Приемы психологических насильников: как бороться с тиранами

«А ты в зеркало смотрелась, когда все это надевала?"

18.10.2019 в 17:34, просмотров: 49150

Домашнее насилие мы осуждаем регулярно, подразумевая рукоприкладство. А между тем психологическое давление не менее опасно, хоть и оставляет шрамы не на теле, а на душе. Нередко его жертвы даже не сопротивляются, полагая, что оно неизбежно, раз уж у возлюбленного партнера такой характер. А свою постоянную подавленность, страх и заниженную самооценку списывают на что угодно, кроме поведения того, кто рядом. Однако «расслабиться и получить удовольствие» с психологическим насильником — значит пожертвовать собственной самооценкой и психическим здоровьем.

Приемы психологических насильников: как бороться с тиранами

Психологическим насильником может оказаться как мужчина, так и женщина, — объясняет психолог-практик Елена Пиховкина. — А его любимая поза (излюбленный вид манипуляции) — чаще всего та самая, которая применялась в его родительской семье. По ней можно определить его «анамнез» и выстроить стратегию защиты. С точки зрения психологии тиран зависим от жертвы: он «подсаживается» на ее соглашательство. Но стоит изменить привычную «виктимную» реакцию на нормальную, как деспот оказывается обезоружен.

Поза 1: «Ты не дотягиваешь!»

Вид манипуляции: обесценивание, унижение, сравнение.

Сегодня Марине 29, она в счастливом браке и считает, что негативный опыт позволил ей сделать правильный выбор:

— Когда мне было 19, я была в отношениях с парнем, который постоянно критиковал мою внешность, одежду и поведение, — рассказывает девушка. — Например, встречаемся, чтобы пойти в самое обычное кафе-забегаловку. Он критически оглядывает меня головы до пят и заявляет: «А ты в зеркало смотрелась, когда все это надевала? Пока не переоденешься, я с тобой никуда не пойду!» Я обижалась — но не на него, а на себя, что в очередной раз не угадала с нарядом... Что бы я ни сделала со своей внешностью, это вызывало критику. Сделаю новую прическу — он: «Что за взрыв у тебя сегодня на голове!» Новый маникюр: «Это замазка на ногтях?» И постоянно приводил в пример других девушек. «Посмотри, как сегодня элегантно выглядит Оля! Могла бы поучиться у нее!», «Фу, накрасилась, как проститутка на панель!» Постепенно я уверилась, что у меня дурной вкус и внешне я «не дотягиваю» до своего кавалера. Он меня так затюкал, что я даже не задавалась вопросом — с какой стати он постоянно делает мне замечания?! Он что, стилист, модельер? Он был самый обыкновенный парень с заурядной внешностью, даже скорее невзрачный. Но я была влюблена в него и верила, что он хочет как лучше.

Марина нашла в себе силы вовремя уйти от морального деспота, хотя это было нелегко:

— Это был мой первый серьезный роман, и все эти придирки и критику я воспринимала как должное. Думала, что это просто притирка и он изменится. Мы же любим друг друга! Парень был старше меня, а никто из наших общих знакомых даже не подозревал о его «темной» стороне: для друзей он был добрым и веселым парнем. Но однажды я осознала: не было такого дня, когда он был бы мной доволен!

Марина попыталась объясниться с тираном, сказать, что ей неприятна бесконечная критика. И раз она ему так не нравится, не легче ли расстаться?!

— Честно говоря, я ожидала, что он, как обычно, будет настаивать на том, что желает мне добра. Но он вдруг стал оправдываться в стиле: «Прости меня, я навсегда влюблен в твою удивительную душу, а все мои гадкие слова — это просто от злости и усталости, у меня тяжелая работа». Видимо, почуял, что я настроена решительно. Я успокоилась, но скоро все началось заново. Так было несколько раз. Расстаться с ним было очень сложно: при каждой моей попытке парень заваливал меня извинениями и признаниями в любви. Я возвращалась, и все повторялось. В этих отношениях я промучилась почти два года и за это время настолько разуверилась в себе, что искренне удивлялась, когда мне делали комплименты другие мужчины. Но тот день, когда я устала ощущать себя нелепым уродом, все же настал. Я ушла от него в один день.

Сейчас, пересматривая свои фото того периода, Марина видит, что была красивая и модная. А тиран внушал ей обратное, опасаясь, что она найдет себе кавалера под стать. Однако о потраченном на морального насильника времени девушка не жалеет: этот опыт научил ее разбираться в мужчинах.

27-летняя Елизавета в браке около трех лет. Она искренне считает свой брак удачным, а к психологу пришла с вопросом: как оправдать чаяния мужа? Лизе кажется, что она его ежедневно разочаровывает. Кирилл делает ей замечания даже в постели: «Какая-то ты стала несексуальная. А вот у нас в офисе появилась новая сотрудница — ну такая красотка!»

Из рассказа пациентки психолог узнала, что Кирилл женился на Лизе, когда она только начинала многообещающую карьеру в компании, где он был менеджером. На этом браке Лизино уверенное продвижение в профессии закончилось. Нет, муж не чинил ей административных препятствий, просто планомерно настраивал жену на провал: «Ну куда тебе с твоей внешностью на международную выставку? У тебя совершенно нет стиля! Послушай меня, не лезь, все-таки у меня больше опыта», «Нет, с твоим уровнем ты на этом семинаре опозоришься, лучше сразу откажись!», «Лучше сиди дома, зайка, больше толку будет! А уж я как-нибудь тебя прокормлю!»

Лиза все принимала за чистую монету. В результате супруг добился своего: она стала домохозяйкой и посвятила себя ему. Теперь своей жизни у нее нет, она живет жизнью Кирилла. А он продолжает травить ее уже на другую тему: готовит плохо, в доме беспорядок, располнела, обабилась...

— Но я не хочу уходить от него! — объясняла Лиза психологу. — Ведь это все слова, не более того! А по сути ничего плохого он мне не делает, содержит меня. Но терпеть эти слова очень тяжело...

Анамнез насильника-уничижителя. Он унижает партнера и обесценивает любое его достижение в его глазах по причине собственных комплексов. Насильник этого типа не уверен в себе и панически боится, что его партнер встретит более достойную кандидатуру. Либо его самого регулярно унижали в детстве, «чтобы не возомнил о себе», либо он наблюдал, как таким способом один из родителей удерживает и подчиняет себе другого.

Обезоружьте его. Вообще психологи советуют немедленно прекращать отношения, в которых вам постоянно «сбивают цену». Но если в силу каких-либо обстоятельств вы не готовы это сделать, хотя бы сопротивляйтесь, иначе разрушите собственную личность. Насильник-уничижитель привык, что жертва расстраивается и пытается исправиться, или как минимум пытается доказать, что она не так уж плоха. Все это дает тирану энергию для новых посягательств на самооценку партнера. А вот если жертва начнет реагировать на критику с юмором, в ответ преувеличенно хвалить критикана, это обезоружит агрессора и он притихнет. Вот пример «амортизации» насильника-уничижителя. Он: «Ты бы сходила к стилисту, что ли, перед корпоративом на моей работе, а то у нас все сотрудницы такие стильные…» Обезоруживающая реакция: «Рядом с таким ценным сотрудником и шикарным мужчиной, как ты, любая лохушка должна показаться твоим коллегам образцом стиля!»

фото: Наталья Мущинкина

Поза 2: «Если хочешь быть со мною…»

Вид манипуляции: шантаж.

25-летняя актриса Софья обратилась к сексологу с признанием, что до сих пор переживает последствия романа, случившегося с ней в 18:

— Он был режиссер, театральная звезда, гораздо меня старше. Импозантный, настоящий джентльмен. Меня пленили его манеры и, конечно, талант и слава. Я искренне восхищалась им и была готова на все, лишь бы он позволял мне быть рядом. С моей стороны это была страстная и бурная влюбленность, но наш «роман вдвоем» продлился недолго. Месяца через два возлюбленный стал уговаривать меня попробовать новые незабываемые ощущения — а именно секс втроем. «Вся богема так живет, а дежурный междусобойчик в супружеской койке — для плебеев духа!» Мне претило это, но я была юна и влюблена, а он — известный, яркий, харизматичный, умеющий добиваться своих целей... Первый раз был самым тяжелым, но я справилась. А потом привыкла, уговаривая себя, что мой зрелый любовник настолько пресыщен женской лаской, что для полноценного интима нуждается в более сильных раздражителях. И если это не дам ему я, то непременно найдутся другие желающие.

Софья признается, что не ушла бы от своего кумира, если бы ситуация не усугублялась. Используя формулу «если хочешь быть со мной…», он склонял свою юную подругу ко все новым постельным экспериментам.

— Число участников нашего интима росло — вчетвером, затем свинг (обмен партнерами. — Авт.) целой компанией… Каждый раз я ломала себя. А потом за мной стал ухаживать обычный молодой человек, не из театральной среды. И я вдруг поняла, что моя «звезда» просто использует меня как молодое тело. Я попыталась с ним поговорить, но в ответ услышала, что «никто тебя ни к чему не принуждал, ты сама этого хотела». Тут я и поняла, что с возрастом извращения моего возлюбленного будут только усугубляться. Я смогла бросить режиссера и вскоре вышла замуж за того ухажера. У нас с мужем хорошо все, кроме интима, но это исключительно моя вина и боль. Видимо, бывший со своими экстремальными забавами что-то сбил в моей сексуальности: я не получаю удовольствия от «дежурного междусобойчика в супружеской койке», хотя муж — здоровый молодой мужчина...

31-летняя Оксана пожаловалась психологу, что муж создал вокруг нее полный вакуум:

— Еще перед свадьбой Игорь заявил: если я хочу быть с ним, то должна перестать общаться с ближайшей подругой юности. Тогда я списала это на ревность к моему прошлому и согласилась. Следующей стала подруга с работы Света. Муж считал ее «карьеристкой-феминисткой», которая «плохо на меня влияет». Каждый раз, сталкиваясь со Светой, муж вел себя так, что подруга стала его избегать, и общались мы исключительно в офисе. А вскоре я ушла в декрет, и офисная дружба закончилась сама собой. Потом настал черед Веры, мамы из нашего двора, с которой я сблизилась, катая вместе коляски. Игорь прицепился к тому, что Вера не замужем: мол, у нас разные жизненные ценности...

Оксана иногда возмущалась, но муж заверял, что заботится исключительно о спокойствии ее и ребенка. Женщина признается, что за 4 года супружеской жизни привыкла к постоянному диктату мужа и, возможно, в итоге смирилась бы, если бы дело не коснулось ее родной матери.

— Весь последний год я вообще ни с кем не общалась, кроме мужа, ребенка и мамы, которая помогает мне по дому. Именно она первая прямо сказала мне, что Игорь постоянно на меня давит, не считается с моими желаниями. Как-то он использовал свой любимый заход «если хочешь жить со мной, сделай так-то…» при моей маме. И она не выдержала и высказала ему, что семейного счастья шантажом не построишь. Игорь надулся, а недавно выдал мне: «Если не перестанешь таскать свою мать в наш дом, мы с тобой расстанемся».

52-летний Вадим жалуется друзьям, что жена Вика постоянно шантажирует его своими болезнями:

— Я очень люблю ее, но с возрастом она стала очень болезненной и капризной. Я всегда готов сочувствовать и помочь, но ей этого мало. Как-то я должен был уехать на неделю к сестре в другой город — помочь с ремонтом в квартире. Узнав об этом, Вика пожаловалась, что у нее «зашалило» сердце. А накануне намеченного дня моего отъезда и вовсе легла в постель и стала стонать. От «скорой» отказалась, но скорбно заявила: мол, ты, конечно, можешь спокойно уехать «по своим делам», но, возможно, мы видимся в последний раз... Тогда я, конечно, никуда не поехал. В другой раз Вике не понравился приезд к нам моих друзей, и она изобразила такую мигрень, что мы даже не смогли пообщаться. Я стал замечать, что Вика «заболевает», как только хочет от меня чего-нибудь добиться. Покупки, поездки — все происходит под угрозой ее «страшных заболеваний». Иногда так и подмывает ей сказать: «Да прекрати ты притворяться, просто попроси, я и так все сделаю!»

Анамнез насильника-шантажиста. В результате его манипулирования взрослый человек делает то, чего не хочет и не считает нужным. Шантаж в исполнении насильника может принимать разные формы: посулов («Если послушаешься, я устрою тебе золотые горы!»), навязчивой заботы («Я же для тебя стараюсь, хочу помочь!»), насаждения чувства вины и жалости («Это ты довел меня до сердечного приступа!»), мнимого разочарования («Я думала, что ты настоящий мужчина!») или бойкота («Я не буду с тобой разговаривать (спать, встречаться, пр.), пока ты это не сделаешь!»).

Обезоружьте его. Этот насильник привык, что жертва боится обидеть его отказом исполнить его требования, ведь тем самым она как бы заявляет, что готова остаться без него. А каждое очередное заверение в его незаменимости лишь стимулирует насильника этого типа к выставлению все новых условий. Не зря говорят: стоит однажды заплатить шантажисту, как он будет постоянно повышать ставки. От того, что вы не желаете делать, не бойтесь отказаться — вежливо, но твердо. Вы удивитесь, но ваш тиран никуда не денется. С первого отказа насильника-шантажиста, конечно, не вылечить. Но если вы проявите твердость, со временем он отвыкнет решать все вопросы своим излюбленным способом.

Поза 3: «Ща заору!»

Вид манипуляции: истерика.

56-летний Максим Викторович живет со своей супругой Татьяной Сергеевной, женщиной крутого нрава, уже более 30 лет. Несколько раз он был на грани развода, но каждый раз брал себя в руки, стараясь сохранить семью. Максим Викторович поделился с психологом, что его благоверная устраивает скандалы по бытовым пустякам по нескольку раз в неделю. Муж привык подробно отчитываться перед грозной супругой, покорно отвечая на вопросы: «Где тебя черти носили?», «Куда это ты снова намылился?» и «Почему ты опять бездельничаешь?»

— Когда она кричит, я отмалчиваюсь, а то еще больше заведется, — описывает свою реакцию муж. — Неприятнее всего, когда она попрекает и одергивает меня при посторонних. Но ругать ее за это бессмысленно, такой уж у нее характер. Она кричит, потому что внутренне тревожится за всех нас. Покричит-покричит и успокоится. Я же знаю: она сама переживает, что раскричалась. И потом старается загладить свою вину.

На вопрос психолога, зачем же он пришел, раз оправдывает свою жену, Максим Викторович ответил, что хотел бы выписать успокоительное… себе! Так как во время буйства любимой супруги у него подскакивает давление.

43-летняя Алла делится с подругами, что очень счастлива в своем втором браке. Проблема у нее всего одна: ее муж постоянно повышает голос:

— Он почти каждый вечер кричит, по любому поводу. Я понимаю, что это следствие его внутреннего состояния. Днем на работе перенервничает, а вечером дома отходняк. Я бы смирилась, но после работы тоже устаю и иногда срываюсь в ответ. И тогда начинается такой скандал, что до утра оба успокоиться не можем...

Анамнез насильника-истерика. Если он действительно не болен (повышенная раздражительность бывает следствием хронической усталости, скрытого невроза, защемления нерва или проблем с позвоночником), значит, крик — привычный для него инструмент привлечения внимания к своей персоне, что тоже является формой насилия. Своими повышенными тонами насильник вгоняет партнера в определенные рамки: боясь еще больше завести крикуна, тот забывает о собственных потребностях и планах и все его внимание достается насильнику. Чаще всего насильник-истерик вырастает из ребенка, вынужденного таким образом вымогать время и внимание вечно занятых родителей. Опытным путем малыш понимает: если он истерит, мама с папой начинают на него реагировать.

Обезоружьте его. В силу прошлого опыта насильник-истерик уверен: пока он кричит, вся жизнь партнера будет крутиться вокруг него любимого. Надо его в этом разубедить. Скажите, что не понимаете смысла сказанного в такой форме, и предложите вернуться к обсуждению, когда возбужденный собеседник успокоится. И в любом случае покиньте помещение в самом начале сцены. И так до тех пор, пока ваш тиран не поймет, что насиловать вас бесполезно.