Провокация и донос стали инструментами расправы школьников над учителем

Как современные школьники усваивают взрослые уроки лжи и лицемерия

23.11.2018 в 15:03, просмотров: 15952

Очередная трагедия. Несколько дней назад в Смоленской области 14-летняя девочка-инвалид рассталась с жизнью из-за травли одноклассников и одиночества. Одноклассники обзывали ее Циклопом из-за проблем со зрением. Она росла в малообеспеченной семье с сестренкой и матерью, работавшей санитаркой. Незадолго до трагедии Настя написала письмо Путину, где рассказала о низкой зарплате матери и попросила помочь. В результате женщину вызвали на ковер к начальству и пожурили за слишком активную гражданскую позицию дочери.

Провокация и донос стали инструментами расправы школьников над учителем
фото: Алексей Меринов

«Почему они все такие злые?» — написала девочка на своей странице в соцсети. На этот вопрос я попытался найти ответ в колонке «Спасти от ненависти» («МК», №235 от 26.10.2018 г.). С момента публикации миновал лишь месяц, а эксцессы, в которых проявляются разнообразные формы агрессивного поведения педагогов и школьников, только множатся. Учительница ударила головой о парту второклассника, который отвлекся от учебника (школа №1 города Асино Асиновского района Томской области). Учительница начальных классов избила школьника на перемене. (Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский край). В Северодвинске учительница наказывает учеников скакалкой. И, наконец, автоагрессия девочки-инвалида в Смоленской области.

Об этом горько писать и тяжело говорить, но взаимная ненависть и агрессия становятся нормой жизни. Но в колокол бить надо, ибо он звонит по нас! Средства массовой информации только тем и заняты, привлекая внимание общества к этой кровоточащей проблеме. Это их прямая обязанность. А вот задача профессионалов — выявлять подлинные глубинные причины пандемии ненависти и вырабатывать эффективные психолого-педагогические средства, которые помогут блокировать эпидемию насилия.

Вместо этого с политического олимпа, а точнее из Госдумы, как из рога изобилия сыплются очередные предложения депутатов, вызванные их внезапными творческими озарениями. Так, зампред комитета Госдумы по образованию и науке Борис Чернышов предложил заменить ЕГЭ на систему выявления талантов, основанную на блокчейне, и направил соответствующие предложения министру просвещения Ольге Васильевой. Как говорится, в огороде бузина, а в Киеве дядька. Выявление ранней одаренности — одна проблема, к которой существуют разнообразные подходы, а итоговая аттестация выпускников — совсем другая. То ли депутат уверен, что все подростки к моменту выпуска станут одаренными, если, конечно, не поубивают друг друга по дороге. То ли уповает на то, что в результате естественного отбора к выпуску подойдут одни одаренные. Тогда ЕГЭ действительно не понадобится, что позволит сэкономить государственные средства, выделенные на его проведение.

С думских высот, однако, опустимся на землю, где легче разглядеть подробности драматических событий. Большинство из них стало известно широкой общественности благодаря социальным сетям. Школьники с одинаковым пристрастием снимали на гаджеты как свои издевательства над сверстниками, так и эпизоды учительского насилия. В отношении учителей общественная и административная реакция следовала немедленно: увольнение с работы, возбуждение уголовного дела. Дети намотали это на ус и сделали свои далеко идущие выводы.

Я внимательно всматривался в ролик, где учительница начальных классов избивает второклассника. И вот что мне показалось странным. Еще ничто не предвещает учительского непотребства, она спокойно идет по коридору, но ее съемка со спины уже идет! Несколько секунд — и готово: избиение началось, а юные папарацци получают эксклюзивные кадры, которые вскоре наберут невероятное количество лайков.

Не оправдываю учителя, не утверждаю, что данный сюжет носит постановочный характер, ибо срежиссировать такое, тем более детям, невозможно. Но очевидно, что кульминации «пьесы» предшествовала некая предыстория, которая побудила юных авторов затаиться и ожидать развязки событий.

Какая? Остается только догадываться. Возможно, жертва сознательно доводила учителя до белого каления на протяжении ряда уроков (я видел ситуацию, когда ребенок с явными проблемами психики ложился на пол у доски и громко воспроизводил нецензурную лексику своих родителей). Или степень профессионального выгорания учителя достигла такой стадии, что подобный инцидент случался и раньше. Всякое могло быть. Но в результате мы имеем дело с относительно новой педагогической ситуацией, когда провокация и донос становятся в руках детей эффективными инструментами расправы с учителем. Убедиться в этом мне дано было совсем недавно.

Молодая интеллигентная учительница принесла мне сочинение шестиклассника. Кратко передаю его содержание: «Мне нравится родная школа. Она такая красивая. Мне нравится наша учительница, она тоже красивая. Особенно мне нравится, что она на каждом уроке ругается матом и бьет меня».

Легко представить себе состояние педагога, прочитавшего такой «положительный» отзыв о своей работе.

«Я, — рассказал педагог, — после урока отозвала его в сторону и спросила: с какой целью он на меня клевещет?

— Он извинился?

— Представьте себе, нет. Более того, он заявил, что может подговорить других ребят и они в Интернете подтвердят, что все это правда. И тогда директор точно снимет меня с работы.

— За что он вам мстит?

— Он на уроке постоянно обращает на себя внимание. Тянет руку, хочет отвечать на любой вопрос. Но желает, чтобы спрашивали только его. Но он же в классе не один».

Ничего принципиально нового в этой педагогической ситуации я не усмотрел. Старо как мир: ребенок хочет завоевать внимание симпатичной молодой учительницы. Новых здесь два аспекта: использование провокации и медийной манипуляции. Как никак на дворе двадцать первый век, где модернизируется все, включая подлость.

Об этом и шел на следующее утро мужской разговор на троих: мальчик, его отец и директор школы. Обсуждалась незыблемая нравственна формула: Провокация + донос = подлость.

Увы, «школа стоит не на Луне» (Януш Корчак). Дети мгновенно впитывают атмосферу общества. Хочешь привлечь к себе внимание? Лучший способ — нагадить и запустить эти экскременты в медийное пространство. Так устроены наиболее рейтинговые ток-шоу, где скрупулезно, под увеличительным стеклом, исследуется грязное белье подлинных и мнимых кумиров.

Провокация, донос, за которым следует судебная расправа, — также достаточно распространенная ситуация в нашей жизни. И эту печальную реальность дети наматывают на ус.

Что же со всем этим делать? В ответ на эти вызовы и угрозы существуют рамочные решения. И решения сущностные.

Начну с первых. Долгое время все во мне восставало против установления видеокамер в каждом классе. На памяти немедленно приходили стоки антиутопии Оруэла «1984», где Большой брат наблюдает за каждым в тоталитарном государстве. Очевидно, что работа под камеру (читай — на камеру) нарушает доверительность общения учителя и ученика, рвет невидимые духовные связи между ними. Но что поделать, мир кардинально изменился. Установленная видеокамера в равной степени защитит учителя от клеветы ученика и ученика — от учителя, которому отказали педагогические тормоза. Но это, повторяю, лишь рамочное средство поддержания взаимной психологической безопасности, не затрагивающее глубинной сущности проблемы.

А по сути истины просты, и высказаны они бывшим учителем Булатом Шалвовичем Окуджавой. Истина первая: «Не надо придавать значения злословью». Банальная картина: семейная вечеринка, общее застолье. Хозяева и гости вместе с детьми весело проводят время, обмениваясь любезностями и шутками. Но, как только за гостями закрылась дверь, хозяева в присутствии детей начинают перемывать кости ушедшим. Так дети получают первый урок фальши и двоедушия. Смешно сказать, но я много раз замечал, что на мои явные успехи (издание новой книги, постановка успешного спектакля) знакомые обычно не реагируют. Но стоит появиться в сетях какой-либо гадости, не позвонит только ленивый: «А ты читал? Ты слышал?» Таков мир взрослых. Тогда что же мы требуем от детей?

Отсюда вторая истина: «Давайте говорить друг другу комплименты» и учить этому детей. Переведем эти «банальные» истины на язык современных педагогических реалий, где почти каждый подросток встречается с булингом (травлей) в Интернете. Первое средство защиты — не сплетничать, не передавать гадости тому, кому они адресованы. Но, коль скоро они дошли до адресата, сказать: плюнь, не обращай внимания на дураков, они просто завидуют, мы-то знаем, кто ты есть на самом деле.

Второй способ защиты — поддержка высокой самооценки друг друга. Отсюда комплименты по поводу любых качеств: внешности, ума, добросердечия... Уверен, каждого есть за что оценить. «Давайте восклицать, друг другом восхищаться, высокопарных слов не надо опасаться».

Но всему этому надо учиться самим и учить детей. Тогда девочка-инвалид не поставит роковой вопрос в социальных сетях: «Почему они все такие злые?».

Читайте материалы по теме: "На то она и задница": учительница, приговаривая, избивала детей скакалкой"

"Школьника сбил поезд после конфликта с учителем"