Криминалист рассказал, как ловили маньяка Фишера

Если бы не небрежность сотрудника милиции, арестовать его могли бы раньше

14.01.2019 в 15:36, просмотров: 10527

Алексей Мотылев руководит управлением криминалистики ГСУ ГК России по Московской области. В расследовании каких только преступлений не проходилось участвовать офицеру за 40 лет работы. Но особого внимания заслуживают серийные убийцы, в частности Фишер (Головкин), орудовавший в 80–90-е годы на территории Подмосковья. Алексей Александрович рассказал о том, как ловили самого страшного маньяка региона.

Криминалист рассказал, как ловили маньяка Фишера
фото: Наталия Губернаторова

15 января отмечается День Следственного комитета России. Со времени образования этого ведомства в 2011 году его сотрудники раскрыли множество преступлений благодаря слаженной работе различных отделов. Областное управление криминалистики ГСУ ГК — один их них.

Алексей Александрович начинал трудовую деятельность с дипломом «радиомеханик 4-го разряда». Работал фотографом в известной глазной клинике. Потом друг позвал его в одно из подмосковных УВД в качестве старшего фотолаборанта в оперативно-техническом отделе.

— Вроде должность серьезная, выглядело все примерно так, эксперт говорит: «Вот тебе, Леха, вещдок. Его нужно сфотографировать. На нем вылезли «пальчики». Мне крупно и с масштабочкой». Так и начинал. Для этих целей у нас стояла уникальная репродукционная установка 47-го года выпуска. Лучшей за свою долгую службу не встречал. Она представляет собой прямоугольную штуку с гармошкой, как на старой фототехнике. По лесенке поднимаешься, сверху смотришь в матовое стекло и фотографируешь на фотопластинку. Качество просто супер!

— А на место происшествия с чем выезжали?

— У меня был фотоаппарат производства Швеции. Достойная техника, скажу вам! Один вид чего стоил. Захотелось мне запечатлеть как-то Могилу Неизвестного Солдата, а кругом оцепление — праздник. Так бойцы увидели, что у меня висит на плече, и молча расступились.

— Как вы попали в следствие?

— Это целая история. Наш отдел состоял из двух подразделений — это криминалисты и отделение спецтехники. Проще говоря, связисты. Мы выехали в Мытищи на проверку показаний на месте.

Из связистов поехал специалист с отечественным видеомагнитофоном «Электроника 501». Он был похож на парашют. Представьте, на груди болтался ящик с бобинами, закрытыми крышкой. Из-за технической неполадки никакой записи не получилось. Остались лишь мои фотографии. В то время дела об убийствах расследовала прокуратура. Там посмотрели и удивились качеству снимков. Предложили работу в этом ведомстве. Это было серьезное повышение по службе, да и зарплата там на 30 рублей оказалась выше. Так, в 1976 году я оказался на должности техника-криминалиста.

— Что входило в круг ваших обязанностей?

— Выезжал с прокурорами-криминалистами практически на все убийства. С техникой я работал отлично. Но вскоре понял, что без высшего образования дальше нельзя, поэтому окончил вуз и в 1983 году пришел на должность прокурора-криминалиста Прокуратуры Московской области. 14 ноября было 35 лет, как я занимаюсь криминалистикой. Чего только не видел за это время: авиакатастрофы, перестрелки, техногенные аварии и, конечно, серийные убийства. До сих пор у меня перед глазами стоят жертвы маньяков, которые, как ни стараюсь, не могу выкинуть из головы.

— Сколько серийных убийц прошли через ваши руки?

— Трое. Самый известный — это Сергей Головкин из Московской области. Между 1986 и 1992 годами он убил 13 мальчиков. Все убийства, кроме одного, были совершены в Одинцовском районе.

— Расскажете о нем подробнее?

— Первое преступление, о котором стало известно, он совершил в Дмитровском районе, близ железнодорожной станции Катуар. Оно потрясло своей жестокостью. Преступник изуродовал тело и надругался над жертвой (у Головкина, как правило, все убийства этим заканчивались). Но на это преступление я не выезжал.

— А когда вы включились в работу?

— Следующее убийство случилось в Одинцовском районе. Жуткая картина на месте преступления поразила даже бывалых членов оперативно-следственной группы. Тело лежало рядом с шалашом. Несколько часов шел осмотр места происшествия на изнуряющей жаре. Но особых улик у следователей добыть не получилось.

Алексей Мотылев с микрофоном в руках проводит проверку показаний на месте, 1986 год.

— И как действовали дальше?

— Позже выяснилось, что был свидетель — мальчик Саша, он из одного с жертвой отряда. В день убийства он пришел вечером в группу после отбоя и лег спать. Молчал, молчал, а потом спрашивает у ребят, что бы они сказали, если бы к ним зашел зэк и принес голову Максима (имя изменено. — Авт.).

Тогда еще никто не знал, что Максим пропал. Его хватились только на следующий день. Этого паренька допрашивали много раз. Он рассказал, что обратил внимание на Максима, который в столовой часть еды сбрасывал под стол и потом прятал. Пацан подумал, что это неспроста и решил во что бы то ни стало узнать тайну друга. Он предположил: товарищ собирает еду кому-то за пределами лагеря. И оказался прав.

Он стал следить за Максимом и увидел, как пионер с алым галстуком на груди перелез через дырку в заборе и зашагал в лес. Саша, стараясь не привлекать внимания, двинулся вслед за заговорщиком. На месте он увидел, что из шалаша вышел мужчина, взял еду и стал играть в шахматы со своим благодетелем. А потом резко вытащил большой нож…

Ребенок убежал, однако никому сразу не рассказал о случившемся. А когда Максима начали искать, во всем сознался. Парень был смышленый. За его семьей на всякий случай негласно присматривали милиционеры. Так что вы думаете? Он их на следующий день вычислил и рассказал маме! Это ведь с его подачи Головкину дали оперативную кличку Фишер. В этот год проходил шахматный турнир — и имя этого легендарного гроссмейстера в стране у всех было на слуху.

— А почему, несмотря на подробное описание внешности Фишера, его так и не удалось поймать?

— Надо понимать, что Саша был ребенком. Его показания менялись от раза к разу. Они нам почти не помогли — и убийства продолжились.

Следующее произошло осенью, недалеко от МКАД, в небольшом лесочке вдоль трассы. Между деревьями шла широкая тропа, где полно народу ходит. Убийца стоял возле дерева. Вдруг на тропе появился подросток. Фишер его из-за дерева схватил и затащил в кусты. Нанес ему смертельные удары ножом.

После трех трупов у Головкина был небольшой перерыв. По всей видимости, он понимал, что мы идем за ним по пятам. Ориентировки были на каждом столбе. Но через относительно небольшой промежуток времени опять началось.

Лес, лето. Местный житель гулял с собакой. Она потянула и начала рыть. Выкопала две ямки, в одной лежали останки человека, посыпанные солью. После этого убийства нам, можно сказать, повезло. Были изъяты частицы соли. По-настоящему это была большая удача, которая могла спасти не одну жизнь. Было принято решение эту соль исследовать.

Я дал указание милиции, чтобы они изъяли соль из всех котельных в округе: с конезавода, находящегося поблизости, и животноводческих ферм. Оперуполномоченные все сделали, а вот начальник милиции не передал их на экспертизу. Позже, когда за Фишером пришли, у него была обнаружена такая же соль. Обидно, ведь несколько человеческих жизней можно было спасти. Сотрудника этого, конечно же, уволили.

Эксперт-криминалист на осмотре места происшествия. Сергиев Посад, убийство двух несовершеннолетних девочек, 1997 год.

— Как задержали Головкина?

— Его в поселке Горки-2 Одинцовского района знали как «ласкового, симпатичного, добрейшей души человека» и называли не иначе как дядя Сережа. Любая местная женщина могла с ним оставить ребенка, если ей нужно было отлучиться по делам.

Как-то раз Головкин ехал на машине и увидел трех местных ребят. Они попросили его подвезти. Двое сели в салон. Фишер хитро заманил их в ловушку, предложив что-то украсть, те согласились. Он сказал, что нужно заехать к нему в гараж за инструментом... и они пропали. А третий мальчик не поехал. Он-то и стал, по сути, ключевым звеном в поимке этого негодяя.

— Он их убил прямо в гараже?

— Да. В гараже он организовал пыточную. Скажу честно, на это было тяжело смотреть. Складывалось впечатление, что попал в Средневековье.

— Он сразу признался?

— Нет. Его спросили, куда делись ребята. Он с добродушной улыбкой на лице сказал: «Да как вы могли на меня подумать! Я их высадил там, где они меня попросили». Но его взяли в работу — и через некоторое время он «поплыл».

— Фишера расстреляли?

— Да. Все боялись, что в Институте Сербского его признают невменяемым. Но врачи вынесли свой вердикт, что Головкин здоровый человек.

— Вам приходилось лично общаться с Головкиным?

— Один раз. Передо мной сидел такой щупленький симпатичный человек. Но я запомнил этот взгляд на всю жизнь. Темные и пустые глаза. Они тебя втягивают (вот еще почему позже его стали называть Фишер-удав). Он же еще каннибализмом занимался. И вот смотришь на него, а перед глазами плывут страшные картинки…

— Скажите, маньяки похожи друг на друга?

— Нет. Взять, допустим, Сергея Ряховского. «Работал» он с 1988 по 1993 год. Он — прямая противоположность Фишеру. Огромный, под два метра мужчина, он и убивал по-разному. Здесь почерка практически нет. Идет, не понравился ему человек, хвать — и в сторону...

— Чем он вам запомнился?

— Был момент. Идем по лесу, ищем очередное захоронение. Он в наручниках пристегнут к старшине милиции худощавого телосложения и много ниже ростом. Лето, комары. Лес сложный — то болото, то валежник, идти тяжело. Это он так издевался над нами, гулял, чтобы в камере не сидеть. Вдруг конвойный почти по пояс проваливается в яму. Так Ряховский его, как пушинку, поднимает, ставит на твердую поверхность и говорит: «Пошли».

— Как правильно расколоть злодея? Наверное, нужно найти к каждому особый подход?

— Все верно. Работал по одному изнасилованию с последующим убийством женщины. Это было в 70-х годах. Злодея поймали. Выяснилось, что у него таких три эпизода. Мужчина находился на лечении в хотьковской психбольнице. Врачи считали его не опасным для общества.

Следователь узнала, что насильник обожает селедку. Она купила самую жирную, почистила ее, как в ресторане, и принесла на допрос. А он отталкивает ее от себя и не берет. Заявил, что любит не селедку, а кости от нее. Вот и кормила она его все следствие отходами из-под рыбы, а он ел да рассказывал о своих жутких похождениях.

— Какую воспитательную работу с детьми необходимо проводить родителям, чтобы обезопасить их от таких монстров?

— Думаю, с раннего детства нужно осторожно рассказывать, что такая проблема существует, но ни в коем случае не запугивать чадо. Учить правилам поведения в обществе. Объяснять ребенку, какую держать дистанцию при общении с незнакомыми взрослыми людьми. И, конечно же, минимизировать возможность встречи ребенка с гражданами, входящими в группу риска. Уверен, что соблюдение таких простых правил поможет родителям избежать трагедии.