Изнасилованная в Уфе дознавательница пришла на очную ставку в маске

В деле могут появиться иски на общую сумму в 30 млн рублей

09.01.2019 в 17:25, просмотров: 211715

Накануне новогодних праздников районный суд Уфы продлил арест высокопоставленных сотрудников полиции, обвиняемых в изнасиловании 23-летней дознавательницы МВД. Заседание проходило при закрытых дверях. Журналистов на процесс не пускают. Детали последних событий мы узнали у знакомого арестованных Андрея Шурухина.

Изнасилованная в Уфе дознавательница пришла на очную ставку в маске
фото: Геннадий Черкасов

- На последнем суде так и не были озвучены результаты ДНК-экспертизы, - сообщил нам знакомый задержанных Андрей Шурухин. - Хотя, говорят, экспертиза уже готова, но почему-то следователи не торопятся оглашать данные.

- Ходят слухи, что потерпевшая собирается предъявлять иск о возмещении морального ущерба...

- Да, я тоже слышал, что она выставила материальные претензии. Речь шла о сумме по 10 млн рублей с каждого обвиняемого. Хотя ее адвокат поначалу отказывалась от любых денег. Посмотрим, как все это будет выглядеть. В рамках уголовного дела такое возможно.

- Официально пока потерпевшая не предъявила иски?

- Данный иск будет рассматриваться только тогда, когда суд будет выносить приговор. Вот тогда судья может удовлетворить ходатайство о возмещении морального вреда. А может отказать.

- Выходит, дело не развалится, дойдет до суда?

- Судя по всему, дойдет.

- Где же полицейские возьмут столько денег?

- Вот это вопрос. Вряд ли наберут такую сумму.

- С отцом потерпевшей, который был приятелем арестованных, удалось поговорить?

- Супруга одного из задержанных, Салавата Галиева отловила недавно отца дознавательницы. Это взрослый, серьезный мужик, офицер, а при встрече повел себя, как ребенок. Начал от всего открещивается. Сказал что-то типа: «Я вас никого не знаю, потерпевшая вовсе мне не дочь, отстаньте от меня». Жена Галиева лишь попросила его разобраться с дочерью. В ответ услышала: «Сами разбирайтесь. А вашего Матвеева (задержанный начальник отдела МВД по Уфимскому району Эдуард Матвеев - «МК») я и вовсе три года не видел». Хотя всем известно, что они были дружны, что именно отец потерпевшей попросил Матвеева пристроить дочь в свой отдел.

- Значит, сейчас дело тормозится из-за отсутствия результатов экспертизы?

- Если наши догадки верны, и, как нам кажется, экспертиза не подтверждает изнасилования, то следователи ломают голову, что же делать. Кстати, вы слышали, что из уголовного дела исчезли первичные протоколы допроса пострадавшей, где она указывала время преступления: с 22.40 до 00.30? Но когда у одного из арестованных нашлось алиби (Салават Галиев в 21.20 был в кафеАвт.), то следователи поменяли время. И на последнем заседании судье предоставили новый протокол, где было указано другое время изнасилования: с 19.30 до 21.20. Адвокаты задержанных предоставили судье копии первого и второго допроса потерпевшей. В уголовном деле этих документов не оказалось. Судья попросил следователя восстановить все предыдущие данные. Следователь позже обратился к адвокатам полицейских, чтобы те предоставили ему копии. Защитники отказались. Пусть сами ищут.

- Что-то странное еще происходило на очной ставке между потерпевшей и одной из свидетельницей?

- Перед тем, как провести очную ставку, потерпевшая должна была опознать свидетельницу. Это была знакомая Галиева, которая присутствовала на «вечеринке» с 20.00 до 21.00, а потом она вместе с Галиевым уехала в кафе.

На свидетельницу во время опознания зачем-то надели белый парик, хотя свои волосы у нее темные. Дальше состоялась очная ставка между ними, куда дознавательница явилась в медицинской маске и солнцезащитных очках. Лицо потерпевшей было полностью закрыто. Якобы она испугалась встречи со свидетельницей, поэтому замаскировалась. Это было ее пожелание.

По словам адвокатов, которые присутствовали на очной ставке, голос ее тоже был изменен — они считают, что процедура была нарушена, и сообщили об этом судье. Следователь получил замечание.

Мы связались с адвокатом Эдуарда Матвеева Аслямом Халиковым. Поинтересовались у защитника, как он оценивает то, что потерпевшая может предъявить иск его подзащитному на сумму в 10 млн рублей.

- Ничего не могу сказать по поводу иска. Если она и выставит такие требования, ради бога. Она может любое заявление писать, указывать любую сумму. Но если она решиться на такой иск, это будет некорректно с ее стороны.

- Результаты ДНК-экспертизы когда появятся?

- Пока тишина. Я боюсь, что результаты уже готовы, но следствие о них молчит. Может, их что-то смущает? Мы в ожидании. Уже два с лишним месяца ждем этих результатов, немыслимо, чтобы экспертизу так долго делали. Хотя если потерпевшая приходит на очную ставку в маске, а на свидетельницу при опознании надевают парик — такие следственные действия начинают напоминать фарс. Мы подождем еще неделю, максимум 10 дней и начнем готовить соответствующие запросы и ходатайства. Наши подзащитные арестованы до 28 февраля. Ждать так долго мы не станем. В январе будем принципиально ставить вопрос.

- Как настроение у вашего подзащитного?

- Я навещал его перед Новым годом, более менее нормально он себя чувствовал. Настроен бороться.

Читайте материал «Родственники изнасилованной в Уфе дознавательницы повели себя странно»