Клуб в нагрузку от мужа

Каких высот может добиться женщина во главе футбольного хозяйства?

10.08.2011 в 21:56, просмотров: 7480

Когда футбольный «Локомотив» возглавила Ольга Смородская, вся российская спортивная общественность долгое время находилась в состоянии шока. Как же так? Женщина будет руководить исконной мужской сферой! Она же понятия не имеет, что такое футбол! Нонсенс! Женщина на корабле — к беде! Такого никогда не было! Ан нет. Было. В отечественной истории удалось найти три случая, когда женщины становились президентами футбольных клубов. С их уходом команды, правда, либо переставали существовать, либо сталкивались с серьезными финансовыми трудностями.

Клуб в нагрузку от мужа
фото: Наталия Губернаторова
Ольга Смородская.

Светлана БЕКОЕВА. Президент ФК «Асмарал» в 1992–2002 годах.

Встать во главе футбольного клуба Светлане Николаевне пришлось «по семейным обстоятельствам». Ее муж, иракский араб по происхождению и британец по паспорту Хусам Аль-Халиди, решил создать частный клуб. В 1989 году на базе «Красной Пресни» появился «Асмарал». Над названием предприниматель думал недолго, использовав первые слоги имен детей — сына Алана, дочерей Асиль и Мариам. А когда в течение уже первого сезона «новая игрушка» немного поднадоела, Аль-Халиди взвалил, будто домашнее хозяйство, управление клубом на жену.

— Лично у меня никогда не было сильного желания вкладываться в футбол ни в первый раз, ни потом, — признавалась потом Бекоева. — Так получилось, что мы это начали, и я просто работала.

К появлению клуба и руководителя-женщины футбольная общественность отнеслась по-разному. Кто-то вспоминает о сердечности и тактичности Бекоевой, другие, наоборот, отмечают ее пафосность и порой даже снобизм. Для самой Светланы Николаевны особую роль играло общение с Бесковым, который был одним из немногих, кто поддержал идею создания «Асмарала».

— Честно говоря, я не сильно разбираюсь в футболе, и это не самое мое любимое увлечение, — говорила в интервью президент. — Но когда о футболе начинал говорить Бесков, я сидела и слушала не отрываясь.

Бекоева и ее “Асмарал”, который канул в Лету.

В управлении клубом у Бекоевой не все шло гладко. В 1993 году РФС признал незаконным контракты трех ведущих игроков «Асмарала» — Асланяна, Путилина и Новгородова. Они стали свободными агентами и спустя пару дней числились в московском «Торпедо». Поводом для расторжения соглашения стало отсутствие подписи президента клуба на контрактах игроков. Правда, сама президент считала, что «Асмарал» просто хотели развалить, отсюда и придирки к оформлению документов. И больше времени у нее уходило на борьбу с футбольными функционерами, чем на строительство команды.

— Сергея Семака с украинским паспортом просто призвали в Российскую армию, — возмущалась Бекоева. — И он был вынужден перейти в ЦСКА.

Так продолжалось десять лет. Клуб называли «оранжевыми выскочками». А в какой-то момент за то, что «Асмарал» выиграл суд, хотя нужно было дело замять, с ним, как считает Бекоева, решили покончить.

— Мы были первой командой, в которой работал профессиональный психолог, — вспоминает президент. — Мы начали организовывать футбольные салоны. У нас была своя газета — «Футбол-экспресс». Мы проводили любительские турниры между командами различных организаций и посольств.

Но в 2003-м клуб признали банкротом. Так закончилась история как «Асмарала», так и Бекоевой в роли его президента.

Александра БУРЕНКОВА. Президент ФК «Трион-Волга» (Тверь) в 1992–1995 годах.

Александра Васильевна попала в футбол так же, как и Бекоева. Она была женой бизнесмена Александра Буренкова, которому тверские власти навязали ФК «Волга». Предприниматель футбол, конечно, любил, но заниматься рутинной работой президента не захотел. Поэтому во всем пришлось разбираться жене.

— Я была в командировке в Мурманске, когда мне позвонили и объявили: «Мы тут подумали, что из тебя получится неплохой президент футбольного клуба», — вспоминает Буренкова. — Это было словно ушат ледяной воды! Но, возвратившись в Тверь, я приступила к выполнению своих новых обязанностей. Тогда, как и следовало ожидать, я абсолютно ничего не смыслила в футболе.

Буренковой некоторое время пришлось учить правила. Особенно тяжело ей далось понятие «вне игры». Что это такое, она порой до сих пор не до конца осознает. Также пришлось вникать в футбольную психологию.

— Провела не один день и не одну бессонную ночь в размышлениях о том, как изменить положение и сделать так, чтобы команда заиграла без приобретения новых футболистов, — вспоминает Буренкова. — Далеко не сразу я поняла, что для успеха необходима особенная атмосфера между игроками, руководством, тренерским составом.

Пришлось Буренковой окунуться и в футбольную действительность. В частности, она узнала, что матчи, оказывается, покупаются и продаются. Однажды президент отказалась продавать матч. В итоге он все равно закончился поражением со счетом 0:8 в пользу соперника.

— Я не ругалась, просто сильно расстроилась, а они мне: «Васильевна, ну что ты расстраиваешься, ты же все равно нас любишь», — рассказывает Буренкова.

Судьба «Трион-Волги» под руководством Александры Васильевны оказалась столь же плачевной, что и «Асмарала». Не чувствуя поддержки со стороны местных властей, «Тверская ярмарка», которой владел муж президента, отказалась от финансирования клуба. А с новым руководством футболисты работать не захотели, и переподписывать контракты не стали. В итоге коллектив в «Волге» пришлось строить практически с нуля.

Людмила СЕЛИВАНОВА. Президент ФК «Металлург» (Красноярск) в 2001–2002 годах.

Эту женщину в Красноярске до сих пор вспоминают с ностальгией. Потому что именно при ней «Металлург» впервые вошел в десятку лучших команд первого дивизиона и рассчитывал на выход в премьер-лигу. Занималась Селиванова не только футболом. Благодаря ее вмешательству была сохранена хоккейная команда «Енисей», которая впоследствии стала чемпионом России. Ее пришествие в футбол, как и в предыдущих случаях, был вынужденным. В 2001 году главный спонсор команды КрАЗ отказался от финансирования команды. Губернатор Александр Лебедь решил всеми силами «Металлург» сохранить. Все-таки это «социальное явление», «визитная карточка края». Одному городу это сделать было сложно. Требовалось не менее трех миллионов долларов. В итоге помогали, как теперь в футболе частенько принято, всем миром. А во главе клуба Лебедь поставил своего зама Селиванову. Обратите внимание, впервые клуб возглавила не жена! Хотя про взаимоотношения Селивановой и Лебедя ходили странные слухи. Но, как говорится, к черту подробности. Не работавшая ранее в футболе, Селиванова вряд ли была рада такому «подарку». Ведь помимо клуба у нее было много других проектов.

— Надеюсь, в межсезонье отыщется такая личность, которая возглавит клуб, — говорила она. — Просто нам нужен президент, который будет заниматься только клубом. Я в силу моей загруженности на основной работе такого внимания «Металлургу» уделять не могу.

Тем не менее внимания со стороны Селивановой хватало. В течение года клуб не испытывал финансовых проблем. Планировалось строительство базы и поля с искусственным газоном, создание хорошей футбольной школы. К своему положению в клубе Селиванова относилась легко.

— Считается, что женщина на корабле приносит стихийное бедствие, — говорила она с улыбкой. — К этому можно относиться с иронией и без. Доля правды в этом есть. Я не собираюсь ломать устоявшиеся правила.

Не пыталась она и строить из себя феминистку, мужика в юбке.

— Главный тренер Ирхин обеспокоен положением дел в команде? — переспрашивала она журналистов. — У нас была пауза в общении, пока я находилась вне Красноярска. А ему, как и любому мужчине, необходимо женское внимание и обаяние, которое, я считаю, у меня есть.

Боевой настрой и самоирония, управленческий талант, наличие средств... что-то одно или все вместе привело к тому, что в последнем матче сезона на трибуны поддержать «Металлург» пришло семь тысяч болельщиков. И это в октябре в Сибири!

Сказка продолжалась недолго. Гибель Лебедя — и уже нет финансовой поддержи. Селиванова, как один из замов губернатора, зимой ушла в новогодний отпуск и так из него и не вернулась. На ее место подходящий человек найден не был. Деньги — тоже.

Команда забила тревогу уже в межсезонье, когда не смогла уехать на предсезонный сбор, запланированный в Венгрии. Начали уходить игроки. От клуба отказались все спонсоры. От металлургических гигантов в клубе осталось одно название. И даже пошли разговоры о снятии «Металлурга» с чемпионата. Однако внести заявочный взнос в ПФЛ руководители команды все-таки смогли.

Какая судьба постигнет «Локомотив»? Сейчас гадать бесполезно. В отличие от вышеперечисленных женщин Смородская раньше имела непосредственное отношение к спорту — возглавляла большой ЦСКА. Да и мужа в совете директоров красно-зеленых замечено не было. Так что шансы есть. Как говорится, время покажет.