Парк, которого нет: жители Петербурга вынуждены гулять на кладбище

Петербуржцы с Васильевского острова загорают на могилах

18.08.2019 в 15:19, просмотров: 3432

После массовых протестов в Екатеринбурге по поводу строительства храма в сквере власти других городов вынужденно обратили внимание на застройку зелёных зон и реакцию горожан на такую экспансию общественных пространств. В Санкт-Петербурге уже который год такой спорной территорией является «парк на Смоленке» - так это место называют жители, хотя самого парка еще нет. Есть только общественное движение Васильевского острова за то, чтобы этот парк появился. Но за каждый участок земли в городе нужно бороться. Тем более, если мнению горожан, желающих получить зеленый оазис рядом с домом, противостоят интересы инвесторов, предлагающих городу построить на этом месте дорогие, хорошие гостиницы. Вроде бы пока общественность побеждает: договор аренды с застройщиками расторгнут. Но забор и строительная техника наизготовке остаются там, где горожане хотели бы гулять, наслаждаясь природой.

Парк, которого нет: жители Петербурга вынуждены гулять на кладбище
Насыпь вдоль скоростной трассы — самое место для прогулок с детьми

Солярий на кладбище

На Васильевском острове в Петербурге не так-то просто найти место, чтобы прогуляться и отдохнуть. Василеостровский район все растёт и растёт, за счёт насыпных территорий застройщики создают искусственную сушу, чтобы возвести там новые высотные ЖК, а единственной значимой зелёной зоной остаётся пока Смоленское кладбище. Вернее, сразу три кладбища: Смоленское православное, Лютеранское и Армяно-григорианское. По дорожкам между могил гуляют родители с колясками, совсем рядом, на берегу реки Смоленки, медетируют рыбаки с удочками. Даже загорать некоторые умудряются на кладбище, причём на Лютеранском – на православном многим все-таки не по себе. А кладбище лютеран – это такой местный вариант именитого парижского Пер-Лашез, с неоготическими склепами, эффектными памятниками с гравировками на европейских языках. Здесь-то и принимают солнечные ванны местные жители. Несколько лет назад, когда в Петербурге было аномально жаркое лето, администрация кладбища отчаянно просила у могил не загорать. Все-таки объект культурного наследия, к тому же тут захоронены многие знаменитые личности: основатель Одессы Осип Дерибас, семья Гаэтано Чинизелли, построившая первый в России каменный цирк и давшая имя Цирку на Фонтанке, целый ряд крупных учёных и исследователей. В общем, негоже тут свои телеса под солнце выставлять. Но, с другой стороны, полежать на солнышке, как и погулять в тени деревьев на Васильевском больше особо и негде. Поэтому жители и воюют за парк в устье Смоленки.

Лет десять назад у новых жилых комплексов в устье реки был пустырь. Можно было пройти к заливу, постоять на ветру, полежать на своеобразном индустриальном пляже. Но в 2011 году инвестор получил тут от города участок под Театр песни Аллы Пугачевой, позднее стройку приостановили , а в 2016 году новые инвесторы как стратегический партнёр Смольного получили два участка по 1,1 га на берегах Смоленки – под инвест-отель. И местное население, много лет просившее власти включить участок у реки с выходом к заливу в перечень рекреационных зон, осталось «с носом».

Это и понятно. За минувшие годы привлекательность этой части острова для застройщиков выросла: теперь тут есть съезд с ЗСД ( Западного скоростного диаметра, благодаря которому остров не отрезан от города по ночам в период развода мостов). Отсюда открывается прекрасный вид на «Газпром-арену» и Лахта-центр. В общем, бороться горожанам за парк сложно – лакомый кусок. После бессчетных пикетов, митингов и обращений городской парламент принял закон о включении территории в зону зеленых насаждений общего пользования (ЗНОП), а врио губернатора Александр Беглов его даже подписал. Казалось бы, победа?

Пляж за забором

Отправившись погулять в район не существующего пока парка, я обнаруживаю забор. Да не сетчатый, как в Екатеринбурге, а бетонный, с охраной и информационным щитом, сообщающим, что за забором строят инвест-отель. Хотя по закону это уже общая территория. Обойдя один забор и попытавшись пройти вдоль Смоленки к берегу залива, я утыкаюсь в другой забор – с размашистым граффити «За забором пляж!» На пляже гуляют люди, я долго пытаюсь понять, как они туда попали. Оказалось, пролезая вдоль забора, просачиваясь к воде с трудом… Территория тут не облагорожена, родители с детьми и колясками гуляют по песку, пыли, щебню. Тут же занимаются спортсмены-любители, а парочки ищут хоть какое место, чтобы романтически полюбоваться на залив. Я тоже пытаюсь оценить красоты, но с полной обувью песка это непросто. Хорошо понимаю местных, которые готовы своими руками сажать тут деревья и цветы, убирать территорию. Небольшая зелёная полоса есть лишь у скоростной трассы, и там под тяжёлый гул автомобилей одиноко загорает мужчина.

Вместо парка жители Васильевского острова пока видят бетонный забор

- По закону участок перевели в ЗНОП, а забор все ещё стоит, парка нет, гулять невозможно. Что происходит, чья взяла? – спрашиваю у местной жительницы и активистки Нэлли Вавилиной.

«Власти думают, что мы уже руки опустили, но это не так, - рассказывает Вавилина. – Сейчас мы начинаем все сначала. Парк наш, мы его отстояли, просто надо не отдавать его. Будут пикеты, митинги, уже написали письмо президенту. Александр Беглов водил нас за нос. Сейчас у нас на руках есть решения суда , который удовлетворил иск общественников к Госстройнадзору об отмене строительства отелей, также через суд аннулировано разрешение на строительство.

- Вы давно здесь живёте? Проблема с отсутствием парков была всегда?

- Я с рождения жила на Железноводской, 17, я василеостровец. При мне строилось все, что сейчас за улицей Кораблестротелей, весь Морской фасад. Я всегда представляла, как тут может быть красиво, ведь у города есть выход к морю, это наш фасад, гордость! А гулять на Васильевском негде, кроме Смоленского кладбища. Я помню, как готовилась там к экзаменам. Для василеостровцев гулять на кладбище – обычное дело.

В 2016 году обеспеченность населения Василеостровского района зелёными насаждениями общего пользования составляла 3,6 кв. м на человека, при минимальном норматив в 6 кв. м, - сетует местная жительница Марина Антонова. Вот и получается, что единственная альтернатива — прогулки по кладбищу. Антонова отмечает, что берега Смоленки ближе к устью реки уже одеты в гранит, как и все значимые петербургские набережные, то есть дополнительно тратиться на укрепление берега не нужно. Марина с семьёй каждый день гуляет по тем зелёным кусочкам, которые есть сейчас, здесь они катаются на велосипедах, выходят на пробежки, гуляют с собакой...И мечтают о парке.

«Да» и «нет» не говорят

Как так получается, что на бумаге у Смоленки с конца марта – зелёная зона общего пользования, а по факту – забор и стройка (в мае сюда подвезли бетонные плиты), активисты не знают, но бороться готовы до конца. «Сейчас у инвестора на руках договор аренды, но строить они по закону не имеют права, - продолжает Вавилина. – Вот и посмотрим, что у нас в стране более значимо – закон или договор аренды. Зимой было непросто выходить на пикеты из-за погодных условий, теперь нам проще, потеплело, можем хоть поселиться там!»

Василеостровцам, вероятно, повезло: их сосед и местный депутат ЗакСа Борис Вишневский – видный городской деятель, «яблочник», заваливший администрацию города запросами о статусе земли в устье Смоленки. Борис Лазаревич ратует за парк вместе с местными. В мае, дабы очередной раз прояснить планы Смольного относительно Смоленки, прошла встреча оппозиционных парламентариев с вице-губернатором Эдуардом Батановым, который неожиданно выдал, что разрывать договор аренды с инвестором власти не намерены. И это при том, что в апреле ФАС возбудила дело в отношении Смольного, отметив, что сама передача спорных участков под застройку была незаконной.

Очевидно, власть не знает, на что решиться, вернее, не делает резких движений перед губернаторскими выборами в сентябре. В случае с конкретным парком эти полумеры вытекают в форменный абсурд, когда «парк» и пляж издевательски отгорожены от людей забором, а мамы с колясками обречённо таранят щебенку, потому что больше гулять негде. «Не знаю, как они будут вытягивать выборы на местных участках, - продолжает активистка. – Среди василеостровцев рейтинг у врио губернатора ниже некуда.»

К чести врио, заявление про парк на Смоленке он все же сделал. Но тоже половинчатое. Выступая в ЗакСе, Беглов ответил на вопрос про парк так: «Я подписал закон о зоне зелёных наслаждений, какие ещё могут быть вопросы? Но у инвестора есть право обжаловать эти вопросы в судах. Ведь получается так, что сперва город подписывает разрешение, инвестор вкладывает деньги, а потом мы говорим: нет, этого не надо. Правильно было бы не подписывать эти документы. А теперь мы должны найти для инвестора замену этих территорий. Но замену территории на Васильевском острове найти сложно, потому что там – хорошее место. И я согласен с тем, что там должен быть парк». К слову, Беглов отметил, что и «с театром Пугачевой «вопрос ещё не закрыт»...

Я иду мимо забора, скоростной трассы, загорающего мужчины и пенсионерки, устроившейся тут же, на узкой полоске зелени над трассой, чтобы порадоваться летнему теплу. Вдоль домов идут девушки – ищут парк, им кто-то сказал, что он тут есть. «Да пока найдёшь, уже не надо ничего» - обсуждают между собой. АВ парк пока только в мечтах. Если все получится, активисты хотят разбить тут газоны с альпийскими горками, высадить лиственницы, туи, если, сосны...

На гранитных плитах кладбища местные жители загорают.

А пока они мечтают, земля остаётся в руках невозмутимого инвестора, за забором. Как долго продлится такое подвешенном состояние, и что изменится к выборам и после них, предсказать сложно. Ясно одно: население района будет расти, потому как вокруг возводят все новые и новые ЖК. А главным «парком» по-прежнему остаётся Смоленское кладбище.