Знаток оценил романы россиянок с турками

Как живется нашим согражданам в Турции

04.06.2019 в 17:57, просмотров: 6696

«МК» продолжает серию публикаций, посвященную жизни наших соотечественников в других странах. О своей жизни в Турции рассказывает известный эксперт по этой стране, постоянный автор рубрики «Свободная тема» Иван СТАРОДУБЦЕВ. В чем особенности менталитета турок, чем хороши турецкие семьи, с какими стереотипами приходится сталкиваться россиянам?

Знаток оценил романы россиянок с турками

«Каждый раз, когда мне задают вопрос, стоит ли рассматривать Турцию в качестве ПМЖ, прежде чем переходить к самой стране, приходится говорить на отвлеченные жизнеустроительные темы. Чтобы со всей неизбежностью прийти к сакраментальному вопросу: «А тебе зачем?» В смысле, зачем отправляться в другую страну вообще и в Турцию в частности? Чем Родина не мила?

Для успешного переезда за рубеж вовсе недостаточно, чтобы страна понравилась в ролике YouTube или на летнем отдыхе. Должно состояться принятие будничного некурортного облика и страны и людей. Да и сама страна как хозяйка, и люди как хозяева должны тебя принять, ну, или не принять, что тоже нередко бывает. Бывает же такое, что вещь на витрине магазина нравится, а на тебе не сидит. Так и здесь, страну желательно «примерить» на себя, прежде чем оформлять покупку, — пожить, хотя бы недолго, пообтереться и лишь потом принимать важное решение...

Разумеется, часто можно слышать, что в условиях современного мира и средств коммуникации географическая локация человека уже не столь критична, как раньше, можно быть на «удаленке», и это работает для многих профессий. Работает... Вот только при одном условии: если человек знает четко, чем он будет заниматься и ему удастся реализовать свою красивую теорию на упрямой практике. И страна не только не будет ему в этой деятельности мешать, но и, напротив, поможет реализовать задуманное.

Опять же, вряд ли скажу новость, но никто никого нигде не ждет и ни для кого пустое место не греет. За место под любым солнцем, даже под таким ласковым на первый взгляд, как турецкое, придется побороться. Только, главное, не путать жизненную настойчивость с навязчивостью идеи переезда — для кого-то турецкое солнце может оказаться неприветливым и даже радиоактивным...

фото: Иван Стародубцев

Дело довершила коробка лукума

В моем случае переезд диктовался самим характером моей профессиональной деятельности: поехать на работу за границу в представительство компании — это очередной этап на карьерной лестнице. Переезд в Турцию готовился загодя, обдумывался и отрабатывался не просто каждый вопрос, но буквально каждая деталь и каждая мелочь будущей жизни в стране: дом, быт, налогообложение, транспорт, медицинское обслуживание, юридическая поддержка, коммуникация и многое другое.

Но даже при всем при том, как оказалось, заранее можно было продумать все, кроме самого главного — кроме самой Турции, какая она есть за рамками краткосрочной поездки в командировку. И это невзирая на то, что страна мне глянулась с первой поездки в декабрьский Стамбул в далеком 2002-м и с первого взгляда на размеренно покачивающий лодки в зимней спячке Босфор. Как я шучу иногда, коробка лукума с фисташками, съеденная за один присест в гостиничном номере в вечернем Бешикташе, довершила дело. В мозгу буквально засветилось сухоруковское: «Я остаюсь! Я буду здесь жить».

Впрочем, и тогда, когда я работал в представительстве в столице Турции Анкаре, и тогда, когда я из этого представительства ушел заниматься своим собственным делом, с первого дня и вплоть до настоящего времени, у меня никогда не стоял вопрос, чем заниматься и зачем оставаться в Турции.

Равно как не возникало и сакраментальное: почему, наконец, не вернуться в Россию? В конце концов, я уезжал в Турцию в 2004 году, чтобы провести в ней 2–3 года, а в этом году уже без помпы праздную свое 15-летнее непрерывное пребывание в стране.

Вообще, с тех пор Турция сильно изменилась и многое произошло, включая «самолетный кризис» между Россией и Турцией в 2015–2016 годах, попытку военного переворота в июле 2016 года, убийство российского посла в Анкаре в декабре 2016 года, но с тех пор Турция меня уже не отпускает.

Я не оговорился — известно ведь выражение «Турция иностранцев затягивает», мягко так стелет, по-восточному. Хотя я нет-нет да и пытался спрыгнуть на ходу с «Восточного экспресса» и сменить траекторию своего жизненного курса в каком-нибудь другом направлении. Может, все дело в том, что я изначально не вел себя в Турции как иностранец и не жил как иностранец, с первого же дня пребывания в стране пошел учить турецкий язык, хотя по работе мне моего английского хватало с головой, а круг моего общения как состоял, так и состоит в массе своей не из представителей российской диаспоры Анкары, а из турок.

фото: Андрей Яшлавский

«Я стал телефоном с двумя симками»

И вот однажды наступил тот светлый момент, когда обращение ко мне по турецкой форме «Иван-бей», то есть «господин Иван», перестало меня веселить своей несуразностью, а от турок я стал регулярно слышать «Bizden oldun», то есть «Ты стал одним из нас». К этому добавились сны, где я совершенно спокойно разговариваю не только по-русски, а уже и по-турецки. И я понял, что незаметно для себя прошел какой-то важный перекресток жизненного пути.

Когда меня спрашивают в России, как мне живется в Турции, или в Турции про то, как живется в России, — ведь я постоянно между двумя странами перемещаюсь, — я отвечаю просто: я стал моделью телефона с двумя сим-картами: при пересечении границы у меня включается не роуминг, а местная карта. Я просто переключаюсь на другой режим, не испытывая при этом серьезного психологического дискомфорта.

Впрочем, для меня изначально не было сложно привыкнуть к особенностям турецкой ментальности. Во-первых, потому что когда учишь язык и на нем постоянно общаешься, то вольно или невольно проходит и «подгрузка» второго языка «операционной системы». Ну а во-вторых, чисто по складу моего характера турецкая округлость фраз и дипломатичность в высказываниях, где даже самая жесткая ругань неизменно начинается с фразы «Не пойми меня неправильно, но ты — ...» и далее по тексту «непереводимая игра слов», не вступает в противоречие и с моими собственными «настройками».

Разумеется, многое в турецкой жизни и в турецком характере меня все еще занимает и удивляет, хотя, казалось бы, я на него насмотрелся за 15 лет жизни-то. Занимает насколько, что два года назад я запустил свой сайт, посвященный особенностям жизни в Турции, какая она есть изнутри. И немало статей там я посвятил психологии турок и их традициям в целом, а также «ТТХ» турок и турчанок по отдельности.

Женихи на экспорт

Свидетельствую: тема именно турок-мужчин до странности очень популярна на российских просторах. Мой случай все же исключительный, а большинство приехавших из России в Турцию на ПМЖ — это женщины, с той или иной скоростью и степенью удачливости вышедшие замуж за турецко-подданного.

Можно к этому относиться по-разному, но ведь не секрет, что Россия — это страна, экспортирующая невест, а Турция — это страна, экспортирующая женихов. И где-то эти два бурных потока в пространстве и времени пересекаются. Не на небесах, а именно на средиземноморских турецких пляжах каждый год заключаются браки, буквально сотнями. Как мы иногда посмеиваемся и картинно сокрушаемся со знакомыми турчанками, нет таких зарубежно признанных брендов, как «российский мужчина» или «турецкая женщина». Это товары для внутреннего, ограниченного потребления. Нет повода не выпить за это, как говорится...

Зато те самые «экспортные бренды» живо интересуются друг другом, включая национальные особенности. Можно часто слышать от турок, что россиянки в среднем красивее, образованнее, спокойнее и покладистее, чем турчанки. С другой стороны «линии фронта» можно часто слышать от россиянок, что турки заботливее и щедрее, чем российские мужчины, а еще они не пьют и хорошие отцы. Но, конечно же, это расхожие штампы, а кроме того, у любого достоинства, даже если оно обнаруживается, всегда находится своя оборотная сторона. Так что все эти разговоры хороши в качестве милой болтовни: всегда надо смотреть на конкретного человека в первую очередь, а потом уже на его национальность.

В противном случае неизбежны большие жизненные ошибки, когда один персонаж декларирует себе в качестве жизненной установки, что он обязательно найдет спутника или спутницу жизни строго определенной национальности — гражданства. Звучит глупо, но людей с такими «творческими планами» на жизнь очень много. А потом — «Бойтесь своих мечт!» — приходится жить не с национальностью, а с человеком.

Доходит просто до смешного: нередко видишь в аэропорту российско-турецкую парочку, воркующую на неизвестном науке языке слов и жестов — поскольку владения ни русским, ни турецким не наблюдается. Лишь только английский. Да и тот хромой на две ноги.

Но все самое интересное начинается, когда общее языковое пространство рано или поздно образуется. Тут-то и вспомнится: «О, сколько нам открытий чудных...» И выяснится, что уровень образования россиянки на порядок выше, чем у романтичного, с глазами с поволокой гарсона или чистильщика бассейна из турецкого 5-звездочного отеля, а взгляды на рождение и воспитание ребенка, на досуг, на будущую жизнь у них отличаются как небо и земля. А еще он ревнив до крайности, и за спиной у него огромная и сварливая родня, с которой тоже как-то надо наводить мосты и уживаться. Только предварительно надо выучить, кто там кем по какой линии приходится, — та еще задачка. Типичная история, с которой можно либо смириться, либо долго и упорно из нее выгребать.

фото: Иван Стародубцев

«Сарафанное радио ФМ»

Переезжая на жизнь в Турцию, надо помнить не только про семейные связи, но и вообще про традиционный уклад жизни в стране. Где все, и, особенно иностранцы, на виду. Все всех знают, и все про всех известно.

«От людей на деревне не спрятаться», — спето в России, а спето в том числе про Турцию. «Ох, и трудно в деревне у нас», в общем. Так что у иностранца, за которым и пригляд особый, и на виду он больше, не так уж много попыток продемонстрировать местному населению, что у него за душой. «Сарафанное радио ФМ» в Турции работает отлично, покрытие — почти что 100% территории крупной по европейским меркам страны.

Хотя определенные скидки «гяурам», конечно, делаются. Вот только после такого снисходительного «дискаунта» выносится вердикт: «Он / она — не наш / не наша». А к тем, кто не свой, в Турции отношение крайне подозрительное. Тем более к россиянам и к россиянкам, про которых изначально множество штампов, глубокими корнями уходящих в турецкое школьное прошлое. Полтора десятка русско-турецких войн — это не шутка, и про «угрозу с Севера», «политику России по выходу к теплым морям», «сумасшедшего Петра» и «московских гяуров», не говоря уже про «Крымнаш», турецких школьников и абитуриентов учат крепко, чему я даже посвятил несколько глав в своей книге «Россия–Турция: 500 лет беспокойного соседства».

Правда, эти штампы немного истончаются от наблюдения турок за россиянами в быту, на турецком отдыхе. Мы можем сколько угодно снимать выпусков «Нашей Russia» про «Тагил рулит», но это — наш взгляд на себя, ироничный и даже нередко излишне критичный. В глазах же самих турок, квалифицированно заявляю, российский турист в целом образован, культурен и щедр. Но отдых отдыхом, а жизнь жизнью, и ставить себя с нуля в любом случае придется.

Словосочетание «ставить себя» очень важно: турецкое общество иерархично, и с самого начала нужно заявить свою личную планку, ни в коем случае излишне не скромничая и ее не занижая. Здесь этого не оценят, а действительно примут за «скромного человека», у которого за душой ничего нет. Как на бирже, нужно сразу заявлять себя в качестве «голубой фишки»: всеми вербальными и невербальными способами демонстрировать уровень своего образования, благосостояния, социальных связей, морального облика и воспитанности. Я долго не указывал на своих визитных карточках свою кандидатскую степень, не придавая этому большого значения и вызывая у турок буквально изумление. Ведь «кандидат» — это целый «doktor», а «doktor» — это уже «ходжа», то есть учитель. А ходжа — это особо уважаемый человек. Так, я в Турции стал ходжой, не будучи мусульманином и безо всякого совершения хаджа.

И, заметим, этот традиционный уклад круто замешан на современности — причем, что характерно, в зависимости от конкретного региона, города и даже «микрорайона» в различных пропорциях. Самими традиционными регионами Турции являются ее восток, юго-восток и центр «справа» от столицы Анкары. А самыми современными, в западном смысле слова, являются побережья Эгейского и Средиземного морей. Если Анкара — это административно-бюрократическая столица Турции, Стамбул — это «город контрастов» и деловой центр страны, то самым прогрессивным городом, с самым европейским населением и самыми красивыми девушками в Турции считается Измир. А еще в Турции есть своя собственная Рублевка — город Бодрум и одноименный полуостров, цены на недвижимость и жизнь в котором таковы, что если вам хватит на «там», то вам хватит на вообще «везде».

Так что не врут те, кто называет Турцию «мостом между Востоком и Западом», а также «перекрестком цивилизаций». В стране причудливым образом сплетаются современность и прошлое, раскрепощенность и консерватизм. Возможно, именно поэтому турецкая сериальная продукция столь любима за пределами страны, и не только в России. Турция — это вторая по объему экспорта сериалов страна, уступающая только США. Не исключаю, что сочетание в сюжетах турецкого кинопрома современности стамбульских деловых кварталов и традиционности анатолийских конаков — это тот коктейль, который неизменно привлекает и удерживает внимание зарубежных кинозрителей. Впрочем, полезно понимать, где пролегают границы современности, а где — традиционности.

фото: Андрей Яшлавский

«Брюсы всемогущие»

Все, что касается образа жизни и отношений в турецком обществе, — это традиционно и консервативно. Даже самая современная семья в Измире или в Анталье все равно по нашим меркам весьма консервативна. Это касается всего: семейных связей и традиций, отношения к родителям, детям, отношений между мужчиной и женщиной. Да и отношения граждан страны со властью не регламентированы механистично, по европейскому образцу, а патриархальны: с чиновниками в хорошем смысле можно разговаривать и договариваться, оставляя в стороне «ненужное крючкотворство».

Я не раз рассказывал в своей программе «Час Турции» на радиостанции «Вести ФМ» об опыте общения с сотрудниками турецких коммунальных служб и местными правоохранителями, которым — нам трудно в это поверить — можно объяснить свои жизненные обстоятельства и убедить минимизировать меру взыскания или вовсе ее не применять. Все просто: главное — надо признать свою ошибку, но при этом суметь найти для себя смягчающие обстоятельства, объясняющие, почему именно сейчас надо было «превысить скорость» или «пересечь двойную сплошную линию».

Быть иностранцем, кстати, само по себе — это в Турции весомое смягчающее обстоятельство, потому как у любого турка, даже обремененного властью и связанного «уставом несения караульной службы», в этом месте чисто автоматически включится инстинкт гостеприимства. А гостеприимство — это краеугольный камень турецкого менталитета, особенно по отношению к зарубежным гостям.

Современность являет себя в уровне оказываемых населению Турции услуг: как государственным, там и частным сектором. Качество услуг как офлайн, так и онлайн не просто соответствует самому взыскательному европейскому стандарту, но и нередко его превышает. Турецкий клиент очень «испорчен» вниманием и предупредительностью у себя в стране, а потому, попадая за рубеж, нередко испытывает культурный шок. Это во Франции в магазине тебе могут запросто сказать, что твоего размера нет и выдворить из магазина минута в минуту по окончании рабочего дня. В Турции для клиента ставят все склады на уши и работают до достижения результата.

«Нет» — это невежливо!

Ведь выбор буквально всего в стране самый широкий, конкуренция очень большая, а следовательно, есть предложения на любой запрос и кошелек. Это касается буквально всего: от квартиры до товаров народного потребления. Квартирного вопроса в стране нет в принципе, а стоимость жизни в стране заметно ниже, чем в России. Качество медицинских услуг и так высокое и к тому же растет от года к году. А если же брать за константу бюджет, то за те же самые деньги можно позволить себе в Турции ощутимо больше, чем в России.

Интересная особенность турок как оборотная сторона достоинства: они категорически не могут вам сказать «нет», считая это невежливым. Менее невежливым им кажется сказать «да» и надолго пропасть с линии вашего горизонта. Тем самым, как они считают, они сохраняют и свое, и ваше лицо. Оттого турок часто считают ненадежными деловыми партнерами. Нет, конечно же, восточное разгильдяйство неизбежно в Турции присутствует, но сейчас мы говорим о другом — о том, с чем на полном серьезе борются турецкие психологи, к которым обращаются их местные клиенты. Чтобы в итоге терапии выяснить, что жизнь становится намного легче, если просто уметь вовремя сказать «hayir», то есть «нет», или признать, что он спрошенного не знает и запрошенного сделать не может. А то неудивительно, что на словах в Турции все буквально «Брюсы всемогущие», преодолевающие границы пространства и времени...

Впрочем, «вылечить» всю страну — это никаких психологов не хватит, так что иностранцам просто надо с этим жить. Принимая как данность, как говорят в Турции, что «каждый турок может управлять страной и футбольным клубом». То есть с самомнением у местного населения страны полный порядок. А с учетом прочих восточных особенностей народа иметь с турками дело по работе и по всему, что связано с деньгами, крайне сложно. Денежный вопрос и бесконечные скидки друг другу буквально душат турецкую экономику. Я всегда говорю, что если бы они чуть-чуть друг друга по деньгам отпускали, не выжимая последние соки до капли, то в экономике появилось бы больше денег и все бы от этого только выиграли. А так давят тебя — давишь ты, и так по замкнутому кругу. Да еще и с подразумевающейся необязательностью платить вовремя. Трудно укладывается в голове, но даже самые зажиточные турки могут иметь многолетние задолженности по аренде и коммунальным платежам.

И дело не в финансовых затруднениях. Что тут скажешь? Просто у турок совершенно другое отношение ко времени: 5 минут на словах на деле неизбежно растягиваются на час, час — на сутки, сутки — на месяц и так далее. Помню, как мне пообещали перезвонить через 15 минут, а перезвонили через... 3 месяца, причем без малейшей тени смущения. И звонивший еще страшно обиделся, что я отказался от встречи с ним. Никакого дискомфорта турки в таких случаях не испытывают, зато неизменно удивляются пунктуальности иностранцев. Сами же такими бонусами их редко балуя...

И здесь мы подходим к самому трудному и к тому с чего, собственно, начали. К тому, что если речь не идет о переезде в Турцию миллионера или о «содержанке» и «содержанине», то вам придется искать свое место под турецким солнцем, что подразумевает не только то, что вы это место найдете, но и будете выстраивать с турками долгосрочные партнерские отношения или отношения по линии «работник–работодатель». Мне представляется, что с учетом некоторых турецких особенностей это и является самым трудным, хотя, как говорила секретарша из известного советского фильма, «можно, конечно, и зайца научить курить!» Вопрос упирается в то, зачем?

Я свой смысл нашел, занимаясь консалтингом, будучи ведущим и экспертом ТВ- и радиопередач про Турцию, автором книг, газетных колонок и собственного блога как в России, так и в Турции, являясь президентом Российско-турецкой ассоциации и многое-многое другое. А как только эти смыслы уйдут, то неизбежно появятся новые... Хотя объятия у Турции очень крепкие, и единожды приняв в них, страна с трудом тебя отпускает, а спустя определенное время пребывания в ней — и ты уже ее отпускать не хочешь...

Отношения России и Турции. Хроника событий