Как советский офицер стал национальным героем Северной Кореи

Спаситель и брат Ким Ир Сена

22.12.2019 в 20:11, просмотров: 8484

Имя сибиряка Якова Тихоновича Новиченко в России известно не многим. А в Корейской Народно-Демократической Республике оно вписано во все учебники истории. В Стране утренней свежести он — национальной герой, «смелый воин», близкий друг корейского народа. В 1946-м на митинге на привокзальной площади в Пхеньяне в честь годовщины Движения 1 марта он спас Ким Ир Сена, перехватив брошенную из толпы гранату с оторванной чекой. Бросить ее было некуда, вокруг была многотысячная толпа. И тогда младший лейтенант накрыл ее своим телом. Он чудом выжил, потеряв руку и повредив глаз. От гибели его спасла книга в толстом кожаном переплете «Брусиловский прорыв», которая была спрятана под шинелью.

Как советский офицер стал национальным героем Северной Кореи
Памятник Новиченко в КНДР.

В 1984 году лидер КНДР Ким Ир Сен, будучи с визитом в Советском Союзе, разыскал своего спасителя. Якову Новиченко было присвоено звание Героя Труда КНДР. С тех пор семья сибиряка регулярно посещала по приглашению Северную Корею. Их сначала принимал Ким Ир Сен, потом его сын Ким Чен Ир, а теперь внук Ким Чен Ын.

О том, насколько тесно оказались переплетены судьбы лидера КНДР и сибирского агронома, рассказали «МК» дочь Якова Новиченко Татьяна и местный краевед Светлана Дмитриенко.

«Боец-интернационалист»

На сельском кладбище в селе Травное Новосибирской области есть могила, где на памятнике золотыми буквами на русском и корейском языках выбито: «Герой Труда Корейской Народно-Демократической Республики. Боец-интернационалист». Здесь похоронен Яков Новиченко. И на доме, где жил советский офицер, работавший после войны агрономом, весит мемориальная табличка с корейскими буквами.

В сибирской глубинке давно привыкли к делегациям из Северной Кореи, которые каждый год приезжают в Травное, чтобы поклониться тому, кто спас Великого вождя. Для них Яков Тихонович — близкий человек, названый брат корейского лидера.

— А ведь когда в 1947 году Яков Новиченко вернулся в Травное с одной рукой, он рассказал, что ему обещали присвоить звание Героя Советского Союза. Он спас Ким Ир Сена, поймал гранату, лег на нее и уцелел. Односельчане ему не поверили. Посмеялись и забыли, — рассказывает краевед, учитель русского языка и литературы местной школы имени Якова Новиченко Светлана Дмитриенко.

По рассказам жителей села, иной раз кто-то из местных в подпитии допытывался у Новиченко: «А что же ты, Яков, Золотую Звезду Героя не надел?» Указа о награждении так и не последовало. И Яков Тихонович вообще перестал вспоминать о драматической истории.

— Папа был очень скромным, даже нам не рассказывал о своем подвиге, — говорит его дочь Татьяна. — Я помню, когда училась классе в пятом или в шестом, подошла к столу и среди документов увидела пожелтевшую вырезку из газеты. В заметке описывалось, как советский офицер Яков Новиченко спас корейского лидера Ким Ир Сена. А до этого я вообще ничего об этом не знала...

Яков был из семьи украинских переселенцев. Рано стал сиротой. Его отец погиб в Первую мировую войну, а мамы не стало, когда мальчику было 7 лет.

— Какое-то время он жил у дяди, потом «пошел в люди», батрачил, был пастухом, работал на железной дороге, строил Туркестано-Сибирскую магистраль, где ему пришлось воевать с басмачами, — рассказывает Светлана Дмитриенко. — В 1932 году Яков вернулся на малую родину, стал работать в колхозе конюхом, женился на доярке Марии. Известие о том, что у него родилась дочь, получил уже на Дальнем Востоке, куда отправился для прохождения срочной службы в армии.

После окончания пехотной школы в Комсомольске-на-Амуре Яков Новиченко принимал участие в боях на озере Халхин-Гол. Когда началась Великая Отечественная, писал один рапорт за другим, чтобы его отправили на Западный фронт.

— Но ему сказали, что и на Востоке нужны силы на случай нападения Японии на Советский Союз, — продолжает рассказывать Светлана Викторовна. — Якова отправили на курсы офицеров, произвели в младшие лейтенанты. Он принимал участие в русско-японской войне. Сражался на территории Маньчжурии, освобождал Корею от японской военной оккупации.

1 марта 1946-го на привокзальной площади Пхеньяна состоялся митинг, посвященный 27-й годовщине со дня Первомартовского народного восстания против репрессивного японского режима. На трибуну поднялись комсостав Советской Армии в Корее, местные коммунисты и их лидер Ким Ир Сен.

Взвод младшего лейтенанта Якова Новиченко охранял подступы к трибуне.

— Выступая позже перед школьниками, Яков Тихонович вспоминал, что в 11 часов из колонны, которая поравнялась с трибуной, в сторону Ким Ир Сена полетела с шипением граната. Он, не раздумывая, бросился на перехват. Поймал ее, но куда было отбросить гранату? Кругом же люди. И он накрыл ее своим телом, — рассказывает краевед.

С тяжелейшими ранениями Якова Новиченко доставили в госпиталь. Из тела офицера извлекли множество осколков. У него были сломаны ребра. Взрывом ему оторвало кисть правой руки, и ее пришлось ампутировать по локоть. Осколком камня сильно повредило левый глаз. От гибели его спасла книга «Брусиловский прорыв» толщиной в 600 страниц, которую он тогда читал, а во время митинга спрятал под шинелью.

— Все два месяца, пока Яков Тихонович лежал в госпитале, к нему приходили благодарные корейцы, передавая герою цветы, фрукты, сладости, тонизирующие средства, в том числе женьшень, — рассказывает Светлана Дмитриенко. — Женщины давали своим новорожденным сыновьям имя Яков. А Ким Ир Сен через своего адъютанта передал младшему лейтенанту серебряный портсигар, где была выгравирована надпись: «Герою 1 марта Новиченко. От председателя временного народного комитета Северной Кореи Ким Ир Сена».

Командир дивизии, в свою очередь, пообещал представить Якова Новиченко к званию Героя Советского Союза. Но награду эту он так и не получил. Домой Яков Тихонович вернулся в декабре 1946-го с орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги» и «За победу над Японией». А орден Боевого Красного Знамени Яков Новиченко получил только в 1951 году.

Ким Ир Сен и Яков Новиченко. Новосибирск, 1984 год.

«Собирайтесь, вас ждет Ким Ир Сен»

После войны Яков Тихонович, окончив заочно Новосибирский аграрный институт, работал заготовителем, заведующим инкубационной станцией, был председателем сельского совета.

— Также он трудился агрономом, заведовал отделом гидропоники. Был заместителем директора совхоза по хозчасти и одновременно внештатным судебным исполнителем, — рассказывает краевед Светлана Дмитриенко.

У Марии и Якова Новиченко было шестеро детей. Старшая дочка родилась еще до войны. А потом на свет появились сын Иван и еще четыре дочери.

— Я была самая младшая, папа уделял мне много времени и внимания, — говорит Татьяна. — С малых лет он научил меня ездить на мотоцикле «Урал». Часто брал меня с собой, когда ездил по ближайшим совхозам. У него не было правой руки, вместо нее был протез, но он не всегда его надевал. Сажал меня в люльку на мотоцикле, командовал, а я прибавляла или убавляла газ.

— Яков Тихонович переживал, что у него не было одной руки?

— Он прекрасно обходился одной левой. И дом просторный построил, и баню. В деревне тогда модно было ставить железные заборы. Помню, папа взял станок, сам гнул прутья, укреплял столбы, а мы были всегда на подхвате, если требовалось что-то подержать или придержать.

Яков Новиченко могучим телосложением не отличался, на героя внешне не тянул. Но про него говорили: человек-кремень.

— Папа на самом деле был сильный духом, при этом очень добрый и терпеливый, — рассказывает Татьяна. — Помню, у нас в деревне на конюшне никак не могли укротить одного мерина. В ход шел хлыст, коня нещадно наказывали. Мерин был капризный, непослушный, никто не мог с ним справиться. Отец очень любил лошадей, не мог смотреть на эти истязания, отдал свою лошадь, а вместо нее взял на воспитание этого мерина. Тягал этого Ваську на огороде, ласками и уговорами заставлял работать — и добился своего, приручил коня. Этот мерин потом работал в паре с другой лошадью на сенокосе. А этого добиться было не так-то просто.

Жизнь Якова Новиченко текла размеренно, а в 1984 году понеслась вскачь.

В мае 84-го, после продолжительной паузы, в Советский Союз прибыл основатель КНДР Ким Ир Сен. Следуя на поезде по Транссибирской магистрали, он попросил руководителя обкома Федора Горячева в Новосибирске найти офицера, который спас его от гранаты, но лишился руки.

— Подключились сотрудники КГБ, разыскали папу в селе Травное, — рассказывает Татьяна. — Приехали за ним на черной «Волге». Он как раз работал на огороде, косил траву. Представляете его удивление, когда ему сказали: «Срочно собирайтесь, поедете в Новосибирск на встречу с Ким Ир Сеном».

Встреча лидера КНДР и жителя сибирской глубинки произошла спустя почти сорок лет на железнодорожном вокзале в Новосибирске.

— Они очень тепло пообщались. Папа рассказал, что у него шестеро детей, 11 внуков и внучек. На память о той встрече остались трогательные фотографии. Корейский лидер пригласил папу вместе с семьей в гости в КНДР.

— Когда состоялась поездка?

— В том же, 1984 году. У меня тогда на руках была маленькая дочка, поэтому в КНДР вместе с родителями поехала моя старшая сестра.

— Яков Тихонович и Ким Ир Сен вспоминали драматические события 1946 года?

— Больше вспоминал товарищ Ким Ир Сен. Он поделился, что увидел тогда, как летит граната, как она шипит, и уже закрыл глаза, распрощался с жизнью. Раздался взрыв… Когда он понял, что жив, сказал: «Я хоть и коммунист, в Бога не верю, но там все-таки что-то есть…» Они оба тогда чудом спаслись. Если бы у отца тогда не было с собой книги, которая заслонила его от осколков, он тоже вряд ли бы уцелел.

— Вашему папе было присвоено звание Героя Труда КНДР. Вручены золотая медаль «Серп и молот» и орден Государственного Знамени I степени. Как он воспринял эту награду?

— С большой благодарностью! Это высшая награда КНДР. Это почетное звание из иностранцев было присвоено только отцу в 1985 году и кубинскому лидеру Фиделю Кастро в 2006-м. Мы тоже все были этому рады, никто ведь не верил, когда папа рассказывал, что он спас товарища Ким Ир Сена. Но справедливость восторжествовала.

— Когда вы в первый раз попали по приглашению в Северную Корею?

— В 1985 году. Нас всегда в КНДР ездило четыре человека. Именно столько всегда было официально приглашенных лиц. Кто поедет, сестра или брат, решал папа. Я — советский человек, нас воспитывали в любви к Ленину. Когда первый раз увидела товарища Ким Ир Сена, у меня было ощущение, что я встречаюсь с личностью, равной Ленину… Он был очень простым в общении, настолько расположен к людям, что все волнение сразу ушло.

Я потом еще семь раз была по приглашению в КНДР. Мы ездили по всей стране, встречались с людьми. Поездки длились от двух недель до месяца. К нам относились тепло, как к родным. Помню, в Северную Корею приехали главы других государств, так Ким Ир Сен принял сначала нашу семью, а потом уже официальные делегации.

Родные Якова Новиченко вспоминают, что во время приемов Яков Тихонович и Ким Ир Сен все время держались вместе, были как братья. И ушли из жизни один за другим. 8 июля 1994 года от сердечного приступа скончался корейский лидер, а 8 декабря не стало уроженца села Травное.

— Мы думали, что папа вообще сто лет проживет, — говорит его дочь Татьяна. — А он ушел из жизни через 5 месяцев после Ким Ир Сена. И тоже умер 8-го числа. А родились они оба в апреле. Между ними существовала невидимая связь. Узнав, что не стало его названого брата, папа будто потерял смысл жизни. Вы бы видели, в каком он был состоянии, когда узнал по радио о кончине товарища Ким Ир Сена. Собираясь в больницу, он с нами со всеми попрощался… И буквально сгорел.

После смерти основателя КНДР семью Якова Новиченко, его детей и внуков принимал в гостях уже Ким Чен Ир. И так же, как отец, он продолжать посылать им подарки.

Летом 2001-го Ким Чен Ир приехал на бронепоезде в Россию с официальным визитом в качестве руководителя КНДР. Когда проезжал через Новосибирск, его представитель передал для семьи Новиченко чемоданчик.

— Все корреспонденты допытывались: что в этом чемодане? Это было так неприятно. Ваня, мой старший брат, сказал: «Все, что передали, выпили, еще и свое добавили, потому что нас много». В чемоданчике была бутылка водки... Северная Корея — страна небогатая. Мы получали в основном книги и журналы о стране на русском языке. И сами, когда отправлялись в гости, везли подарки. Это нормально. Например, изделия из бересты. Или какие-то другие поделки. К 100-летию товарища Ким Ир Сена привезли миниатюру, выполненную на камне, где изображена встреча папы с товарищем Ким Ир Сеном. А как-то перед визитом в КНДР напечатали календарики и потом раздавали их людям. Все, что делали, шло от души.

Вдова Якова Новиченко Мария Евменовна продолжала ездить в Северную Корею по случаю национальных праздников или юбилеев, даже когда ей было уже за 90.

— Мама ушла из жизни в марте 2013-го, в 93 года. Она была великая труженица, всю жизнь проработала в колхозе. Еще и домашнее хозяйство тянула. Она была связующим звеном в нашей большой семье. Все дети и внуки ее очень любили. И посещения корейских товарищей ее вдохновляли. Как она сама часто шутила, мы всегда были на военном положении. Потому что в любое время мог кто-то приехать из гостей. Они не хотели ни гостиниц, ни ресторанов. Останавливались все время только у нас. Бывало, мама накрывала столы на 20 с лишним человек. И ей это было в радость.

Могила героя.

«Послания пишем от души»

В Северной Корее Яков Новиченко остается национальным героем.

— Какая бы ни была погода, делегация из посольства КНДР в Москве каждый год в день рождения папы, 28 апреля, приезжает на его могилу в село Травное. На его 100-летие корейские товарищи установили на могиле папы памятник и открыли мемориальную доску на доме, где он жил. Там сохранилась та же обстановка, что была при папе. А венки уже привозят от внука Ким Ир Сена — Ким Чен Ына.

А в Северной Корее в этот день, 28 апреля, тысячи корейцев поднимаются на гору Мансу в Пхеньяне, где в 1987 году был установлен гранитный памятник советскому офицеру. Яков Новиченко изображен в прыжке за гранатой. Героя поддерживают листы огромной книги. Годом ранее был снят двухсерийный художественный фильм совместного производства СССР и КНДР. У нас он вышел под названием «Секунда на подвиг» и прошел почти незамеченным. В Северной Корее картина под названием «Незабываемый соратник» до сих пор пользуется огромной популярностью.

В КНДР ездят уже внуки и даже правнуки Якова Новиченко. Не отказались они от поездки в Северную Корею и в 2017 году, когда в регионе назревал конфликт с США и их союзниками.

— Положение было серьезное, но пришло приглашение из посольства, мы собрались с племянницей и поехали. Только сказали близким: если что-то случится, чтобы не плакали. Помню, на встрече с учениками племянница прочитала стихотворение о том, что спустя годы награда нашла героя, которое сама сочинила. Люди плакали. А один мальчик встал и спросил меня: «А вы могли бы совершить такой подвиг?» Я ответила, что в такие моменты все происходит совершенно непредсказуемо. И добавила: «Но одно могу сказать — что характер у меня папин. Все это отмечают».

Когда родных Якова Тихоновича начинали по возвращении из Северной Кореи спрашивать, что они думают об испытаниях ракет, которые проводят в КНДР, и их ядерном оружии, они неизменно отвечали: «Наша семья вне политики».

— Каждый месяц нам высылают корейские журналы. Мы передаем их в школьный музей в селе Травное. А серебряный портсигар с дарственной надписью Ким Ир Сена папа еще при жизни отдал в новосибирский Музей боевой славы воинов-сибиряков. На его 100-летие мы туда же передали все его награды. Там папе посвящена целая экспозиция.

9 Мая, во время торжественного марша «Бессмертного полка», внуки и дети идут с портретом Якова Новиченко сразу в двух городах — как в Новосибирске, так и в Санкт-Петербурге.

— Оглядываясь назад, я не перестаю удивляться доброте отца. Он любил всех людей, это черта от Бога. Конечно, многие этим пользовались. Он никому не отказывал, много делал не для себя, а для совхоза, для родного села. Например, добился, чтобы была построена дорога, и заложил первый камень в основание будущей школы, которая сейчас носит его имя.