Наркоконтроль объелся булок с маком?

Кондитеры кажутся силовикам наркобаронами

13.05.2009 в 17:46, просмотров: 3886
Сталинские репрессии возвращаются: в этом уверены правозащитники. Только вместо иностранных шпионов охота объявлена на бакалейщиков, которые объединяются в преступные синдикаты и ввозят в страну кондитерский мак.  

А потом продают наркоманам.


По соображениям ФСКН, которые вылились уже не в один десяток уголовных дел, ситуация обстоит следующим образом: частный предприниматель, изучив потребности своего региона в наркопродукции, создает преступную группировку (ОАО, ООО, ЗАО), собирает сообщников (персонал), распределяет роли (менеджер, грузчик, продавец) и торгует под видом безобидного кондитерского продукта дьявольским зельем. Все это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. “Это просто какой-то бред! — горячится нарколог Сергей Полятыкин. — Такое ощущение, что на дворе 37-й год! А людям грозят реальные сроки — от 8 до 20 лет”. Но обо всем по порядку.  

Жена курского предпринимателя Игоря Осьминина, Лилия, приехать в Москву и встретиться с журналистами не побоялась. В отличие от многих земляков: “В городе еще есть подобные дела, но люди боятся. Если не будешь поднимать голову, есть шанс решить все полюбовно или полегче отделаться”, — говорит Лилия. Своему мужу она уже несколько месяцев носит передачи в СИЗО. Причина — несколько коробок с кондитерским маком. В котором находят примесь маковой соломы.  

Доверительница адвоката Натальи Беловой тоже “маковая жертва”. Наркобароном местного разлива оказалась пенсионерка, которая держала небольшую палатку в подмосковной Коломне. Помимо всего прочего продавала и мак. Продукт расходился — многие хозяйки любят порадовать домашних булочками и рулетами. За коробку с заводскими упаковками кондитерского мака пенсионерку осудили на 6 лет 7 месяцев тюрьмы. Решение суда обжалуется. По самым скромным подсчетам, подобных дел в России насчитывается не одна сотня.  

По мнению Полятыкина, за причиной столь активного роста маковой преступности далеко ходить не надо: “ФСКН не исполняет свои функции. Все это делается для изображения борьбы, для отчетности. Если во всей массе нашли минимальную примесь, изымается вся партия. Отсюда и сумасшедшие тонны, которые пишут в показатели работы. А когда Россия отчитывается в ООН, вдруг оказывается, что мы изымаем наркотиков больше, чем весь остальной мир. Вот до какого маразма доходит”.  

Стоит заметить, что прицепиться можно даже к самому безупречному и кристально чистому маку, который и не пахнет наркотиками. Просто потому, что такого не существует в природе — как бы семена ни очищали, хоть крошка примеси все равно останется. Согласно прежнему ГОСТу примесь маковой соломы не считалась делом подсудным, если ее было менее 3% от объема. Новый ГОСТ 2006 года предписал даже мельчайшие частицы считать уголовным преступлением.  

В Пензенском НИИ сельского хозяйства, куда адвокат Андреева написала письмо, на вопрос о чистоте ответили четко: даже крупнейшие экспортеры семян мака — Чехия и Турция — не могут обеспечить соответствие товарных партий новым требованиям. Получается, весь ввозимый мак (в России его выращивать запрещено) — вне закона. А значит, дабы не облегчать жизнь наркоманам и дилерам, для кондитерского продукта необходимо перекрыть границы. Чтоб даже носу своего “дьявол в зернышке” к нам не сунул.  

“Надо либо запретить вообще ввоз мака, либо установить четкий допустимый процент примесей, полностью его очистить просто невозможно”, — считает Андреева.

 На вопрос, что же будет с любимыми булочками, однозначно отвечает Полятыкин: “Если из-за этих булочек люди в тюрьме сидят, значит, и без них обойдемся”.