Вандал из Третьяковки объяснил порчу шедевра Репина: «Картина раздражает»

В суде были озвучены данные медэкспертизы, которую прошел Игорь Подпорин

11.03.2019 в 16:44, просмотров: 1662

Замоскворецкий суд Москвы 11 марта приступил к рассмотрению уголовного дела против Игоря Подпорина, который весной прошлого года повредил в Третьяковской галерее картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года». Сотрудники музея в судебном заседании признались, что ограждающие столбики, одним из которых вандал пробил полотно, — это скорее грозное оружие, а не средство защиты экспонатов от хулиганов.

Вандал из Третьяковки объяснил порчу шедевра Репина: «Картина раздражает»

Напомним, 37-летний житель Воронежа Игорь Подпорин изуродовал мировой шедевр живописи 25 мая 2018 года. По версии следствия, озвученной в судебном заседании гособвинителем, Подпорин под видом обычного посетителя, имея умысел на повреждение особо ценного объекта культурного наследия, перед самым закрытием музея зашел в выставочный зал и ограждающим столбиком буквально избил полотно.

— Подпорин нанес три удара стойкой опоры ограждения по защитному стеклу, — зачитал обвинительное заключение прокурор. — Причинил полотну множественные повреждения в виде прорывов с вытяжением нитей. На участке площадью 52 кв. см произошло осыпание краски. Также на картине имеются прорыв длиной 260 мм, царапины от осколков стекла, сбита лепнина на исторической раме, имеется осыпание позолоты.

Игорь Подпорин на обвинение отреагировал довольно холодно. Правда, вину решил признать с ходу:

— Вину признаю... Но с чем-то не согласен. Частично признаю.

Тем не менее порадовать присутствующих в зале суда своей версией случившегося подсудимый не захотел. Показания Подпорин пожелал оставить на закуску, в конце судебного следствия — перед стадией прений.

Представитель потерпевшего, главный юрист Третьяковской галереи, пояснил, что «Иван Грозный и сын его Иван» в галереи находится на праве оперативного управления и относится к собранию галереи.

Как пояснил правовед, антивандального стекла на картине не было:

— Там было стекло толщиной 4 мм. Это не совсем обычное стекло, но оно не антивандальное. Зона перед картиной была отгорожена столбиками, при помощи одного из которых Подпорин повредил полотно. Столбики металлические, 4–5 килограммов веса. При помощи такого столбика можно при желании не только картину разворотить. К полу столбики не были прикручены.

Восстановить цепочку событий помогла Вера Сдоренко, смотритель Третьяковской галереи. Ее суд допросил в качестве свидетеля.

— Подпорин находился в зале 30, это зал Репина, — поведала сотрудница музея. — В 21 час я и другой смотритель, Ушакова (она была в 26-м зале), сказали Подпорину, что пора уходить. Он был последним посетителем. Но он не хотел, все говорил: «Сейчас, сейчас!» Потом через 26-й и 27-й залы вышел на лестничную площадку. Но через секунду вернулся, оттолкнул меня и побежал обратно в зал. Я побежала за ним. Услышала звук битого стекла. Я поняла, откуда идет звук. Подбежала в 30-й зал и увидела, как он стоит перед картиной и бьет ее. На тот момент он дважды ударил в верхнюю часть картины. Третий раз пришелся в нижнюю часть полотна.

По воспоминаниям свидетельницы, ошарашенные музейщики спросили вандала, зачем он сотворил такое с шедевром. А чтобы удержать хулигана, его отвели в соседний зал, где были банкетки, и усадили на одну из них. Подпорин на тот момент полностью успокоился и заявил, что не собирается никуда убегать.

— Он объяснил, что картина его раздражает. Что событие, которое показано на картине, не происходило, — рассказала смотритель зала Репина.

Кроме того, свидетельница поведала, что от вандала пахло алкоголем. Хотя сам Подпорин факт употребления горячительного отрицал. Однако в деле есть любопытный документ: заключение амбулаторной психиатрической экспертизы. Медикам «любитель искусства» признался, что запросто может выпить бутылку спиртного объемом 0,75 литра. А в праздники порой прикладывается к бутылке по два-три дня подряд.

Сумма ущерба экспертами центра им. Грабаря установлена в 20 миллионов рублей. Сама же картина стоит космических денег: 1 млрд 44 млн рублей. А сумма ущерба — это лишь примерная смета трудов реставраторов по восстановлению изуродованного полотна. Как пояснил представитель потерпевшей стороны, галерея будет заявлять к Игорю Подпорину гражданский иск либо в рамках уголовного дела, либо после вынесения судом приговора.

Сама картина сейчас лежит в Третьяковской галерее, в одной из реставрационных мастерских. Перемещать куда-либо раненый шедевр нельзя. Полотну сейчас нужны практически больничные условия — строгий режим температуры, света и влажности.