Какое будущее ждет школьное образование после пандемии

Пророк Достоевский против цифровых жрецов и фарисеев

12.05.2020 в 19:17, просмотров: 11677

Сегодня для любого трезвомыслящего человека очевидно, что после завершения пандемии мир уже не будет прежним. А каким? На сей счет высказываются разные предположения. Впрочем, при общей разноголосице все сходятся на том, что после случившегося во главу угла должно быть поставлено образование, ибо только на его основе возможно предвидеть и предотвращать поджидающие человечество напасти и катастрофы.

Под влиянием этого осознаваемого дискурса разворачивают свои боевые знамена и штандарты те, кого я условно называю цифровиками. Они искренне убеждены в том, что к 2025 году школа, где осуществляется живое общение педагогов с детьми, отомрет, а в итоге передача знаний вступающим в жизнь новым поколениям станет исключительно дистанционной.

Слов нет, за месяцы вынужденного карантина был осуществлен мощный технологический прорыв, накоплен ценнейший педагогический опыт, от которого, разумеется, не следует отказываться. Но уповать только на цифру — значит не понимать подлинных смыслов и целей образования.

Забавно и одновременно грустно наблюдать, как на цифровых дрожжах растет снобизм их адептов, вырабатывается их специфический «птичий» язык, который входит в оборот на дистанционных образовательных салонах и многочисленных виртуальных конференциях (вебинарах). Пример? Пожалуйста. «В школьные годы необходимо заниматься с кофаундерами в коворкинге с инновационными стартапами в рамках коллаборации, инициированной IT хабом муниципального хайтек-кластера». В переводе на русский язык это всего лишь означает, что детям рекомендуется ходить в авиамодельный или судомодельный кружок. Но такого рода специальный жаргон возвеличивает его адептов в собственных глазах, а наивным педагогам внушает священный трепет, возникающий при созерцании камлания священной касты цифровиков. Нелишним будет заметить, что гранты, содержащие серьезные денежные суммы, не получить, коль скоро их соискатели не воспользуются соответствующей терминологией, якобы служащей неоспоримым доказательством подлинной инновационности предлагаемого проекта. Я знаю регионы, в которых лихие залетные команды, занимавшиеся модернизацией системы образования края, заработали миллионы у.е., по сути, на торговле модными терминами.

Воистину у нас нет пророков в своем отечестве. Узкий технократический подход к образованию застит глаза его сторонникам, мешая распознать подлинных провидцев, чьи голоса вовремя необходимо было услышать. Таким даром предвидения на основе интуиции обладают выдающиеся художники. Мы как никто крепки задним умом. В лучшем случае нас поражают некоторые бьющие в глаза совпадения давно написанных текстов и актуальных событий. Так, например, в сетях и некоторых СМИ восторженно цитировались стихи И. Бродского: «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку...» Мгновенный взлет популярности именно этих стихов связан с последним аргументом поэта в пользу добровольного заточения: опасность подхватить «вирус». Вот так: все на потребу дня! Как будто бы И. Бродский заранее заготовил агитку на случай нынешнего карантина. Легковесно, зато, как сказали бы подростки, «прикольно». Одним словом — весело.

Между тем великая русская литература содержит по-настоящему пророческие тексты, по поверхности которых мы проскальзывали взглядом, несмотря на то что они содержались в хрестоматийных произведениях, которые ежегодно сдавал каждый старшеклассник.

Ф.М.Достоевский «Преступление и наказание». Сон Раскольникова. Что же снилось Роде, когда он лежал в жару и в бреду? Цитата велика, но советую потерпеть, она того стоит.

«Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубин Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и неколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали неколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, а что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, — но тотчас начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались. Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась все дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новых род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видел этих людей, никто не слыхал их слова и голоса».

Переведем дыхание. Неуслышанный голос пророка — результат укорененной в веках людской тугоухости. Врожденный дефект слуха, характерный не только для нашего отечества. Поэтому не будем спешить упрекать школьный учителей всех времен и народов в том, что они вовремя не открыли глаза своим воспитанникам. Вовремя это никогда не получается!

Во все времена люди стремились к комфорту и достатку, предпочитая отвлеченным размышлениям пиры и шоу; эфемерной метафизике — земную физику мер и весов, укладывающуюся в конкретные единицы исчислений.

Однако за такое приземленное существование (сегодня мы бы сказали — ориентированное исключительно на потребление) неизбежно наступало возмездие. Об этом читаем у ветхозаветного пророка Даниила.

Что, собственно говоря, встревожило вавилонского царевича Валтасара во время пира? Начертанная чьей-то рукой надпись на стене дворца. Надпись настолько вывела его из равновесия, что он приказал немедленно ее стереть. Между тем в ней не было ничего угрожающего. «Мене, мене, текел, упарсин». Звучит как заклинание. Но это всего лишь меры весов. В переводе: полкило, полкило, восемь граммов, пол-полкило.

Но царевич потребовал привести Халдеев и гадателей (сегодня бы сказали — экспертов), тех, кто объяснит ему значение надписи. Пророк Даниил — глава тайновидцев (руководитель экспертной группы) — так расшифровал предупреждение:

Исчислил Бог царство твое и положил конец ему;

Текел — ты взвешен на весах и признан очень легким;

Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.

В ту же ночь Вавилон был захвачен персами, а Валтасар погиб. Увы, тайнопись пророков проступает в сознании зачастую накануне катастрофы. Так что не прочитанный до поры Достоевский не вызывает удивления. Просто наступило то самое время, когда мы обязаны осмыслить его речения и извлечь необходимые уроки.

Что же касается цифровых жрецов и фарисеев, то первоначально хотел отдать им на откуп так называемые точные науки: физику и математику. Но по трезвому размышлению передумал. Зачем обижать эти дисциплины? Мудрые и глубокие учителя убеждены в том, что математика и физика — по большому счету науки гуманитарные.

Пандемия коронавируса. Хроника событий