Москву вводят в военное положение

Противостояние антифашистов и ультраправых перерастает в боевые действия

18.11.2009 в 19:19, просмотров: 36480
Спустя всего сутки после убийства антифашиста Ивана Хуторского его единомышленники сделали ответный ход. Вечером во вторник было совершено нападение на офис движения “Россия молодая”, члены которого известны своими связями с ультраправыми движениями. Похоже, в Москве разгорается настоящая война с политико-националистическим уклоном. Подробности ночных событий выяснил “МК”.

По версии милиции, друзья покойного Хуторского сначала хотели устроить импровизированный митинг или вечер памяти у торгово-развлекательного центра “Олимпийский”. Стражам порядка удалось вовремя разогнать (выражаясь милицейским языком, рассредоточить) толпу молодых людей, вооруженных файерами. Антифашисты переместились в метро, и тут кто-то из активистов вспомнил, что на Бауманской находится штаб идейного противника. Однако из 70 человек, которые собирались митинговать у “Олимпийского”, на Бауманской высадились только 15 (по версии “РМ”, их было гораздо больше), причем… преимущественно девушки. К слову, в небольшом особнячке по адресу: Ладожская улица, дом 11/6, кроме офиса “России молодой” располагаются еще пара турфирм и офис спиртзавода.

 Именно припаркованная у входа в здание иномарка одного из менеджеров алкогольного производства и пострадала в результате нападения антифашистов. Погромщики расколотили лобовое стекло, после чего потеряли к машине всякий интерес и принялись состязаться в меткости, швыряя камнями в окна второго этажа, где засели румоловцы. Когда на место побоища прибыл милицейский патруль, взору стражей порядка предстали зияющие осколками пара разбитых окон и множество картонных трубочек от сожженных файеров. Одного из антифашистов забрали в милицию. Им оказался 22-летний москвич Максим Чипизубов. Ему грозит административная ответственность за мелкое хулиганство.  

Как рассказали “МК” сами румоловцы, вечером во вторник 15 активистов собрались у себя в штабе на улице Ладожской, чтобы отметить день рождения одного из участников движения Евгения Кирьянова. Примерно в 20.30 они заметили, что за окном светится что-то красное. Подумав, что начался пожар, выскочили на улицу.  

— Когда мы оказались снаружи, то увидели человек 50—70 в масках, которые кидали камни и жгли файеры. Потом в толпе раздался крик “расходись!” — и народ кинулся бежать, — рассказал “МК” сам именинник, Евгений Кирьянов. Румоловцы бросились догонять убегающих и задержали молодого человека.  

— Когда все разбегались с места происшествия, они вместе с другом решили притвориться случайными прохожими, но мы их рассекретили, — рассказывает Евгений. — Друг его успел вырваться и убежать.  

Задержанного доставили в Басманное отделение милиции. Там он рассказал, что сам на месте происшествия оказался случайно: ему позвонили друзья и позвали с собой “громить фашистов”. Сам же молодой человек — обычный студент, который просто общается с антифашистами.  

— Антифашисты травят на нас свою прессу, — объяснил “МК” лидер “России молодой”, депутат Госдумы от “ЕР” Максим Мищенко. — Недавно вышла публикация, что я чуть ли не куратор нацистов. По радио рассказывали, что на своих выездах мы учим молодежь убивать, а теперь и к смерти Костолома (Ивана Хуторского. — “МК”) пытаются примазать! Мы плохо относимся и к фашистам, и к антифашистам. С фашистами воевали еще наши деды, а антифашисты — это анархисты, их главный лозунг — “Свобода начинается там, где кончается правительство”. По сути оба эти движения — две руки одного дела, финансируемого из Европы, чтобы разрушить Россию. Да, с “Русским образом” (антифашисты не исключают, что с этим ультраправым движением антифашисты связывают убийство Хуторского. — “МК”) мы недавно проводили акцию в Косово, но за границей никто не разбирается, какие у вас взгляды, — если вы русские, вы вместе.  

— Мищенко все врет! — считает член “Антифа” Сергей, попросивший не упоминать свою фамилию из-за опасений за свою жизнь. — Неправда, что они только немного сотрудничали с националистами. Совсем недавно Мищенко устраивал совместную акцию с “Русским образом”, где призывал всех бороться с этнической преступностью. Он не раз давал интервью на сайте “Русского образа”, хвалил их организацию. “Румол” дает площадки для собраний националистов: вот недавно, 4 ноября, они помогли им устроить концерт группы “Коловрат”, которая начиная с 90-х годов не выступала публично из-за текстов песен, где пропагандируется фашизм.  

Сергей рассказал, что акция “Антифа” была направлена не конкретно против “Россий молодой”. Антифашисты собрались атаковать представительство “Русского образа”, которое якобы находится в офисе “РМ”. Акция была стихийной и не была четко спланирована. Однако, по мнению Сергея, если Мищенко не прекратит свою связь с националистами, то противостояние будет продолжаться. И далее последуют более спланированные акции.  

Кстати, вечером после погрома в интернете появилось заявление антифашистов: “16 ноября погиб наш друг и товарищ Иван Хуторской, известный как Ваня Костолом. Ему было 26 лет… Виновные ответят… Эффективная борьба с ультраправыми невозможна, пока функционирует их организационная инфраструктура. В качестве таковой можно назвать все тот же “Русский образ”, их дочерний проект “Русский вердикт” и их политическую крышу, депутата Госдумы Мищенко… Если никто, кроме нас, не пытается остановить нацистов и тех, кто их покрывает, действовать будем мы. Любыми способами. Как сочтем нужным. Первым шагом мы намереваемся ликвидировать офис “России молодой”, продажной структуры, замешанной в связях с неонацистами”.

СПРАВКА "МК"  

“Россия молодая” — молодежная организация, созданная в апреле 2005 года группой студентов и аспирантов МГТУ им. Баумана. Идеология движения — гражданский национализм. В манифесте “Румола” говорится, что деятельность его направлена против западной экспансии, терроризма и коррупции. Движение известно своими уличными политическими акциями.  

Сергей МАШКИН, Анна ГОРЧАКОВА.

ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТАМ

Ситуацию для “МК” прокомментировали правозащитник Лев ПОНОМАРЕВ и директор информационно-аналитического центра “Сова” Александр ВЕРХОВСКИЙ.  

— Силовые столкновения между нацистами и антифашистами в России учащаются. Причина в том, что наше государство уделяет недостаточно внимания проблеме, или так происходит повсюду в мире?  

Лев ПОНОМАРЕВ:
— Молодежных движений много везде. Но на Западе анархисты играют определенную социальную роль, подталкивая правительства к принятию определенных решений в пользу бедной части населения. И там довольно снисходительно смотрят на их акции. У нас же движения политизированы. В России нацисты безнаказанно существуют в публичном пространстве.

 Вот недавно, перед 4 ноября, в ГУВД их предупреждали, что не допустят националистических призывов. А что получилось? Лозунгов типа “Россия для русских” было предостаточно, и никто не отреагировал. Вот и получается, что антифашисты в этих условиях выполняют огромную социальную роль: раз государство не борется с фашизмом, антифашисты делают это, в буквальном смысле заслоняя своими телами. Мы должны их благодарить.  

— Чего, по-вашему, можно ожидать дальше?  

Л.П.:
— Само по себе нападение на офис “Румола” было вполне мирной акцией — никто ведь в результате не пострадал. Но что, после нападения антифашистов на офис будут меньше убивать? Вряд ли, скорее наоборот. К тому же надо ждать прессинга со стороны правоохранительных органов — все будут мазаться одной краской, и хватать будут всех без разбора. Тем самым будут выталкивать молодых людей на обочину, делать из них маргиналов и в конце концов вынудят к тому, чтобы они брали оружие. Но кому-то ведь из анархистов это было нужно. Я считаю, что это провокация, приуроченная к убийству…  

Александр ВЕРХОВСКИЙ: — С каждым разом используются все более серьезные средства. Я еще помню времена, когда дело ограничивалось мордобоем. Сегодня же все ходят с травматическим оружием, а последние убийства антифашистов и вовсе совершены огнестрельным.  

— Какое из движений — фашистское или антифашистское — в России мощнее?  

Л.П.:
— Конечно, левых, даже всех вместе взятых, гораздо меньше. В рядах нацистов, например, полно бывших спецназовцев, и это отчасти популяризирует движение. К тому же ультраправые имеют мощную подпорку в виде бытовой ксенофобии.  

А.В.: — Ультраправое движение, конечно, мощнее. У нас в отличие от Европы, где антифашистское движение опирается на сильную левую традицию, этого нет. У нас антифашизм — это по большей части просто реакция на правое движение.  

Лина ПАНЧЕНКО.