Это другое: почему принятый во Франции жесткий анти-протестный закон не был замечен «правозащитниками»

Это другое: почему принятый во Франции жесткий анти-протестный закон не был замечен «правозащитниками»

Проблема уличного насилия и масштабных манифестаций, митингов и шествия всегда была актуальной для Пятой Республики. Французы умели и умеют с широким размахом митинговать, а порой грабежи, поджоги, нападение на мирных граждан и представителей сил правопорядка и вовсе переходят все разумные границы. Собственно говоря, именно потому, что подобного рода тактика многочисленных политических и общественных групп, решающих свои корпоративные задачи путем уличного насилия под маской «легитимного протеста» за долгие годы хорошо известная французской полиции и жандармерии, в стране наработаны и определенные механизмы и технологии утихомиривания буйных голов. И принятый накануне Национальным собранием Франции и подписанный президентом Макроном закон о «глобальной безопасности» как раз прекрасно вписывается в стратегию подавления бесконтрольных бунтов и беспорядков, угрожающих большинству законопослушных жителей Франции. Закон этот отлично иллюстрирует несколько принципиально важных общественно-политических вектора. Во-первых, современное передовое западное государство, носящееся, как черт с писаной торбой, по всему миру с пресловутыми «правами протестующих» у себя дома ни с какими возражениями не считается и подавляет бунтовщиков и мародеров жесткой рукой. А во-вторых, все наши многочисленные «правозащитники», «честные» журналисты и либеральная публика в целом предпочитает помалкивать в тряпочку и не обсуждать иностранную практику и то как «Белый Хозяин» работает с протестом в своей стране.

Давайте посмотрим, чем же столь примечателен принятый во Франции закон о «глобальной безопасности». Первое что бросается в глаза – это крайне жесткие меры наказания за распространение изображений представителей правоохранительных органов, которое осуществляется с целью нанести ему вред (в том числе и психологический - привет вам, «анонимные» диванные воины из соцсетей). Теперь французский «товарищ майор» вытащит вас за шкирку из уютных пабликов в Фейсбуке и посадит в тюрьму сроком до одного года. Или впаяет штраф в размере до 45 тысяч евро – это, на минуту, больше 4 миллионов в рублевом эквиваленте. Глядя на это просто поражаешься отечественным штрафам и наказаниям, у нас просто какой-то зоопарк со скачущими по розовому полю золотистыми единорогами. Просто представьте, какой бы вой поднялся, если бы в России, в соответствии с лучшими французскими практиками стали штрафовать диванных воинов на 4 миллиона рублей за распространение фотографий полицейских при исполнении.

Также в соответствии с новым законом французские правоохранительные органы получают расширенные полномочия по слежению за протестующими (да и всеми остальными гражданами). Так, в частности, можно будет использовать камеры на дронах, а также получать доступ к записям с мобильных нательных видеорегистраторов. Различные организации левого толока во Франции это активно критикуют – хотя совершенно понятно, что с помощью камер на дронах, особенно во время массовых беспорядков, можно отлично идентифицировать вандалов и мародеров. Естественно, что вандалам и мародерам это не нравится. И тут опять, кстати, стоит провести параллели с нашей страной. Вспоминается, сколько говорилось несколько лет назад о том, что, мол, технологии распознавания лиц и камеры на митингах, а также в общественном транспорте нарушают «приватность». По итогу оказалось, что ничью приватность кроме как лиц, нападавших на полицейских, нарушена не была. А за счет камер в том же московском метро уже удалось выявить несколько скрывавшихся и находившихся в розыске преступников. Вообще все эти стоны про «коварное государство», которое только спит и видит как бы последить за Ваней (Сашей, Петей, Машей) рассчитаны на каких-то участников специальной Олимпиады. Каждый день за любым пользователем смартфона следит Гугл, Фейсбук и Инстаграмм – причем натурально подслушивая о чем человек говорит и предлагая потом рекламу. И ничего – ведь Это Другое.

Если уж говорить о расширении прав полиции, то теперь во Франции полицейским разрешено носить оружие и в нерабочее время – как сказано в закон для того, чтобы более эффективно реагировать в случае террористической опасности. Это как если бы у нас сотрудники полиции или Росгвардии, идя например, в субботу за покупками в крупный торговый центр несли бы с собой автомат Калашникова за спиной. Ну просто так, для безопасности. Представили? А во Франции теперь так можно. Кстати, при разумном размышлении, мера вполне нормальная. Во многих штатах США полицейским разрешено ношение оружия во внерабочее время. А в Израиле и подавно, военнослужащие поголовно ходят в увольнительных с автоматами и пистолетами. И ничего, никто из «правозащитников» не возмущается.

Подытоживая, можно сделать несколько выводов. Во-первых, становится уже очевидным, что западные страны будут и дальше идти по пути ужесточения законодательства в сфере противодействия протестам. Ухудшающаяся социально-экономическая обстановка неизбежно и объективно будет толкать власти евроатлантического сообщества к все большему «закручиванию гаек» и купированию силовыми методами разгулявшейся и неподконтрольной экстремистской «улицы». А во-вторых, эти меры будут таким же закономерным образом и лишать их остатков морального лидерства в новом мире. Всем кто еще смотрит на Запад в надежде подчерпнуть там какие-то стандарты этики и прав человека следует понимать, что эта эпоха подходит к концу, никаким моральным камертоном Запад не является. Ну и в третьих, чисто утилитарно, нам не нужно стесняться, так сказать, заимствовать «лучшие передовые практики» - например, давать штрафы по 4 миллиона клавиатурным воинам, разжигающим в соцсетях ненависть в отношении представителей правоохранительных органов.

Илья Ухов, политолог