«Сказал, что не подведет»: бурятского «мальчика с динозаврами» успешно прооперировали

Но его матери отказали в суде над лихачом, который устроил ДТП

15.11.2019 в 21:13, просмотров: 30234

10-летнего Максима Чиркова из Бурятии, о котором писал «МК», ставшего жертвой лихача без водительских прав, наконец прооперировали в Москве в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии.

Когда мальчик пришел в себя, первое, что он увидел — динозавры самых разных размеров, от маленьких до огромного полуметрового тираннозавра Рекса. Они везде — на подоконнике, тумбочке, прямо на полу... Эти игрушки прислали читатели нашей газеты, не оставшиеся равнодушными к беде чужого ребенка.

«Сказал, что не подведет»: бурятского «мальчика с динозаврами» успешно прооперировали

Трагедия произошла в мае этого года в поселке Новый Уоян. Это Бурятия.

Максим шел по тротуару, когда на него на огромной скорости налетела машина. Почти три месяца мальчиков пролежал в коме. Шансов на выздоровление в шести тысячах километров от Москвы, где, увы, нет ни высококлассных хирургов, ни необходимого оборудования, у Максима не было. Никто не верил в то, что блатного водителя со связями (у тещи свой магазинчик - авт.), даже трудившегося в местном такси без прав — если что, это отличный заработок для поселка, где всего-то несколько тысяч жителей и никаких производств, вообще привлекут к уголовной ответственности. «Мамочка, убей меня, мне так больно!» - придя в сознание, умолял несчастный ребенок.

34-летняя мать-одиночка билась во все двери, но бесполезно. Ее беда никому не была интересна. А когда все же ей удалось дозвониться до Москвы и там согласились помочь, родственники решили, что женщина от горя сошла с ума...

Ровно месяц назад — 16 октября с великими сложностями Максима с мамой доставили на поезде в столицу, ехали почти неделю, больного встречали спецы из медицины катастроф, малыш не мог двигаться, был на одну сторону парализован, глаз у него не открывался, так что страшно смотреть. И не находилось слов, чтобы как-то приободрить маму.

По дороге Ольга рассказала, что дома сын любит играть в динозаврики и мечтает, когда вырастет, стать палеонтологом... Об этом написал «МК» и... положил начало больничной коллекции Максима. На сегодняшний день этих игрушек у него больше пятидесяти и целая гора книжек соответствующей тематики. В общем, не палата, а парк юрского периода. «За месяц в Москве произошло много хорошего, Максим научился сидеть без поддержки, переворачиваться. Очень переживает, что пока не двигаются ноги, так хочет поскорее встать с кровати и побежать...», - делится мама.

К сложной операции на голове готовились основательно. Накануне Максим попросил маму, чтобы она отдала игрушки его младшей сестренке, если вдруг все закончиться плохо.

«Мы долго говорили с ним вечером. Он сказал, что не подведет генерала. И победит. И он держался», - воодушевлен Игорь Комиссаров, экс-помощник главы Следственного Комитета РФ, принявший самое деятельное участие в спасении мальчика. Сейчас уже можно сказать, что именно он первый, точнее, единственный, кто отозвался на мольбы Ольги и реально помог. «После операции, как пришел в себя, уже ел пельмени», - доложил о состоянии Максима генерал юстиции Игорь Комиссаров.

«После операции, конечно, пока не можем играть с нашими любимыми динозаврами. Иногда попросит принести кого-нибудь одного, погладит и я ставлю обратно», - Ольга не находит слов, чтобы поблагодарить всех, кто откликнулся на ее беду. За это время у них с Максимом в Москве (и не только) появилось огромное количество новых друзей.

К сожалению, в самой Бурятии, вернее в Северо-Байкальском городском суде, где сейчас начался процесс над виновником той страшной аварии, все не так позитивно. «Матери отказали в праве принимать участие в заседаниях по этому делу, - возмущен защитник Максим Пешков. - Мы принесли документы, что она не где-то там на отдыхе находится, а в больнице в Москве спасает своего сына, попросили либо перенести суд, либо организовать видеоконференцию и дать ей возможность также участвовать в судебных прениях, в допросах свидетелей. Но только ее саму допросили по видеосвязи и тут же отключили трансляцию. Что совершенно незаконно!»

Прокуратура поддержала непосредственное участие матери в процессе, однако судья опять вынесла отрицательное решение. На самом деле непонятно, почему представители суда ведут себя подобным образом. Зачем тогда вообще оснащать работающей современной видеоаппаратурой самые глухие во всех отношениях места нашей родины, тратить на это огромные бюджетные средства, если потом их не использовать?

Не хотелось бы верить, что бурятские суды таким образом просто хотят показать, что приговор будет не по уголовному кодексу, а такой, какой они сами захотят, и Москва в этом деле им не указ.

Хотя возможно, судья просто «обиделась» на Ольгу за то, что та отказалась от особого порядка рассмотрение дела — то есть подсудимый признает свою вину и тут же в ускоренном варианте ему выносится самое минимальное наказание.

Читайте также: «Мамочка, убей меня»: как авария перевернула жизнь учительницы из глубинки