Раскрыты страшные детали смерти первой жены Василия Шукшина

«Мы шесть раз вызывали «скорую», но в больницу Марию Ивановну так и не забрали»

7 января не стало Марии Шумской — первой жены Василия Шукшина. Она умерла в 90 лет в селе Рыбалка Майминского района на Алтае. 12 лет сельскую учительницу опекал бывший ученик Владимир Ковалев. По его словам, Шумскую с тяжелой одышкой положили в райбольницу, но через три дня вернули домой. Потом он вызывал «скорую» пенсионерке еще шесть раз. Но в больницу ее так и не забрали. Владимир рассказал нам о случившемся.

Прокуратура республики Алтай сейчас проводит проверку о неоказании своевременной медицинской помощи Марии Шумской.

«Мы шесть раз вызывали «скорую», но в больницу Марию Ивановну так и не забрали»
Василий Шукшин со своей первой женой Марией Шумской.

— Когда Марии Ивановне стало плохо, она с трудом дышала, приехала «скорая», медики предположили, что у нее коронавирус, - рассказывает Владимир Ковалев. - Увезли ее в Майминскую центральную районную больницу. Взяли тест и у нее, и у меня. Три дня Марию Ивановну там продержали, прокапали. Коронавирус не обнаружили и отправили домой. Терапевтическое отделение было переполнено, сказали: «В больнице она может поймать вирус». 

Но ей с каждым днем становилось все хуже и хуже. Мы вызывали «скорую», врачи приезжали, мерили температуру и давление, делали укол, выписывали лекарства и уезжали. И так пять или шесть раз.

У Марии Ивановны было учащенное дыхание, она задыхалась. В последние три дня вообще ничего не ела. Лежала, плакала, говорила тихо: «Почему они меня не забирают в больницу?» Звала меня: «Володя, Володя…» Представляете мое состояние. На моих руках умирал человек, а я ей ничем помочь не мог.

Снова и снова набирал номер «скорой». Говорил медикам: «Она есть уже не может, у нее в горле все пересохло. Задыхается. У вас же есть соответствующее оборудование. Помогите. Почему у вас такое отношение к больной?» Врачи приезжали, делали укол и говорили: «Ничем помочь не можем. Она уже в таком возрасте… Что вы хотите?»

В последний раз «скорая» еще не успела от нас вернуться на подстанцию, как мы снова вызвали врачей… Но в больницу Марию Ивановну так и не забрали. Она умерла у меня на руках, при полной памяти и в ясном сознании.

Мы ведь с женой в последнее время каждые полгода клали ее в больницу. Ее прокапают, и она снова была как огурчик. Ухаживала за курочками, проводила время во дворе, на свежем воздухе.

Я уверен, если бы Марию Ивановну сейчас забрали в больницу и пролечили, поддержали с помощью капельниц, она бы еще жила. Она сама ходила, у нее сохранилось хорошее зрение… 

12 лет Владимир был рядом со своей бывшей учительницей. Начал опекать ее еще в Майме, где Мария Ивановна прожила большую часть своей жизни.  

— Она преподавала у нас немецкий. Мария Ивановна — очень талантливый человек, ее все ценили и любили, — вспоминает Владимир Ковалев. — Она была одинокой, с возрастом ей стало тяжело управляться по дому, я начал ходить к ней, помогать. Когда разошелся с женой, остался у Марии Ивановны жить. Взял все заботы о ней на себя.  

Мария Ивановна и ее опекун Владимир Ковалев.

— У нее остался кто-то из родни?

— У нее были какие-то дальние родственники, но потом все про нее забыли.

— Мария Ивановна вспоминала своего первого мужа Василия Шукшина?

— То, что было недавно, она, порой, забывала. А вот далекое прошлое помнила в деталях. Я увеличил ее фотографии. И они в рамочках стояли рядом с ней на столе. Василий Макарович был с ней все время рядом. Она все время смотрела на его снимок. В обиде на него она не была. Она вообще была такой человек, что ни на кого не держала зла, что бы плохого ей люди не делали, всех прощала. 

Очень часто Мария Ивановна перечитывала книги Василия Шукшина. До последних дней обходилась без очков. Любила перебирать открытки и письма, а также почетные грамоты, которых у нее была целая стопка. Во время пандемии мы ее берегли. Старались, чтобы в доме было как можно меньше посторонних. Я купил Марии Ивановне сиамского котика, в котором она души не чаяла. Все время сидела и лежала с ним в обнимку.  

— Последняя жена Василия Шукшина — Лидия Федосеева-Шукшина — и ее дочери Ольга и Мария как-то помогали Марии Ивановне?

— Я как-то позвонил один раз Ольге, сказал, что Мария Ивановна Шумская сильно заболела, на «скорой» ее увезли в больницу. Ольга была то ли в Египте, то ли в какой-то другой африканской стране, на сообщение отреагировала своеобразно, сказав: «Надо заранее к этому готовиться». Я так до конца и не понял, что она имела в виду. Она, видимо, думала, что я буду у нее просить денег. Успокоил Ольгу: «Нам ничего в материальном плане не надо». Марии Ивановне нужна была психологическая поддержка. Ее тогда откачали, прокапали, она потом еще два года прожила. 

Сейчас, когда Марии Ивановны не стало, с их стороны не позвонил и не выразил соболезнование никто.

— А что стало с двумя гражданскими мужьями Марии Ивановны Шумской?

— Я не знаю, откуда взялись сведения о двух гражданских браках. Мария Ивановна сошлась в свое время только с одним мужчиной. Прожила с ним недолго. Он пил. Мария Ивановна его бросила, сказав: «Собирайся, уходи, мне пьяницы не нужны». Это было достаточно давно. Его уже нет на свете. (Односельчане рассказывали, что однажды Валерий, чтобы раздобыть деньги на бутылку, продал собрание сочинений Горького, где в одном из томов между страницами лежала одна-единственная фотография 18-летнего Василия Шукшина, которая была у Марии. — Авт.)

Старожилы вспоминали, что Мария была первой красавицей на селе. Парни буквально водили хороводы вокруг стройной, голубоглазой Мани с длинной пышной русой косой и ямочками на щеках. А она выбрала Василия. Ждала, когда приедет на выходные из Бийска, где он учился в автомобильном техникуме, из Калуги, где работал на турбинном заводе, потом из армии, где служил на флоте, из Москвы, где учился во ВГИКе…  

Они расписались в августе 1955-го. Амбициозный Василий Шукшин уехал в Москву. Маша не представляла себе жизни в большом шумном городе и предпочла остаться ждать его дома. В столице у Василия началась бурная личная жизнь. И вскоре его мать в Сростках получила письмо, в котором он сообщал, что хочет развестись с женой, так как полюбил другую женщину.

Мария, закончив педагогический институт в Новосибирске, уехала из Сростков работать учительницей в село Маймы. Они увиделись с Василием Шукшиным потом лишь однажды, в 1964-м, и больше никогда не встречались.

Всю жизнь она проработала сельской учительницей. Выйдя на пенсию, пела в хоре ветеранов, который действовал при местной библиотеке. Она так и осталась женой Василия Шукшина, потому что официально они не развелись. Чтобы заключить новый брак, Шукшин предпочел потерять свой паспорт, чтобы получить новый, без штампа о браке.

В 1963-ом Василий Шукшин женился на дочери писателя Анатолия Софронова — Виктории Софроновой. Через два года у них родилась дочь Катя. Но Василий Макарович закрутил уже новый роман. В 1964-ом он женился на актрисе Лидии Александровой. Но и этот брак из-за любовных похождений Шукшина и его пристрастию к спиртному оказался недолговечным. А вскоре в его жизни появилась актриса Лидия Федосеева, которая родила ему двух дочерей: Марию и Ольгу. 

Односельчане уверены, что Мария Ивановна Шумская могла бы как родственница претендовать на часть наследства Василия Шукшина. Но сами тут же объясняют, что это было не в характере Марии Ивановны.

Мария Ивановна Шумская.

У сельской учительницы была квартира в Майме на четвертом этаже. Лифта в старом доме не было. Пожилой женщине было тяжело спускаться во двор и возвращаться домой. Тогда вместе с ее опекуном, Владимиром Ковалевым, они приняли решение продать квартиру и купить дом.

К тому времени Владимир встретил свою вторую половинку, Веру. Они объединили усилия и переехали в свой дом, расположенный в поселке Рыбалка на берегу реки Катунь. Владимир с Верой вместе уже четыре года.  

— Мы подыскивали дом в сельской местности, чтобы у Марии Ивановны была возможность чаще бывать на свежем воздухе, — говорит Вера. — Нам повезло попасть в живописный уголок, в поселок Рыбалка. Живем мы уединенно, около горы. Даже дачи у соседей находятся на отдалении. У нас свой участок, свой огород, свои овощи. Мы завели курочек. Мария Ивановна их с удовольствие кормила. Потом появились кролики. Она для них щипала травку, называла их зайчиками, они у нас все беленькие. 

Мария Ивановна была полноценным членом нашей семьи. Мы делали для нее все возможное. Володя последние два года не работал, Мария Ивановна требовала ухода. У меня свой бизнес, оставить его я не могла. А Марию Ивановну нужно было поднять, умыть, три раза в день накормить. Володя ухаживал за ней как за родной матерью.  

Вера и Владимир Ковалевы.

— Кто-то навещал Марию Ивановну в поселке Рыбалка?

— В июле на ее день рождения приезжали подружки, — говорит Владимир. — Сами понимаете, что возраст у всех у них уже немаленький, переезды им даются непросто.

— Вам кто-то помог с похоронами?

— Нет, все организовывали на свои деньги, потратили все накопления, какие были. На прощании с Марией Ивановной было человек 50. Пришли учителя из тех школ, где она работала. Мария Ивановна сначала преподавала в первой школе в Майме, потом во второй. Общий стаж у нее — более 40 лет. Приехала на прощание ее подружка-одноклассница Валентина Ивановна Филипас, которая с Марией Ивановной сидела в школе за одной партой. Ей тоже 91 год.

Приехала на похороны депутат, которая рассказала о кончине первой жены Шукшина в своем Инстаграме. Даже венок не привезла. Мы думали, что венками покроем всю могилку. Но их было всего штук 7-8… Был кто-то из местных корреспондентов. В общем, приехали, отметились для галочки. Никакой помощи нам оказано не было. Никто не дал ни копейки.

— А как же администрация села Сростки, где находится Дом-музей Василия Шукшина и ежегодно проводится фестиваль «Шукшинские чтения»?  

— Они мне сказали: «Давай, вези Марию Ивановну сюда». В Сростках у нее похоронена и мать, и отец. От нас Сростки в 50 километрах. Там все замело, не проехать – не пройти. И кладбище все завалено снегом. А от нас погост в Рыбалке в 200 метрах, совсем рядом, будет возможность сходить, присмотреть за могилкой. Мария Ивановна сама говорила: «Где я живу, там и хочу лечь в землю». У нее не было желания, чтобы ее похоронили в Сростках.

Мария Ивановна и ее опекун Владимир Ковалев.

Мария Ивановна умерла 7 января, на Рождество. Отметим и 9 дней со дня ее кончины, и 40. Все сделаем по-человечески.

В прокуратуре Республики Алтай, в свою очередь, рассказали, что в связи с информацией, изложенной в СМИ о неоказании своевременной медицинской помощи Марии Шумской, начали проводить проверку. При выявлении нарушений будут приняты меры прокурорского реагирования.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28457 от 14 января 2021

Заголовок в газете: До последнего вздоха жена Шукшина