Окружение Алибасова открыло горькую правду о его состоянии

«Становится полностью ведомым»

В команде Бари Алибасова наметился раскол. После череды скандалов, а также в связи с форс-мажорными обстоятельствами, связанными с исчезновением продюсера, его PR-директор Вадим Горжанкин принял решение временно сложить полномочия до прояснения ситуации и рассказал, сколько зарабатывал Алибасова на ток-шоу, почему он остался без средств и что разрушает психику Бари Каримовича.

«Становится полностью ведомым»

 — У Бари Каримовича прилично пошатнулось здоровье, — начал Вадим Горжанкин. — Его состояние вызывает беспокойство, поэтому я решил сложить полномочия и донести до общественности, что на самом деле происходит в жизни продюсера.

— Неужели мы еще чего-то не знаем?

— Начнем с материальной стороны. Последние два года Алибасов жил исключительно на деньги от ток-шоу. Поэтому просил меня как можно чаще организовывать его участие в различных телепрограммах на платной основе. Участие в ток-шоу — его единственный доход. Больше ему жить не на что. Отчисления от группы «На-На» — незначительные, на них не протянешь. Сейчас весь шоу-бизнес в кризисе.

— Сколько зарабатывал Алибасов на ток-шоу?

— В среднем я организовывал пару ток-шоу в месяц. Бари Каримович имел порядка 500 тысяч рублей в месяц, что совсем неплохо для больного пенсионера. Иногда выходило и больше.

— Приличная сумма, он мог откладывать на черный день.

— После истории с отравлением Алибасова «Кротом» деньги за ток-шоу начал забирать сын. Бари Каримовича не всегда устраивало такое положение дел, но я не вмешивался в их сложные отношения. Тем более, тогда мы не конфликтовали с сыном.

Расскажу, что случилось дальше. Около четырех месяцев назад сын Алибасова уехал в Калининград на ПМЖ. Перед отъездом бросил: «Делайте, что хотите. У меня новый проект, я занят, не беспокойте меня. Если мое участие необходимо на ток-шоу, пусть мне звонят, озвучивают стоимость гонорара, я прилечу». Мне дал понять, чтобы я сам работал с Бари.

Вскоре Бари Каримович попросил меня скорее организовать новые телесъемки, так как ему понадобились деньги на жизнь, оплату услуг его помощника Сергея Моцаря. Мы обсудили мой процент, и я продолжил работу. Бари Каримович и его помощник стали зарабатывать, всех все устраивало. Они очень дорожили этим доходом.

— А сына продюсера, видимо, такое положение дел не устроило?

— Естественно. Через пару месяцев, со мной связался сын Алибасова. Он заявил, что намерен снова контролировать финансы отца. Я отказался перечислять ему деньги. Тем более, сам Бари Каримович меня об этом не просил.

Лишенный финансовой подпитки, Бари-младший выставил условие, что отец должен сниматься в ток-шоу только с ним. Если без него, то платить должны, как за них двоих. Кроме того, все деньги должны поступать только ему на карту. Бари Каримович выступил против, поэтому я отказал его сыну. 16 января у нас была запланирована съемка о примирении Бари Алибасова и Лидии Николаевны Шукшиной. Но Бари-младший не дал попасть нам с Шукшиной в квартиру к Алибасову, передал через помощника, что нанятый им охранник не откроет дверь. Съемка сорвалась.

— С тех пор вы не видели Алибасова?

— С тех пор мы с Лидией Николаевной не видели Бари Каримовича, даже не разговаривали с ним по телефону, трубку он не поднимает.

— Как можно держать взрослого человека взаперти?

— Дело в том, что Бари Каримович, когда употребляет алкоголь, становится полностью ведомым, и по просьбе своего окружения готов повторить любую фразу под запись на телефон. Его просто дезинформировать, манипулировать им, ему можно внушить, что угодно. Зачастую он не понимает какой сегодня день, разведен он с Шукшиной или нет. Случалось, он путал города, в которых находится.

— Алибасов прилично выпивает?

— Бари Каримович последнее время пьет много. Серьезные проблемы со здоровьем существуют. Если в 73 года столько пить водки, случается и несколько бутылок в сутки, то тут уже ничего не вспомнишь. Сейчас он не принадлежит себе. У него сильная слабость.

— Это все может закончится плачевно.

— В том-то и дело. Он уже засыпал с сигаретой в кровати, падал на лестнице в подъезде при очередном ночном походе в магазин. Ему нужен серьезный уход, контроль.

Он одинокий человек, часто остается дома один в невменяемом состоянии. Друзья у него практически не бывают, участники группы «На-На» навещают редко. Помощник Сергей помогает, но этого мало. Он явно устал.

Единственным человеком, к которому тянется Алибасов и испытывает трепетные чувства, остается Лидия Шукшина. Она переживает за него, понимает, что его надо спасать. Я хочу еще раз обратить внимание, что различные видеообращения Бари Каримовича и телефонные разговоры не стоит воспринимать всерьез. Сейчас он может сказать все, что угодно. Хочется верить, что ближайшее окружение Алибасова предпримет адекватные меры в данной ситуации.