«Покрывало и булка хлеба»: жертвы иркутского наводнения остались без компенсаций

Пострадавшим от потопа заявили, что стиральная машина — предмет роскоши

03.07.2019 в 19:22, просмотров: 10444

Вода в затопленных городах Иркутской области начала уходить. Люди возвращаются в свои дома. Вернее — в то, что от них осталось. А остались лишь стены и прохудившиеся крыши, которые не сегодня-завтра могут рухнуть на голову горожан. Но местные власти проблем не видят: постройка устояла — значит, жить можно, компенсация не положена.

Что сейчас происходит в зоне бедствия, как живут люди и с какими проблемами могут столкнуться потом, уже после трагедии? Как, например, их товарищи по несчастью из Краснодарского края, которые при аналогичных обстоятельствах лишились имущества и недвижимости год назад...

«Покрывало и булка хлеба»: жертвы иркутского наводнения остались без компенсаций
Фото: МЧС

Обстановка в Иркутской области по-прежнему остается напряженной. Часть людей возвращается в полуразрушенные дома. Со дня на день начнется война за компенсацию. По области пошли слухи, что на денежные выплаты могут рассчитывать далеко не все. Так, если человек не был прописан в разрушенном жилье — компенсации ему не видать.

Роман К. проживал в частном доме в затопленном Нижнеудинске. Его жилье практически полностью оказалось под водой. Через некоторое время вода ушла. Мужчина вернулся обратно.

Смотрим видео того, что осталось от жилой постройки. Роман комментирует кадры: «В огороде до сих пор вода по колено. Все утонуло. Сам дом прилично перекосило. Видите, какие трещины в стенах образовались. Подмыло фундамент. Дом сел на печь — лопнула печь. Вода поднялась выше окон. Холодильник, телевизор и вся техника — на выброс».

В таком доме не то что жить — даже находиться страшно.

- Нам сразу дали понять, что компенсация в нашем случае не положена, — говорит Роман. — Мол, стены есть — и ладно, жить можно. А то, что тут спать страшно, потому что потолок может рухнуть, никого не волнует. Многим соседям, у которых дом не уплыл, уже отказали в компенсации. Мы пока все-таки ждем комиссию, посмотрим, что нам скажут.

Скорее всего, и 50 тысяч за потерю имущества мы тоже не увидим. По слухам, эти деньги, возможно, получат только те, у кого пропали телевизор, холодильник, электропечь и спальное место. Когда мы спросили: «А если в негодность пришла стиральная машина, а не телевизор?» — нам ответили: «Стиралка — не предмет первой необходимости, это предмет роскоши».

Судя по кадрам, которые прислал мужчина, в доме не осталось даже постельного белья.

— Постельное белье нам тоже не выдали, — добавляет Роман. — Я во вторник явился в волонтерский пункт — кроме одежды, там ничего больше не видел. Шмотки я не стал просить, нуждающихся было слишком много, решил, что кому-то это больше пригодится. Мне выделили подушку, покрывало, булку хлеба и 5 литров воды на двоих. Говорят, когда только пункты открыли, там много мешков было с одеждой. Но приехали какие-то люди и практически все выгребли. Волонтеры раздавали всем без разбора. Когда опомнились, почти ничего не осталось. Тогда вещи стали выдавать по минимуму и у каждого требовали показать прописку.

Мужчина вспоминает, как в первые дни после наводнения обстояли дела с помощью спасателей.

— Я три дня ночевал в машине. Нас таких целый автопарк собрался, детей много было… За все три дня до нас никто из спасателей так и не доехал, нам не звонили, не интересовались, есть ли у нас питьевая вода и продукты. Мы были предоставлены сами себе. Один местный мужик вывозил на грузовой машине людей из затопленных домов. Большинство ведь всю ночь просидели на крышах в ожидании помощи от МЧС. Но так и не дождались.

ххх

Напомним, осенью 2018 года вода накрыла Краснодарский край. Сотни семей лишились недвижимости и имущества. Большинство не получили компенсаций по сей день. 9 месяцев люди ютятся в пунктах временного проживания и пытаются через суд выбить статус пострадавших.

Что, вполне возможно, ждет жителей Иркутской области, рассказала Ольга Межерицкая из Туапсе:

- Мы не получили никакой компенсации, потому что не были зарегистрированы в затопленной постройке, — делится женщина. — Сегодня состоялось очередное судебное заседание — нам опять отказали в выплатах.

У нас был частный дом, который накрыло водой полностью, под потолок. Полностью утрачено все имущество и вещи: телефон, ноутбук, телевизор, холодильник, микроволновка. Все затопило. Спасти ничего не успели. Дом тоже восстановлению не подлежит. После потопа там такая вонь от сырости стояла, что жить невозможно. Со временем практически полностью разрушились стены. Но новое жилье не положено. Нам советуют сделать ремонт и жить как есть. Вот только денег на капремонт нам тоже не выделяют…

И таких, как Ольга, в Краснодарском крае немало.

— Много кому не выплатили деньги даже на капремонт, — продолжает собеседница. — Наши дома не признают аварийными, потому и компенсации не положены. После того потопа мы стали бомжами. Сейчас живу у старшего сына.

По словам Ольги, после наводнения в 2018 году некоторым все-таки повезло. Кому-то выплатили 50 тысяч рублей, кому-то — 100 тысяч. Но приобрести на эти средства квартиры в Краснодарском крае не предоставляется возможным.

— По моим данным, порядка 170 семей не получили практически никаких выплат, — добавляет Межерицкая. — Кто-то устал бороться и бросил судиться с властями. За 9 месяцев всего порядка десяти человек добились через суд, чтобы им выплатили какие-то суммы.

Письма в администрацию Президента Ольга отправляет регулярно. Толку — ноль. Все их жалобы спускают обратно в администрацию Краснодарского края, а оттуда они попадают в краевую администрацию. Все ответы — как под копирку: «Выплаты не положены». Замкнутый круг.

— Кто определял, пригоден ли ваш дом для проживания?

— Комиссия из администрации ходила по домам, выносила вердикт, можно в наших постройках жить или нет. Первая комиссия признала наше жилье аварийным, а две последующих опровергли. Сказали: «Стены целы, находиться здесь можно. Ремонтируйте и оставайтесь. Но еще одного наводнения дом не переживет». На трещины и полную утрату внутренней отделки никто не обратил внимания…

ххх

Еще одна собеседница из Краснодарского края — Наталья Коротина. Вот уже 9 месяцев женщина живет во временном жилье, которое предоставило ей государство. Переезжать ей некуда. Ее барак восстановлению не подлежит, но в компенсации ей отказали по той самой причине, что она с детьми вовремя не прописалась в затопленной ныне квартире.

- В том наводнении наша семья потеряли дом, машину, имущество, — рассказывает Наталья. — До сих пор живем в пункте временного размещения: нам предоставили комнату в пансионате. В затопленном бараке я жила 17 лет, но прописаны мы были с детьми у моей матери. Не могли прописать в бараке, потому что наш дом давно сняли с баланса как аварийный. Он считался нежилым помещением. И только после наводнения его опять внесли в реестр.

Через суд я доказала факт своего проживания там. Нам с детьми выплатили по 110 тысяч рублей каждому за потерю имущества. На этом все. Сертификат на приобретение нового жилья мы не получили, потому что не были там прописаны…

Приобрести собственное жилье Наталья не может. Самая скромная однокомнатная квартира в Краснодарском крае стоит около 2 млн рублей.

— Мы ведь приобрели квартиру в бараке незадолго до наводнения. Я взяла кредит за ремонт — до сих пор его выплачиваю, долг мне не погасили. Жить в том бараке уже тогда было невозможно, крыша начала обваливаться, потому и затеяли ремонт, — продолжает Коротина. — А теперь и вообще остались без крыши над головой, без денег, да еще и с долгами. Мы с детьми прописаны у моей матери в крошечной квартире. Там проживают и другие наши родственники. Нас всех отправляют туда. Но мы просто не поместимся.

— А если вас выгонят из пансионата?

— Останемся на улице. Скоро у нас очередное судебное заседание — посмотрим, что решит судья. Мы ведь на Прямую линию с президентом отправляли наш ролик. Его показали как заставку перед выступлением Путина. А во время Прямой линии его уже не вставили. Выходит, мы прошли, как реклама Прямой линии…

У Натальи сохранились кадры затопления ее одноэтажного барака. Воспоминания тоже не стираются из памяти.

— Воды набралось по пояс. Муж вытаскивал детей из окна на крышу, они там сидели. Вытащить ничего не успели. Вода махом пошла. За пять минут все затопило. Власти потом заявляли, что предупреждали жителей о наводнении, но это не так. Никаких оповещений не было. Утром все люди уехали, как обычно, на работу. Ничего не предвещало беды. В том потопе погибло 6 человек. Двое — из нашего города. Одну пенсионерку накрыло водой в палисаднике. Второй мужчина погиб, спасая свою жену, инвалида-колясочника. Супругу он вытащил из дома через окно. А сам захлебнулся…

ххх

Анна Иванова из Тулуна, что в Иркутской области, тоже осталась без компенсации по той же самой причине: отсутствует прописка в затопленном доме.

— Мы потеряли дом. Он не уплыл, но развалился на части и восстановлению не подлежит, — рассказывает девушка. — Моя 91-летняя бабушка тоже потеряла дом, всю жизнь там провела. Несмотря на потерю двух построек, мы не можем получить выплаты, потому что у нас была временная регистрация на год. Бабушка была прописана в другом месте, но проживала в Тулуне. У нее еще есть квартира — она ее сдавала. Сейчас переехала туда. Осталась там с одним диваном и совсем без вещей. Придется обращаться в суд. Некоторые дома в Тулуне отнесло водой. Люди ищут свое имущество, ходят по развалинам. Мы отыскали баню. Вытащили оттуда тазы, ведра, шампуни, мыло… При глобальной потере имущества хоть что-то спасти — уже счастье.

— Гуманитарной помощи хватает людям?

- На всех не хватает. Недавно приезжали верующие из Братска, вот они подарили нам подушки, одеяла и продукты первой необходимости. Сейчас в Иркутской области — неразбериха. Люди паникуют. Ведь всех, кто не был прописан в домах, даже не посчитали потерпевшими. Нас нет в списках пострадавших, и материальная помощь нам не положена.

Читайте материал «Родные рассказали о последнем звонке жертвы тулунского наводнения»

01:53