Приходские страдания

"Жирные коты" в церковной ограде

03.06.2009 в 17:28, просмотров: 4912

Сходненский Спасо-Преображенский монастырь в Тушино известен с ХIV века. Правда, в ХVIII веке он был закрыт, а вместо него возник обычный приход. В 1886 году было начато строительство каменного шатрового храма. А через два года красавец храм принял своих прихожан. После революции Спасо-Преображенский храм еще долго сопротивлялся натиску большевиков, но в 1937 году был закрыт. В хрущевские времена была взорвана колокольня, снесен купол храма. Его пытались превратить в клуб, затем в мастерские. И лишь в 1990 году в нем были возобновлены богослужения.

Приход возглавил один из замечательных московских священников – Федор Соколов. Храм стал первым, который был освящен Святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием II почти сразу после его избрания. Настоятель сумел собрать активных прихожан, и работа по восстановлению храма закипела. И все же понадобилось 10 лет, чтобы восстановить храм в прежней его красоте. Но тут произошла трагедия – в автомобильной катастрофе в 2000 году погиб священник Федор Соколов. Викарий патриарха архиепископ Арсений (Епифанов) назначил нового настоятеля – Василия Воронцова. И все изменилось. Прихожане долго терпели бесчинства нового настоятеля. Видя, что восстановление храма и строительство церковной школы остановлено, они обратились с письмом к новоизбранному патриарху. В нем они высказывают свою боль:

Приходской совет был и есть, только на бумаге. За три года было проведено только 2 отчетных собрания, а в прошлом году покончили с делами за 30 минут. Больше приходской совет не собирался и не вспоминался. Мы не слышали ни разу, чтобы настоятель храма обратился с просьбой — собраться приходскому совету и обсудить насущные дела. Решал все сам или его жена - матушка Елена, давно уже управляющая делами в храме. Она даже имеет свой кабинет. На ней все — финансы, строительство, ремонт, закупки. Помощница Карпова Ольга — ее родная сестра. Она же келарь в трапезной, начальник отдела кадров, секретарь настоятеля, ответственная за социальную работу и самое главное - председатель ревизионной комиссии. Реальная власть сосредоточена в руках у этих двух женщин. В храме уже 7 лет живет и как бы работает еще один родственник настоятеля - В.И. Фатеев. Под личным управлением матушки Елены он выполняет задания, связанные с ремонтом не только в храме, но их усадеб и квартир. В помощь ему выделены еще 2—3 подсобника.

Что же сделано для храма? Побелен по третьему разу за два года цоколь храма. Покрашен дом притча акриловой краской — по трем слоям мела. Сделан капитальный ремонт кабинетов матушки и настоятеля храма с заменой потолков, полов и мебели. А службы храма до сих пор ютятся в строительных вагончиках, в прошлом веке списанные за негодностью, где сгнили полы и текут крыши. Фатеевым, по прихоти матушки Елены, произведена замена верхних деревянных рам второго яруса в центральном приделе храма на пластиковые, хотя здание храма является памятником архитектуры ХIХ века и охраняется государством. Это сделано без согласования с Управлением по охране Культурного наследия Москвы. И несмотря на то, что весь приход и приходской совет был против этой замены. Деревянные рамы, которые стояли, были крепки и простояли бы еще сотню лет. Кроме того, в них стояли вытяжные вентиляторы. Установив воздухонепроницаемые рамы, нарушили циркуляцию воздуха в верхнем уровне центрального придела. Теперь конденсат приводит к размоканию штукатурного слоя и к уничтожению мозаичного полотна. В 2007 году под руководством Фатеева к престольному празднику Преображения, была произведена очистка потемневшей мозаики от нагара. Делалось это топорно и непрофессионально, поэтому появились проплешины, которые закрашивались в тон краской. А сыпавшую как дождь мозаику собирали уборщицы. И собрали килограмм 25-30. Так она и лежит, ожидая настоящих реставраторов.

Здесь должна была располагаться воскресная школа

Хранилось под навесом около 200 кубометров леса — еще отец Федор заготовил на нужды храма — и куда все делось? Полы в храме как были с трещинами и провалами, замазанными цементом — так и остались. А дом, предназначенный для Воскресной школы и занятий с молодежью, уже 9 лет ждет окончания затянувшегося со времен отца Федора строительства и отделки. Этот дом передан префектурой для нужд храма в 1998 году — но отцу Василию он не нужен. Он превращен в склад барахла. По-прежнему, пустует место, освященное отцом Федором, под строительство нового храма в честь Серафима Саровского. Хотя был и проект, и даже заготовлены блоки под фундамент. Настоятелю это не нужно. Дети его обучались в МГУ, на платном отделении, где год учебы стоит не менее 280 000 рублей. Для себя отец Василий выстроил дом в коттеджном поселке Эдем, что в Куркино. Купил квартиры для молодых. И каждому взрослому члену семьи — по иномарке. Настоятель храма и его ближайшее окружение должны быть примером благочестия, скромности, и воздержания — а не приезжать на службу на шикарных автомобилях. На глазах у прихожан была изгнана из храма “дежурная по храму” Татьяна Изотова — проработавшая верую и правдою 6 лет. Только за лето и осень прошлого года было изгнано из храма около 15 человек. Это певчие, рабочие, охранники.

Ваше Святейшество! Хотелось бы поздравить Вас с интронизацией и пожелать Вам крепкого здоровья и долгих лет жизни на благо служения нашей Православной Церкви.”

Нам пришлось сократить это письмо тушинских прихожан. Художества отца Василия Воронцова хорошо видно на тех снимках, которые в газету прислали прихожане храма. Самое печальное – письмо, адресованное патриарху, вряд ли достигло его. Годовой доход храма в Тушино составляет не менее 90 млн. рублей в год. В отчетах, которые Василий Воронцов направляет в патриархию, он указывает от силы – 18-20 млн. Остальные деньги оседают в чьих-то карманах. Будет ли на этот раз услышан вопль тушинских прихожан?