Наама Иссахар рассказала о жизни в российской тюрьме: «Выучила русский»

В камере она занималась йогой, а сейчас думает написать книгу обо всем, что с ней случилось

23.01.2020 в 16:57, просмотров: 41329

21-я камера ФКУ ИК-1 в подмосковной Икше сегодня весь день не отходит от телевизора. Ловят новости из Тель-Авива. Женщины, которые здесь сидят, плачут, смеются и искренне ждут добрых вестей: если все получится, их сокамерница, 26-летняя Наама Иссахар, гражданка Израиля, в самое ближайшее время выйдет на свободу.

Наама Иссахар рассказала о жизни в российской тюрьме: «Выучила русский»

«Все будет хорошо», — еще утром пообещал Владимир Путин, находящийся с визитом в этой стране, маме девушки, в 2019 году осужденной российским судом за контрабанду гашиша.

Президент также заявил, что в СИЗО, где содержится ее дочь, немедленно выезжает уполномоченная по правам человека в России, чтобы проверить условия содержания Наамы под стражей.

Но еще раньше Татьяны Москальковой сюда в качестве правозащитника прибыла специальный корреспондент «МК».

Это уже не первый мой визит к Нааме Иссахар. Она искренне радуется любым гостям, которые, конечно, в местах заключения редки. И, если честно, до сих пор не верит в то, что ее проблемы скоро могут подойти к концу.

«Все, о чем я мечтаю, это дома выпить кофе вместе с мамой», — говорит Наама.

Она на редкость оптимистичная девушка. Все время на позитиве. Когда в своей предыдущей статье я написала о том, что Наама, несмотря на грозящий ей огромный срок, улыбается, не падает духом и усиленно учит русский язык, которым прежде не владела, на эту публикацию сразу ополчились все израильские СМИ. «Каким образом вы попали к ней в камеру?!» — допытывались они, подозревая «пропаганду Кремля» и не очень понимая, что журналист, если он член Общественно-наблюдательной комиссии Московской области, имеет право проверять соблюдение прав арестованных и осужденных в здешних ИК. Подобной правозащитной структуры в Израиле, кстати, нет.

Татьяну Москалькову ждали в Икше после трех дня. И обитательницы 21-й камеры еще не знали, что за счастье им привалит. Будет ли осужденная израильтянка отпущена сразу? И на каких основаниях? Этого вообще никто не знает. Так как не особенно понятен механизм ее освобождения.

Сама Наама не писала ходатайство на имя президента о помиловании, так как не признала свою вину. Следовательно, помиловать ее Путин, даже если захочет, не сможет.

Еще один вариант — отправить девушку отбывать наказание на родину, а уж там пусть поступают с ней, как считают нужным. Но это не дело одного дня.

Впрочем, в нашей стране возможен любой исход. Сотрудники СИЗО ждут только подтверждающих документов, на основании которых имеют право освободить Нааму Иссахар. Судя по всему, они уже устали от внимания российских и зарубежных СМИ. Тем более, по заявлению госпожи Москальковой, руководству ИК уже было вынесено представление за неправомерные отказы в свиданиях осужденной с матерью. Хотя по закону с мамой девушка встречалась не больше и не меньше, чем положено и позволял суд: два раза в месяц.

На всякий случай вещи Наамы сокамерницы помогли собрать на выход еще вчера вечером. Если президент не решит вопрос с ее немедленным освобождением, то чемоданы все равно пригодятся, так как вскорости девушку ждет этап в колонию, где она по идее и должна отбывать свой срок — 7,5 года лишения свободы. Скорее всего, в Можайске или во Владимире.

фото: Екатерина Сажнева
Наш обозреватель Екатерина Сажнева в подмосковной колонии с Наамой Иссахар.

Напомним, что история Наами Иссахар не только печальна, но и поучительна. Наркотики в любом количестве — зло!

Думала ли простой инструктор по йоге, летевшая через Москву из Индии в Израиль в апреле 2019 года, что вместо шести часов в транзитной зоне «Шереметьево» задержится в России так надолго?

Получив на руки два посадочных талона, Наама прошла на посадку. Поскольку у израильтянки уже был посадочный талон на стыковочный рейс, девушка спокойно миновала паспортный и предполетный контроль и отправилась прямо в зал отлета.

Нааму Иссахар задержали прямо у стойки, когда она показывала свой посадочный талон. В ее сумке обнаружили 9,5 грамма гашиша — не крупное, но значительное хранение. Да, «травка» принадлежала ей, но Наама совершенно не думала, что везет что-то запрещенное: по законам Израиля употребление гашиша и его производных декриминализировано.

По российским меркам девушке тоже грозил всего лишь штраф. Но в дело вмешалась большая политика. По мнению следствия и суда, несчастная израильтянка являлась контрабандисткой, так как все равно пересекла границу России с наркотиками.

Тот факт, что, находясь на территории транзитной зоны, она не имела доступа к багажу и не собиралась использовать, а тем более — продавать принадлежащую ей «травку», не повлияло на приговор. Он был действительно суров.

Первоначально речь шла о том, что девушке просто не повезло оказаться не в том месте и не в то время, а ее арестовали специально для того, чтобы обменять на айтишника Алексея Буркова, которого называли «русским хакером» и обвиняли в причастности к кибератакам и мошенничестве в компьютерных сферах США. Он находился за решеткой в Израиле и ждал экстрадиции в Америку. Но России Буркова так и не выдали — в декабре прошлого года его все-таки отправили на суд в Соединенные Штаты.

Судьба Наамы снова повисла на волоске. Ее мама прожила в Москве шесть месяцев, за это время оббила пороги всех инстанций, достучалась до самого премьер-министра Израиля Нетаньяху, который очень посочувствовал ситуации; наконец, прошла информация, что во время январского визита Путина в Израиль женщина получит возможность встретиться с ним и попросить за дочь.

Разумеется, не просто так. Взамен Израиль в конце декабря передал во владение России Александровское подворье в Иерусалиме рядом с храмом Гроба Господня, которое РПЦ безуспешно просила для себя уже очень давно. Источники в израильских СМИ подтвердили, что этот дар был сделан исключительно ради того, чтобы спасти гражданку их страны.

— Наама, ты слышала об этом?

— Если честно, то нет, — смущается девушка. — Но я тоже молилась о свободе.

— Да мы все об этом молились! — подхватывают соседки по камере. — Наама, вот пообещай нам, если тебя освободят, сходить в этот православный храм и поставить за всех нас свечку…

Наама кивает.

Женщины говорят, что их камеру скоро можно будет назвать счастливой. Здесь сидят так называемые «первоходки» — те, кто оказался за решеткой впервые, в основном за экономические преступления. Большие сроки, в отличие от Наамы, им не грозят.

— Как у вас духи вкусно пахнут! — вздыхают женщины. — А нам только дезодорантами разрешают пользоваться, и баня два раза в неделю. Так соскучились по хорошей косметике…

— А по свободе?

— По свободе — само собой!

В свободное время, которого в СИЗО хватает, вместе занимаются йогой: Наама «подсадила» на нее всю камеру. Нарисовала на картинках, как правильно делать позы-асаны. Но перефотографировать рисунок не разрешает — говорит, что стесняется.

Сегодня у родной сестры Наамы Лият — день рождения. Ей исполнилось 33 года. Родственницы имеют возможность регулярно переписываться по электронной почте, в том числе и в СИЗО. Кстати, писать по-английски удобнее и быстрее, так как ждать перевода с иврита — около недели.

фото: kremlin.ru
Путин в Израиле встретился с матерью Наамы Иccахар.

— Слушай, с нашего прошлого посещения твой русский гораздо улучшился, — хвалю я девушку. — Ты говоришь практически без акцента, Даже не верится, что у тебя нет наших корней.

— Спасибо. Я действительно не говорила на русском языке до ареста. Но теперь, наверное, буду: в Израиле миллионы выходцев из России. Еще я здесь начала читать книги — до этого как-то руки не доходили. Сейчас читаю «Шантарам» — это роман про Индию.

— Хочешь вернуться в Индию?

— Пока об этом не думала, если честно. Вообще не верю, что это может случиться в ближайшем будущем, что меня освободят. Что снова буду дома.

— Сегодня впервые за эту зиму в России выпал снег. Наверное, у вас в Израиле такой погоды и не увидишь?

— Я часто бываю в Нью-Йорке. Там снег не редкость.

— Как тебе русская тюрьма? Ты же отбывала срочную службу в израильской армии — там порядки легче?

— Там ты гордишься, что отдаешь долг Родине. А здесь, если честно, находиться стыдно. Возможно, на свободе я все-таки напишу книгу о том, как сидела в России. Но вообще я не загадываю о том, что будет дальше. Возможно, пойду учиться (в университет я так и не поступила) или снова буду инструктором йоги. Главное — вернуться домой.

P.S. По данным информационных агентств, после свидания с Наамой Иссахар Татьяна Москалькова сообщила, что та не собирается писать президенту прошение о помиловании или условно-досрочном освобождении, так как девушка не смогла принять данное решение самостоятельно и полагает, что просьб руководства Израиля и ее матери совершенно достаточно, чтобы ее выпустить.

Кстати, израильским СМИ стало наконец известно и о семье Наамы Иссахар. «Хорошей и порядочной» — как ее рекомендовали Путину. Девушка является родной племянницей одного из трех водителей, обслуживающих главу правительства Израиля, — об этом в эфире радиостанции 103FM заявил известный израильский журналист Бен Каспит. По его словам, речь идет об Ашере Иссахаре, который работает водителем Биньямина Нетаньяху на протяжении последних двадцати лет. Ашер — родной брат Матана Иссахара, отца Наамы Иссахар.

 

 

фото: ru.wikipedia.org

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

РУССКАЯ ЗЕМЛЯ В 70 МЕТРАХ ОТ ГОЛГОФЫ

История Александровского подворья началась больше 160 лет назад, когда небольшой кусок земли в Старом городе Иерусалима был куплен русским консулом. Тогда никакой обители в Александровском подворье не планировалось, здание покупалось с чисто практическими целями: была идея (не осуществленная. — Авт.) сделать консульство прямо в самом центре города. Так имперская Россия обладателем ценнейшего исторического здания в нескольких шагах от храма Гроба Господня.

За прошедшие с того момента годы Александровское подворье успело стать знаковым и даже обзавестись собственной святыней: при раскопках на его территории были найден Порог Судного Дня. Считается, что именно его перешагнул ведомый на Голгофу Иисус Христос.

Россия вспомнила о своих правах на подворье сравнительно недавно: в 2015 году премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение заняться вопросом возвращения России прав на землю в 70 метрах от храма Гроба Господня. По слухам, инициатором этого стал сам патриарх Кирилл. 30 декабря 2019 года Израиль передал права на Александровское подворье в Иерусалиме.