Алё, Россия

Письма президенту

Г-н президент, ура, вчера вы наконец обратились к нам с письмом. Начинается оно прекрасно.  

“Уважаемые сограждане! Дорогие друзья! Публикуемая сегодня статья написана мной для того, чтобы довести до каждого из вас, до всех граждан России, мое представление о стратегических задачах, которые нам предстоит решать. О настоящем и будущем нашей страны. И пригласить всех, кому есть что сказать, к участию в дискуссии по этим темам. Ваши оценки, замечания и предложения будут учтены при подготовке послания президента России Федеральному собранию. Практических планов развития нашего государства. Адрес электронной почты: kremlin@gov.ru”.  

Конечно, надо бы ответить вам столь же торжественно. Типа “Уважаемый согражданин! Дорогой друг! Публикуемое сегодня письмо написано мной (потому что я действительно сам пишу) для того, чтобы…” — но если разбирать каждый ваш пассаж, мы никогда не кончим. Давайте сразу к делу.  

Г-н президент, вы приглашаете на совет всех, кому есть что сказать о положении дел в стране. Думающих много. Допустим, откликнется один из тысячи сограждан. Вы получите 140 тысяч предложений. Сами вы не справитесь, это физически невозможно. Кто будет сортировать? кто выберет разумное? кто, наконец, будет воплощать?  

Что сделает отборочная комиссия чиновников, прочтя в каком-нибудь рацпредложении смертный приговор себе?  

Людей беспокоит здоровье. Чьи советы будут воплощены: Рошаля, Бокерии, других талантливых врачей? или — “зурабовых” всякого сорта? До сих пор практически во всех областях власть действовала вопреки специалистам и одновременно (почему-то) в пользу взяточников. В свою пользу, ибо власть — это чиновники, и взяточники — это чиновники. Они уже поборолись с коррупцией, заполнили декларации, смотрят честными глазами вам в глаза.  

Г-н президент, скажите не для печати, вы им верите? Как самому себе?.. 15 страниц вашего обращения наполнены в основном экономикой, технологией, информацией, модернизацией, качеством и количеством. К сожалению, там нет (ни разу) морали, совести, чести. Но мы же понимаем, что пьяные милиционеры, расстреливающие людей, и пьяные губернаторы, расстреливающие с вертолета Красную книгу, — это проблема морали, а вовсе не технологии, информации и пр.  

В стране кризис морали — именно так сказал недавно Патриарх всея Руси Кирилл. И именно так, “Кризис морали”, называлось мое письмо к вам в “МК” от 15 декабря 2008 года. Так что весенние слова Кирилла мы расценили как одобрение и поддержку. А вы?  

Вы просите у народа рекомендаций. Но не исключено, что одно из самых массовых пожеланий будет сделать водку подешевле. Зачем игра в демократию? Особенно после того, как право на референдум практически ликвидировано.  

Главные рекомендации вам даны: не укради; возлюби ближнего, как самого себя… Дальше сами знаете. Какие еще нужны советы? Я бы, например, сменил адрес электронной почты. У предложенного вами kremlin@gov.ru есть какой-то привкус. Помню, как убеждал заведующую институтской столовой не писать в меню “котлеты из гов.”, “щи с гов.”.  

Что касается частностей… Как юрист, вы должны знать, что у людей есть достоинство. И унижение этого достоинства противозаконно. И даже есть понятие “возмещение морального вреда” — то есть закон требует выплатить компенсацию человеку, чье достоинство унижено.  

Как вы думаете, сколько стоит минимальное достоинство гражданина РФ? (Как, скажем, есть минимальная зарплата.) Президентов, депутатов, министров в расчет не берем. Их достоинство бесценно. Возьмем проституток. Продаст ли она свое достоинство за 10 рублей? Да никогда. А за 100 рублей? Вряд ли. А вот за 100 долларов продаст (и продает). Значит, договорились: минимальное достоинство стоит 100 долларов.  

В этих “письмах президенту” мы много раз просили вас о справедливости (которая не будет стоить вам ни копейки). Речь о пенсионерах. В Конституции написано, что нашим согражданам, дорогим друзьям и подругам полагается пенсия “по возрасту”. А в пенсионных удостоверениях написано “по старости”. И мы вам тысячу раз объясняли, что для женщин крайне удручающа и оскорбительна необходимость получать и носить с собой удостоверение о старости. Это унижает их достоинство.
Мы обращались в народный суд — отказ. В областном суде судебная коллегия совещалась 18,49 секунды (восемнадцать и 49 сотых секунды) — отказ. Мы обратились в Конституционный суд (мол, уважаемые, прикажите привести пенсионные удостоверения в соответствие Конституции) — в ответ глупая канцелярская отписка. И все два года мы просили вас через газету: помогите, ведь вам Конституционный суд не откажет, даже 18 секунд не понадобится.  

А хорошо бы (вместо борьбы за общее счастье) каждая пенсионерка подала личный иск о компенсации морального вреда. Минимум (как мы уже выяснили) 100 долларов. 20 миллионов по 100 долларов = 2 миллиарда долларов. Вот тогда бы вы (власть) зашевелились.  

...Последний пассаж вашего письма чрезвычайно благороден:  

“Я приглашаю всех, кто разделяет мои убеждения, к сотрудничеству. Приглашаю к сотрудничеству и тех, кто не согласен со мной, но искренне желает перемен к лучшему. Нашей работе будут пытаться мешать. Влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих “предпринимателей”. Они хорошо устроились. У них “все есть”. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его. Но будущее принадлежит не им. Оно принадлежит нам. Таких, как мы, абсолютное большинство. Мы будем действовать. Терпеливо, прагматично, последовательно, взвешенно. Действовать прямо сейчас. Действовать завтра и послезавтра. Мы преодолеем кризис, отсталость, коррупцию. Создадим новую Россию. Россия, вперед”.  

Всё замечательно; особенно смело про “влиятельные группы продажных чиновников” (мы-то думали, что это одна группа, а их, оказывается, много). Но одна фраза, признаюсь, смущает. Вы, г-н президент, пишете: “Таких, как мы, абсолютное большинство”. Простите, но таких, как вы, абсолютное меньшинство.  

Однажды в письме к вам я ошибся. Написал, что вы не знаете жизни; мол, “какая она за окном — кто ее знает”. Но вы же не в бункере живете. У вас есть окна (и даже, возможно, больше наших). За вашими окнами идет ваша жизнь. Там ходит охрана с наушниками в ухе. А у нас за окном — юные хулиганы с банками пива (и девочки не отстают).  

Построил ли кто-нибудь у вас перед окном многоэтажку? Задержали ли вам хоть раз зарплату? Застряли ли вы в пробке? Долго ли вы дозванивались в поликлинику, пытаясь вызвать врача? Приходилось ли вам купить в сетевом магазине несъедобные шпроты? Обдал ли вас кто-то грязью, когда вы ждали автобус?..  

Трудно остановиться. Хотел о чем-то важном, о государственном, но как задумаешься — даже жизнь космонавта больше похожа на нашу, чем ваша.  

…Запоминается (как учит нас любимое кино про полковника КГБ) последняя фраза. В данном случае: “Россия, вперёд”.  

Позвольте нескромный вопрос: “Где перёд?”.