Профессор Гусейнов получил "двойку" по логике из-за клоачного языка

"Выходит какая-то чушь"

— Паки, паки... Иже херувимы! Ваше сиятельство, смилуйтесь. Между прочим, вы меня не так поняли!

— Да как тебя понять, коль ты ничего не говоришь?

— Языками не владею, ваше благородие.

"Выходит какая-то чушь"

Ну просто невозможно не вспомнить классику кинематографа, после того как один из преподавателей Высшей школы экономики (ВШЭ) Гасан Гусейнов назвал русский язык «убогим и клоачным», а затем попытался оправдаться, объясняя, что, оказывается, он имел в виду совершенно другое. PR‑директор ВШЭ Андрей Лавров уже сделал заявление, из которого следует, что слова Гусейнова следует рассматривать как «заявление частного лица» и они «не являются позицией ВШЭ». Он также подчеркнул, что «не стоит отождествлять с мнением ВШЭ то, что пишут сотрудники в своих аккаунтах в соцсетях».

Может быть, никто бы и не отождествлял, если бы Гасан Гусейнов преподавал студентам, например, высшую математику или физкультуру, но он филолог.

Более того, доктор филологических наук, профессор факультета филологии НИУ ВШЭ, ведет аналитическую колонку на сайте. То есть этот человек априори не может русского языка не знать. Тогда как объяснить вот такую словесную комбинацию за авторством Гусейнова?

«Почему некоторым россиянам кажется, что русским в Украине невмоготу выучить к своему русскому еще и украинский?

Потому что, приехав, например, в Берлин, эти умные люди не удивляются, увидев в тамошних киосках газеты не только на немецком, но и на русском и турецком, сербском и французском, греческом и польском, английском и итальянском».

Вы смогли перевести это с «гусейновского» на русский? Лично я — нет. Может быть, изначально автор хотел сделать противопоставление? Типа умным людям из России кажется, что русским на Украине «невмоготу выучить украинский», хотя в Берлине они не удивляются, увидев газеты на разных языках. Но тогда опять же возникает противоречие: если в Берлине можно встретить прессу на греческом и польском, почему на Украине пресса на других языках может издаваться только в том случае, если параллельно такая же версия выходит на государственном? А если заговоришь в киевском магазине на русском языке — плати штраф?

Получается, и при таком противопоставлении выходит какая-то чушь!

Далее следует новый пассаж Гусейнова: «А в Москве, с сотнями тысяч украинцев и татар, кыргызов и узбеков, китайцев и немцев, невозможно днем с огнем найти ничего на других языках, кроме того убогого клоачного русского, на котором сейчас говорит и пишет эта страна».

Объясняясь на следующий день за свои слова, Гасан Чингизович пояснил: «Речь идет о том, как люди пользуются этим языком. Как его используют средства массовой информации, политики, юристы, сотрудники правоохранительных органов, которые измываются, глумятся над языком».

Хорошо. Здесь с ним в чем-то даже сложно спорить. Действительно, русский язык в последнее время во многом становится и «убогим» и «клоачным». Особенно в быту. Люди выражаются бедно, говорят зачастую алогично, невнятно, используют много мата. Почему? Ответ очевиден: плохо учат русский язык в школе, мало читают классику, плюс новояз социальных сетей, где люди чаще всего пишут абы как. Ну и наплыв мигрантов, которым русский не родной, со счетов сбрасывать не стоит...

Но у самого Гасана Чингизовича версия другая. Оказывается, потому, что из «языка вынуто удивление: черт побери, а мир-то населен более умными и человечными людьми, чем я и мои соотечественники, как же так? Как же я дошел до жизни такой? Патамушта империя и великая держава? Наоборот: потому что не империя, не великая держав, а порядком одичавшая страна».

Что же мы имеем в сухом остатке, осмысливая все вышесказанное? Если «по Гусейнову», то получается следующее:

В Берлине есть газеты на разных языках, поэтому они — цивилизованные люди. На Украине ограничено использование русского языка, но русскоговорящие люди хотят говорить на родном, и поэтому Россия — страна одичавшая. Россияне же считают Россию великой державой, хотя сами при этом вместо «потому что» говорят «патамушто». И даже не задумываются, как дошли до жизни такой! А ведь все потому, что язык у них «убогий» и «клоачный».

«Очень много работы у следующих поколений, которым предстоит расчищать эти наши авгиевы конюшни», — заканчивает свой текст, прямо скажем, сложный для перевода на русский язык, Гасан Чингизович.

Хотя насчет конюшен я с ним абсолютно согласна. Понять бы только, кто же в них так обильно наложил?

Читайте интервью профессора Гасана Гусейнова: «Проблема есть только для ксенофобов и дураков»  

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28115 от 31 октября 2019

Заголовок в газете: Великий и клоачный