По ком звонит Холокост

Журналистам рассказали. как бороться с ксенофобией и нетерпимостью

В сентябре по традиции одновременно вспоминают Беслан и Вторую мировую. Геноцид целого народа и захват заложников на Северном Кавказе, разделенные во времени и целях, тем не менее имеют много общего. Это наша память.

Журналистам рассказали. как бороться с ксенофобией и нетерпимостью
Открытие памятника жертвам холокоста в станице Солдато-Александровская. Фото: НПЦ «Холокост»

Что можем сделать мы, журналисты, чтобы предотвратить подобные трагедии впредь?

Семинар для представителей СМИ по вопросам противодействия ксенофобии и нетерпимости на примере памяти о холокосте и жертвах террора, организованный научно-просветительским центром «Холокост», прошел в городах Северного Кавказа.

В рамках этого семинара состоялся и «круглый стол» «Освещение в российских СМИ мероприятий памяти жертв терактов», на котором опытом работы в дни трагедии в Беслане поделились журналисты российских изданий.

Владикавказ–Беслан–Кисловодск–Пятигорск–Минеральные Воды. Дорога памяти длиной почти в восемьдесят лет. С остановками на самых важных и страшных точках. Местах массовых расстрелах евреев.

7 сентября 1942 года в Кисловодске было издано предписание фашистской комендатуры, согласно которому евреи, проживающие в городе, должны были сдать ключи от своих квартир и собраться с вещами на товарной станции, якобы для отправки на работу на Украину. На самом деле все они были вывезены в поле за стекольным заводом в Минеральных Водах и расстреляны. Это второе по своему количеству и масштабу место захоронения представителей этого народа в России.

В тот день здесь погибло свыше 7,5 тысячи человек...

Шестиконечная звезда на черном камне. Еще один памятник жертвам расстрелов в Кисловодске.

322 человека, включая 70 несовершеннолетних. Некоторые фамилии повторяются. Родители, дети...

«Где взрослые, мы писали инициалы, где дети — только имена», — рассказывает Татьяна Якубовская, глава местной еврейской общины. У большинства не было никаких шансов выжить. Приезжие из больших городов, в глубоком, казалось бы, тылу, врачи, медсестры, интеллигенты, без помощи и знакомых, чтобы помогли им бежать, — их вывозили за город и просто ставили к стенке.

Бесланские школьники ежегодно выпускают в небо шары в память о жертвах теракта. Фото: НПЦ «Холокост»

Знаменитые лермонтовские места. Район горы Кольцо. Ни с чем другим ранее у большинства из нас не ассоциировавшиеся.

Тут были казнены не только евреи, но и представители разных национальностей, черкесы, карачаевцы, осетины... «Геноцид это когда все против всех. Все равно, где и когда. Это когда тебя уничтожают и считают нечеловеком только потому, что ты иной национальности. Расчеловечивание людей. Нет более страшной драмы, чем делиться на своих и чужих», — считает профессор Александр Асмолов.

На входе во Владикавказский музей холокоста имени Александра Печерского табличка с надписью: «Камень скорби пылает, зверем стал человек».

Первый в России, в том числе и в Северокавказском регионе, мемориальный музей, посвященный не только погибшим во времена холокоста, но и героям еврейского сопротивления.

Детские ладони из металла тянутся вверх, их лижут языки жгучего пламени. Внизу, в маленькой комнате выставочного зала, почти в полуподвальчике, на фоне фотографий убитых учеников первой школы города Беслана плачет старенькая бабушка с покрытой косынкой головой. Я никак не могу понять, кто она — еврейка? осетинка? Так все похожи.

«200 лет мы живем в этом благодатном крае, разные были времена. В царские времена были попытки евреев отсюда выселить. Однако местные жители потребовали вернуть нас сюда», — рассказывают сотрудники музея.

Все вперемешку. Война, Беслан, пусть никогда не повторится...

Мало кто знает, но бесланскую школу, где в сентябре 2004 года произошел самый страшный в новейшей истории теракт, унесший почти 4 сотни человеческих жизней, собирались снести. Чтобы не напоминала о боли. Особенно тем, кого эта невыносимой боль не коснулась напрямую, чтобы случайно не обжечься. Люди ведь не любят подолгу застревать на чужих страданиях. А тут, казалось бы, целых 16 лет об одном и том же.

«Помимо скорби мы должны сделать так, чтобы это не повторилось. Когда мы отстаивали первую школу, мы поступали так, потому что понимали: там пролилась святая кровь наших детей», — на 3-й конференции по сохранению памяти о детях — жертвах террора и холокоста, сопредседатель комитета «Матери Беслана» Анета Гадиева рассказала об их новом проекте совместно с центром «Холокост», центре памяти жертв терактов и профилактики терроризма, его планируется открыть к 2023 году. Об этом же говорил и Илья Альтман, российский историк, основатель и сопредседатель НПЦ «Холокост», профессор.

После поминальных дней в Беслане в селе Солдато-Александровское Ставропольского края, на месте расстрела 269 эвакуированных ленинградских евреев, был открыт еще один памятник.

...15 сентября, год 1942-й. Сначала убивали малышей. На глазах родителей им смазали губы ядом; они кричали, звали на помощь, по телу пробегали судороги... Затем на краю рва выстроили взрослых и сбросили на трупы собственных детей.

Звучит молитва на иврите. Идет дождь. В воздух выпускают белые и красные шары — отсыл к ежегодной церемонии в Беслане, на которой сегодняшние бесланские школьники также отпускают в небо воздушные шарики.

...По данным «Левада-центра», уровень ксенофобии и этнофобии в современной России зашкаливает. Преступления на почве национальной ненависти, многочисленные факты отрицания холокоста, осквернения памятников жертвам войны, возрождение в публичном пространстве неонацистских идей представляют реальную угрозу для российского общества.

Именно сейчас важно знать, что холокост — как беспрецедентное уничтожение людей на почве национальной ненависти — это высшая точка падения человека. Так было всегда. Ничего не изменится, если не изменимся мы сами. Если посмеем забыть.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28377 от 30 сентября 2020

Заголовок в газете: По ком звонит Холокост