Лечитесь сами: до россиян перестала доезжать «скорая помощь»

Врачи либо вынуждены ездить на ничтожные вызовы, либо отказывать в помощи действительно нуждающимся

11.10.2018 в 17:30, просмотров: 15396

В ночь с 15 на 16 ноября 2017 года житель Санкт-Петербурга, Сергей Братаев, почувствовал себя плохо — поднялась температура, сначала до 39,4, появилось недомогание. Супруга Сергея, Галина, пыталась вызвать «скорую», но диспетчер рекомендовал принять жаропонижающее и утром обратиться в поликлинику.

Однако при попытке выпить таблетку Сергея вырвало, а температура продолжила расти — до 40 и даже 41,1(!) градуса Цельсия. Супруга Сергея восемь(!) раз звонила в «скорую», но диспетчер приняла вызов и обещала выслать бригаду только спустя почти 10(!) часов после первого звонка. Первый звонок в «скорую» был в 22.48, последний — в 08.40 утра. Бригада приехала только в 09.30. Медики старались сбить температуру, но тщетно. Пациент был доставлен в реанимацию, его пытались спасти, но, увы, безуспешно. В 14.30 16 ноября 2017 года молодой мужчина, хороший, заботливый семьянин, отец двух маленьких детей, умер, не приходя в сознание.

Лечитесь сами: до россиян перестала доезжать «скорая помощь»
фото: Алексей Меринов

А вот история другого пациента.

Житель Саратова вызвал бригаду «скорой помощи» по причине того, что у него... «неделю болело ухо»(!). Для того чтобы «скорая» приехала наверняка, нагловатый клиент соврал, что у него высокая температура, в чем потом сам и признался на камеру: «Я, может, вам специально сказал, что у меня температура, чтобы побыстрее приехали! А у меня, может, ее и не было!» Медики предложили отвезти его в инфекционную больницу, но «пациент» требовал доставить его «в третью больницу» (надо думать, к отоларингологу). Медики, осмотрев «пациента», не нашли оснований для экстренной госпитализации. Возмущенный такой «невнимательностью», пациент начал третировать работников «скорой», снимая все на видео, после чего выложил видео в Интернет с комментарием «скорая помощь бездействие».

При просмотре видео совершенно ясно, что пациент в экстренной помощи не нуждается, ведет себя нагло и провокационно. Вместо ответов на вопросы медиков комментирует снимаемое видео. Так, на вопрос «когда появились боли?» он говорит (за кадром): «Восемьдесят шестая бригада приехала по адресу: улица Карла Маркса, дом девять, дробь двенадцать, квартира сто семьдесят четыре», Только после третьего вопроса врача он наконец ответил: «Боль появилась неделю назад. Ухо болит, стреляет».

Несмотря на то что две эти истории разбросаны по месту и времени: история Сергея Братаева случилась 16 ноября 2017 года в Санкт-Петербурге, а вторая история совсем недавняя — 2 октября 2018 года, в Саратове, они весьма показательны. Обе они абсолютно достоверно и наглядно иллюстрируют запредельный и омерзительный идиотизм, до которого доведено наше здравоохранение. В результате бесправные медики становятся козлами отпущения во всех случаях: и когда нельзя послать «скорую» даже к умирающему пациенту, как в Санкт-Петербурге, и когда приходится приезжать вот к такому обнаглевшему, зажравшемуся существу, как в Саратове.

И в том и в другом случае вины самих сотрудников «скорой» нет — они просто выполняют приказ вышестоящего начальства. Причем можете быть уверены — это не приказ главного врача подстанции, а берите выше — Департамента здравоохранения, не иначе.

На практике это выглядит так: если бригад «скорой помощи» на конкретной подстанции постоянно, регулярно, катастрофически не хватает, диспетчер вынужден ранжировать вызовы по степени экстренности и какие-то просто отметать — если они не подходят под скоропомощные критерии. И тогда даются рекомендации пить таблетки, вызывать врача из поликлиники. Если же кадрового дефицита нет и выездных бригад «скорой помощи» достаточно, то удовлетворяются все заявки, даже такие, как в саратовской истории. И в некоторых случаях врачи и фельдшеры сталкиваются с типами, которые на «скорую» смотрят как на бесплатного извозчика.

Как написал один из медиков в комментариях по поводу истории с гибелью пациента в Санкт-Петербурге: «что до действия сотрудницы «скорой» — им по ходу выдали очередной «приказ №3764» с ограничением списка заболеваний, по которому должна приезжать «скорая», — отсюда такой результат».

Что характерно, зачастую эти приказы и «рекомендации» носят полулегальный характер — ведь садиться в тюрьму вместо врача или фельдшера чинуши не жаждут! Об этом нам пишет другой коллега: «Дело не в халатности диспетчера, а в установках, которые она получила. Те, кто их дает, а делается это зачастую устно (недоказуемо), как правило, никогда ответственности не несут. Сотрудника, которого назначили виноватым, обычно сливают и помогают утопить. Врач «скорой помощи». Стаж 27 лет. Симферополь, Республика Крым, Россия».

И коллега абсолютно прав: в первой истории козлом отпущения, как и ожидалось, назначили диспетчера «скорой», фельдшера Ольгу Пащенко! «Суд назначил наказание в виде исправительных работ сроком на 6 месяцев с удержанием 5% от заработка в доход государства. Гражданский иск о взыскании морального и материального вреда судом удовлетворен в размере 543 071 рубля», — рассказали в Пушкинском районном суде Санкт-Петербурга.

Справедливо? Да никоим образом! Этот приговор не может удовлетворить никого — ни истца, ни ответчика! Умер молодой мужчина, 33 года, в полном расцвете сил. Добропорядочный гражданин, работящий, достойно содержавший жену и двух маленьких дочерей. И что, за это все — компенсация полмиллиона рублей?!!! Такова цена жизни?! Да это издевательство!

А кто за все ответил? Диспетчер? «Стрелочник виноват!» Вы всерьез думаете, что диспетчер вот так, по своей прихоти отказывается отправить бригаду «скорой» на вызов? Да глупости! Всем жителям района, который обслуживает данная подстанция «Скорой помощи» (ССМП№4), известно, что район обслуживания огромный, а бригад не хватает — и «скорая» попросту зашивается. И в такой ситуации у диспетчера жесткий регламент — кому «скорую» посылать, а кому — рекомендовать в поликлинику. И если причина вызова «скорой» к взрослому человеку «высокая температура» — рекомендуют выпить жаропонижающее и обратиться к участковому терапевту по месту жительства. За что тут судить диспетчера? За то, что Департамент здравоохранения Санкт-Петербурга не может организовать скоропомощную службу в соответствии с нормами и правилами? Не обеспечивает должное число выездных бригад в данном районе?

Последние несколько лет нам усиленно твердят: за рубежом «скорая» не ездит, как у нас, по вызову «сбить температуру», «снизить давление», «забинтовать пальчик». Пациенты, способные передвигаться, берут такси и едут в больницу самостоятельно. Да, действительно, так шиковать мы могли себе позволить только в советское время. Но вся страна «гуляла» за счет врачей, которые за смешную зарплату прилетали с «мигалками» на любой вызов. А сейчас дураков нет и работать некому! И в крупных городах, и в областных центрах, и на периферии некомплект кадров «скорой помощи», как и первичного звена поликлиник, составляет от 30 до 60%. Путь один: либо делать зарплаты медиков космическими, но тогда и требовать с них, либо, извините, ходите в поликлинику и больницу ножками — и никаких «скорых», только в самых крайних случаях.

Но! Тут есть один нюанс: медчинуши нам все уши прожужжали про то, что «нельзя вызывать «скорую» по любому поводу, однако, как всегда, ни ума, ни усердия у них не хватило на то, чтобы грамотно и тщательно отработать этот вопрос и донести информацию до каждого россиянина.

На традиционный русский вопрос «Кто виноват?» я уже ответил: чинуши! Жулики и казнокрады!

Но есть второй вопрос: «Что делать?». А вот что: если у нас изменился порядок оказания «скорой помощи», нужно это донести до всех граждан. И не так, как это сделано на сайте саратовского минздрава, где тупо дана выдержка из приказа федерального Минздрава, в котором просто два списка: заболевания и состояния, при которых оказывается экстренная и неотложная помощь. И никаких пояснений относительно того, как действовать пациенту и чем вообще отличается «экстренная» помощь от «неотложной».

А в конце этого «документа» излагается «пожелание»: «В целях снижения нагрузки со службы Скорой медицинской помощи для оказания неотложной медицинской помощи жители могут обращаться в медицинские организации по месту жительства».

Исходя из этой филькиной грамоты, саратовский мажор в своем праве требовать сервиса и третировать врачей!

Конечно, информировать пациентов нужно персонально. На законных основаниях объяснить каждому, что с такого-то октября 2018 года «скорая» на просто «температуру» не выезжает. Конечно, не только про температуру, а про все расписать, разжевать так, чтобы поняли даже жертвы пьяного зачатия, коих в регионах у нас несть числа. Сделать это нужно в виде брошюры с картинками. И каждому россиянину вручить под расписку: «С информацией ознакомлен! Число. Подпись».

Если бы усилиями тех, кто отвечает в России за организацию здравоохранения, подобная информированность населения была бы достигнута, мы бы не сталкивались с такими маргинальными и дикими случаями, как изложенные истории в Санкт-Петербурге и Саратове.

Имей супруга Сергея Братаева подобную инструкцию, она могла бы четко доказать диспетчеру необходимость и обоснованность приезда «скорой». С другой стороны, врачам «скорой» не пришлось бы выезжать к таким, как этот персонаж в Саратове, а сами подобные персонажи несли бы серьезную юридическую и финансовую ответственность за необоснованные вызовы и обман диспетчера.