Что чувствуют больные коронавирусом: жуткие рассказы людей, потерявших обоняние

«У меня боязнь вони, ведь я не знаю, чем пахну»

Одним из самых первых и самых заметных симптомов при коронавирусе является потеря обоняния. В отличие от обычного насморка, человек при этом может спокойно дышать, но не чувствует ни единого, порой даже самого сильного, запаха. Еда теряет насыщенный вкус, а духи любимого человека больше не радуют своим шлейфом. При заболеваниях, известных большинству людей, такое состояние является временным. Но в мире существуют и те, кто не слышат запахов вообще с самого детства. «МК» поговорил с больными аносмией и узнал, как живется в мире, в котором роза пахнет также,  как и прокисший суп.

«У меня боязнь вони, ведь я не знаю, чем пахну»

Для начала стоит разобраться в самом понятии «аносмия». Что оно значит, и какие виды этого заболевания существуют.

- Гипосмия и аносмия – это сниженное обоняние или его полное отсутствие, - объясняет отоларинголог Владимир Зайцев. - В общем, это не диагноз, это один из симптомов. Притом как невинный, так и очень серьезный. Гипосмия может возникать при остром рините, когда слизистая носа воспалена, возникает отечность и обонятельные луковицы, как бы зажимаются и теряют чувствительность. Это может быть и при коронавирусной инфекции и при другом ОРВИ. Кроме того, это может быть симптом опухоли мозга, когда она уже разрослась и его сдавливает, но других проявлений еще нет. А есть и более глубокие механизмы, когда обонятельные луковицы работают нормально, но сигнал от них не считывается головным мозгом. Такое состояние может быть как врожденным, так и последствием травмы.

Анна Грин, 30 лет, Московская область

Я родилась в Анадыре на Чукотке. Сейчас живу в Подмосковье, пою в музыкальной группе. Аносмия для меня - это очень душещипательная история. О людях с этим заболеванием практически никто не знает, о нас не говорят. Когда у тебя отсутствует слух или зрение, это можно заметить практически сразу же после рождения. Отсутствие же обоняния сложно отследить, поэтому мои родители долгое время не придавали этому значение.

В первый раз я почувствовала, что что-то не так лет в семь, когда мы с мамой поехали в Анапу. Мы пришли в сад с прекрасными цветами, и мама подходила к ним, нагибалась и вдыхала носом. Я повторяла это, но цветы ничем не пахли. В голове сложилось впечатление, что этим действием я просто подтверждаю красоту цветка, то есть красивый - это тоже самое что вкусно пахнущий, что это синонимы. Позже, в классе 6-7-м, девочки начали говорить о духах, а мне все они пахли одинаково: как парта, как учитель, как собака – ничем. Я пожаловалась родителям, и они были удивлены, ведь, видя что-то красивое, я по привычке это «нюхала».

В 12 лет случился очень неприятный инцидент. Мы с девочками пошли в тундру на рыбалку. Они думали, что я шучу, что ничего не чувствую, и подлили мне водки в воду. В итоге, когда за нами приехал мой папа на машине, он был в шоке. Сказал, что от меня разит спиртом. Тогда был большой скандал и меня надолго наказали, хотя я совершенно не понимала, за что. Кстати, об этой злой шутке подруги рассказали мне лишь спустя много лет. Но я на них уже не обижаюсь.

Второй яркий случай произошел уже после переезда в Москву. Я ночевала у подруги, мы готовились к экзаменам всю ночь, утром она ушла в институт, а я осталась спать. Проснулась я от того, что услышала шум. Выглянула в окно, а там куча пожарной техники, люди бегают в панике. Оказалось, дом горел, а я этого не знала. Теперь у меня большой страх домов с газом, ведь я не почувствую запах, не узнаю если вдруг произошла утечка. Из-за этого есть и еще одна фобия – боязнь вони. У меня всю жизнь привычка мыться два раза в день, так как ты не понимаешь, как пахнешь.

Ближе к первому курсу мы с родителями начали ходить по врачам, но на Чукотке профессионалов такого уровня не было. Уже в Москве мне поставили диагноз «полная аносмия». Меня пытались лечить разные лекари много лет и разными способами, но все тщетно. К сожалению, если ты плохо слышишь, тебе дадут слуховой аппарат, если не можешь ходить – коляску, а если не чувствуешь запах – то ничего поделать нельзя.

Духи я выбираю по тому, подходит ли мне бутылек к антуражу дома, и по описанию. Еще прошу друзей выбирать парфюм, который пахнет апельсином и шоколадом. На вкус – это очень приятное сочетание, поэтому, наверное, и пахнет хорошо. Я вообще все запахи представляю на вкус, поэтому если мне скажут, что духи с древесными нотками, я представлю, как ем ветку, а это мало кому понравится.

Вообще с едой странные отношения. Я не отличаю чай, если он не крепкий, от воды. С закрытыми глазами не пойму, ем морковь или капусту. Наверное, поэтому я очень люблю сладкое, у него самый насыщенный вкус. А еще мне нравится черноплодная рябина. Мне кажется, она прямо как я, несколько не такая как другие ягоды. На вид – очень красивая, а рот вяжет и с кислинкой. Кстати, если бы мне дали почувствовать всего один аромат на планете, я бы хотела узнать, как пахнет свежая клубника. Такая, ярко красная, еще не сорванная, думаю, что это прекрасный запах.

Самое обидное, когда консультанты в магазинах и ТЦ предлагают понюхать новые ароматы. Тогда чувствуешь себя особенно грустно. Пытаешься объяснить, что не понимаешь запаха, но в ответ только: «Именно этот аромат вы точно услышите». К сожалению, нет.

Тем не менее, я думаю, что мои музыкальные способности с лихвой окупают аносмию. Да и с мужчинами проще, ведь я не подвластна инстинктам и не выбираю их по запаху. Для меня важен в человеке музыкальный талант и личные качества.

Анастасия Кузьмина, 24 года, Иваново

С самого детства родители давали мне что-то нюхать и спрашивали: «А чем это пахнет? А это чем?». Я маме говорила, что ничего не чувствую, но это сложно понять и принять. Единственное, что я могу чуть-чуть учуять -  нашатырный спирт. Но от него жжет в носу, не более. 

Когда я была маленькая, меня хотели положить в больницу, но не сложилось. Сейчас я пытаюсь обследоваться, врачи говорят, что возможно это искривление носовой перегородки, но я очень сомневаюсь, ведь дышу нормально и не храплю. В целом же мне поставили диагноз «гипосмия» - это когда обоняния практически нет. Не знаю почему «практически», ведь его и не было совсем. Слава Богу, вкус у меня не сильно пострадал. Я могу рыбу отличить от мяса, черный чай от воды.

Такой диагноз приносит много неудобств. Однажды, я даже чуть ли не пострадала из-за него. Мой брат любил сушить вещи над плитой. В очередной раз он повесил свою олимпийку над огнем и она стала плавиться. В доме воняло горелым пластиком (как мне сказали), очень ядовитый запах. А я как сидела в соседней комнате, так и сидела. Если бы никто не пришел, даже не знаю, чем это могло закончиться.

Есть еще и неудобства и некомфортные ситуации в плане отношений. Я же не понимаю, а молодой человек иногда напрямую говорит, что пахнет от меня потом или изо рта. Это все очень трудно спокойно выслушивать.  Переживаешь, становишься более скрытным. 

Кстати, парфюмом я не пользуюсь вообще, так как не вижу смысла. Я же не понимаю, чем я с ним буду пахнуть, а вдруг он не вкусный. Знакомые дарили духи, но я ими не пользовалась.

Но, как ни странно, есть и положительные моменты. Например, одно время я работала помощником маркетолога, клеила буклеты. В комнате постоянно был запах клея «Момент», силиконового и просто ПВА. Коллеги к середине дня от этого просто с ума сходили, а мне было все равно.

Если бы у меня появилось обоняние, я бы хотела узнать, как пахнут книги. Я люблю читать, но больше мне нравится, как они выглядят. Было бы интересно узнать, как они пахнут и есть ли разница в обложке и страницах.

Ярослав Халимов, 19 лет, Тула

В прошлом октябре я упал на лестнице и сильно ударился головой. У меня был отек мозга и кровоизлияние в лобную долю, все лицо было черное, трещина у основания свода черепа. В общем, страшное зрелище. В больнице, пока меня выхаживали, я понял, что запахи вокруг куда-то пропали. У меня было обостренное обоняние, я часто чувствовал такие оттенки, которые другие люди не замечали. Я менеджер по продажам, много от кого из клиентов пахло не вкусно, но приходилось терпеть. И вот больничная еда мне вся была какая-то пресная. Конечно, я различал, что сладкое, что соленое. Но сначала подумал, что это просто специфика местной лечебной столовой. 

Самое большое разочарование меня ждало после выписки из больницы. Я очень хотел вкусно поесть, какого-то сочного ароматного мяса. Но оно оказалось не лучше той больничной еды, ведь больше не пахло. Никаких тонкостей вкуса, ноток. Именно запахов вкусных блюд мне больше всего не хватает. Я так хотел бы съесть стейк с травами и снова почувствовать игру базилика, лимона с сочным куском.

Была еще интересная ситуация, под новый год я помогал готовить на стол и добавлял приправу из кавказских трав в одно блюдо. Внезапно я услышал ее запах. Радости не было предела. Правда, потом этой приправой у меня несколько недель пахло все: диван, руки, елка. Как сказал врач, это на самом деле была игра разума, типа галлюцинации, мозг просто пытался восстановить былые ощущения. Нейрохирург сказал, что могла прерваться связь между обонятельными луковицами и мозгом. Выписал таблетки, но предупредил, что результат 50 /50.

Самое неприятное, что ты не чувствуешь, пахнешь ты или нет. Теперь моюсь по нескольку раз в день, чтобы не смущать никого. Благо еще есть любимый парфюм, я им по инерции пользуюсь, помню его аромат. Еще стал курить другие сигареты. Так как запаха нет, чтобы что-то понять приходится курить крепкие, они дерут горло. Кстати, раньше очень любил курить кальян, у него много разных вкусов, всегда хочется попробовать что-то новое. Я даже работал кальянщиком одно время. Но теперь это пустой дым, разве что мяты добавить, чтобы во рту появился характерный холодок.

Комментарий отоларинголога Владимира Зайцева:

При аносмии мы не утрачиваем возможность жить полной жизнью, поэтому при ней не ставят инвалидности. С ней человек может работать даже на сложных специальностях, от которых могут зависеть жизни других людей.

Хирургического лечения этой болезни, к сожалению, не существует. Помочь таким пациентам очень и очень сложно. Можно использовать нозальные кортико-стероидные препараты. Они могут снизить отек и обонятельные луковицы выходят из состояния сжатия, тогда человек может начать чувствовать. Но если проблема в поступлении информации – тут уже ничего сделать нельзя.

Сколько таких людей в мире сказать сложно, но для примера, обычно у врача амбулаторной практики, если к нему ходит по 30-40 человек в день, таких больных в среднем 1 в месяц. Но это не про острый ринит или гайморит, а именно про постоянное отсутствие запаха.

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28252 от 29 апреля 2020

Заголовок в газете: Совсем нюх потеряли