того, если сделать проезд слишком дешевым, Северный обход Одинцова встанет в пробках так же, как обычная Минка. И в чем же тогда будет его смысл?

Некоторые особо проницательные автомобилисты сетуют на то, что руководство дороги тесно сотрудничает с навигационными службами. Мол, гаджеты намеренно заводят рулевых на Северный обход, тем самым разводя их на деньги. Но на самом деле это не так. Согласно российскому законодательству, платные трассы могут строиться лишь там, где есть безвозмездные альтернативы. Не хочешь раскошеливаться — добро пожаловать в заторы на M1.

Именовать одинцовский обход трактом для богатых — неправильно, считают в управляющей компании. Место возведения трассы определяет государство исходя из сложившейся дорожной ситуации. Конечно, можно было бы предположить, что правительство, открыв платный дублер M1, реализовало заказик жителей Рублевки и им подобных, но ведь таковых относительно немного, а по трассе ежедневно проезжает около 60 000 человек — очень маловероятно, что все они относятся к числу тех самых вип-персон.

фото: Виктория Базылева

Все, что за кадром

Как мы уже сказали, обход принимает около 60 000 водителей в сутки. И потому неудивительно, что над обеспечением безопасности дорожного движения на столь короткой трассе трудится целый штат сотрудников. Надзирают за ситуацией в небольшой комнатке на втором этаже неприметного здания, расположенного у ближайшего к Москве пункта оплаты. Кстати сказать, в этом же строении находится и офис продаж, где автомобилисты могут приобрести транспондер.

Первое, на что обращаешь внимание в той самой комнатке, это огромный монитор, на котором просматривается вся дорога. На экран выводятся изображения с камер, размещенных вдоль трассы, — фиксированных и поворотных. Кроме того, на дисплее отображается информация с двух собственных метеостанций, прописавшихся на 6-м и 14-м км. Система обрабатывает данные в автоматическом режиме: транслирует их как на пульт диспетчеров, так и водителям — посредством «телевизоров» на П-образных конструкциях.

Аварийная ситуация

В том же помещении работает с документацией аварийный комиссар — сотрудник, помогающий водителям на трассе. Немногие знают, что здесь имеется человек, способный в случае необходимости заменить колесо, провести несложный ремонт, подсказать, как заполнить европротокол, и даже подвезти топливо. Плата за его услуги с автомобилистов не взимается — она включена в счет проезда.

Удобно, что водителю, оказавшемуся в беде, не нужно никуда звонить или, того хуже, бежать. Диспетчеры, контролирующие движение из кабинета с монитором, сообщают аварийному комиссару об автомобилистах, остановившихся у обочины более чем на 15 минут. Задача специалиста — оперативно добраться до рулевого и уточнить, все ли у него в порядке. Бывает, что шоферы всего-навсего разговаривают по телефону. Но чаще оказывать им помощь все же приходится.

По словам аварийного комиссара, наиболее распространенная «поломка» на Северном обходе Одинцова — это мелкие ДТП перед кассами. Водителям, не сумевшим договориться на пункте оплаты о том, кто в какой коридор заезжает, требуется консультация по европротоколу: притереться — притерлись, а как оформить инцидент, не знают. Далее в рейтинге популярных просьб следуют «привезите, пожалуйста, топливо» и «поменяйте колесо». Что интересно, обращаются все: и мужчины, и женщины, и на стареньких «Жигулях», и на новых «Мерседесах».

Спасибо, что без сдачи

Пообщавшись с аварийным комиссаром, мы отправились на экскурсию в помещение, где работают кассиры. Знаете ли вы о том, что класс автомобиля — от которого зависит тариф на проезд — определяется автоматически, а вовсе не на глаз милой девушки, принимающей оплату? Когда машина приближается к шлагбауму, компьютер ее идентифицирует при помощи двух датчиков. Один измеряет высоту транспортного средства, второй считает количество осей. Кассиру требуется лишь нажать кнопку на мониторе — подтвердить, что система не ошиблась.

На экран выводится сумма оплаты, которую должен внести водитель. Если шофер протягивает сотруднику наличные, то последний, прежде чем отпустить клиента, обязательно пересчитывает купюры и монеты на камеру — это необходимо для решения спорных моментов в случае возникновения таковых. С транспондеров деньги списываются автоматически, а с банковскими картами автомобилисты управляются сами: как в любом, скажем, супермаркете.

Совсем без пробок?

Система, заимствованная у зарубежных коллег, работает четко и практически без сбоев. На обслуживание водителя у кассиров уходит не более одной-двух минут. Очереди на пунктах взимания платы образовываются редко. Как правило, лишь по вечерам пятницы, когда из Москвы едут не только жители Одинцова и ближайших городов, но и дачники. Несмотря на плотность трафика в «опасные» часы, пробок как таковых все равно нет.

На Северном обходе не случается и аварий. Ну, кроме тех незначительных, что происходят по невнимательности автомобилистов на подъезде к кассам. Да и откуда им взяться — машин на трассе не так уж много, светофоров и пересечений нет, максимально разрешенную скорость в 110 км/ч практически никто не превышает. Кстати говоря, о скорости. Фиксированных гаишных камер — тех, что вешают на столбы, — на платной Минке не сыскать. Но это вовсе не значит, что на дороге можно безнаказанно лихачить, — есть риск нарваться на штраф с переносного комплекса. Их сотрудники ГИБДД иногда там ставят.

Продолжение следует

Однозначного ответа на вопрос, будут ли строить продолжение трассы в объезд, к примеру, проблемных Петелина и Кубинки, пока нет. Сейчас ведутся работы по проектированию дублера Кутузовского шоссе — Северный обход Одинцова возьмет свое начало не от МКАД, как сейчас, а от делового центра Москва-Сити.