Откатал на тридцатку

Евгений Плющенко: «Хочу войти в историю в качестве неплохого фигуриста»

01.11.2012 в 20:44, просмотров: 4287

Тот случай, когда незаменимые все же есть. Как раз он, Евгений Плющенко — король льда, гений, кумир, талант, киллер, боец… Какое слово вы хотите поставить рядом с именем?

Откатал на тридцатку

За долгую и фантастическую карьеру временами уже казалось, что его слишком много. До того момента, когда он уходил. И тогда все — и почитатели, и не особенно жалующие — ждали возвращения Евгения на лед.

«Лед — это мое», — часто говорит Плющенко. И не просто говорит, доказывает. Чем занимается и сейчас. «Я знаю, что делаю что-то новое, и сам не знаю, что из этого получится».

А мы знаем. Уже получилось. Карьера без границ. Три (на сегодняшний день) олимпийских пьедестала. Кто повторит?

«МК» вспоминает яркие моменты биографии прославленного фигуриста.

Чего приперся?

— Я приехал к Алексею Николаевичу Мишину из Волгограда, где у нас была маленькая группа и все относились с уважением друг к другу. А ко мне — как к ребенку, который далеко пойдет. И ведь правда, для 11-летнего было выиграно все, что можно. Когда же приехал к Мишину, то заботы со стороны окружающих не было никакой, а уважения тем более. «А пошел вон отсюда», и никакой тебе опеки. Только агрессия со стороны парней, потому что вообще в Петербурге такое было: «Вот он, периферийный, чего сюда приперся? Давай езжай домой к себе!» Не только в группе, по всему спорткомплексу «Юбилейный». Я понял, что каждый сам за себя. Что здесь дружбу искать не надо. Тренер, конечно, уделял внимание, но как только я снимал коньки, то был уже сам по себе.

Да, я могу один, без проблем. Когда я один, например, сочиняю стихи. Да, они — не Пушкин с Лермонтовым, но они мои. Это интересно, что-то новое для меня. Хотя я и живое что-то люблю. Общение. Еще люблю сон. И сны — яркие, красочные.

И тут я расправил крылья

— Звездную болезнь я, конечно, поймал. Когда я в пятнадцать лет стал третьим на чемпионате мира. И я мог его выиграть, но перегорел. Там творилось что-то нереальное — пресса забыла про две ступеньки, все бросились ко мне: «Ты — в пятнадцать лет! И такое вытворяешь!» И тут я расправил крылья: «О! Так я звезда восходящая!» Каждый человек, который достигает чего-то, прежде всего гордится собой. Ты непроизвольно поднимаешь себя на пьедестал. Да, я проходил это. Мама меня вернула на землю. Жизнь заставила вырасти раньше, поэтому в пятнадцать лет я был все-таки старше и умнее ровесников.

И постепенно, наверное, ко всему привык. Жизнь, она такая — разноуровневая. И в спорте бывают подъемы, бывают спады. Но есть баланс… В спорте нельзя идти: тюк-тюк-тюк, по возрастающей все время. Есть и спады. Но это нормально. Другое сложно — я просто не люблю, ненавижу, когда у меня на тренировках что-то не получается. Это выводит из себя. Начинаешь кричать, злиться…

Ванкувер-2001, чемпионат мира

Плющенко становится в Канаде чемпионом мира. «Китайцы своей техникой открыли дверь в будущее», — сказал тренер Алексей Мишин. Открыли, может, и китайцы, но вошел в нее Женя Плющенко, чемпион мира 18 лет от роду. Все-то думали, что он будет преодолевать комплекс Ниццы, прошлогоднего чемпионата мира, с треском проигранного, а он в день финала... соснул после обеда четыре часика. И Ницца ему не снилась.

После блистательной победы Плющенко вдруг заговорил по-английски. До сих пор в общении с иностранцами ему помогал переводчик. «Великий немой» должен был заговорить именно в день триумфа. Заговорил — и даже развеял на родном для чемпионата мира языке миф о какой-то чрезмерно жесткой дисциплине в группе Алексея Николаевича. «О чем вы? Палками меня никто не бьет, руки не выворачивает. Но вести себя разнузданно, конечно, не позволят».

фото: Геннадий Черкасов

Солт-Лейк-Сити-2002

— После короткой программы я был в шоке, как и мои болельщики. Разве можно так кататься?! Если бы я занял второе место после первого дня соревнований, то можно, конечно, было бы бороться за «золото». Был бы вариант. Но Алексей Ягудин был великолепен. И все равно я рад тому, как выступил. Впервые в жизни на соревновании попробовал сложнейший каскад прыжков — четыре плюс три плюс три. Так что в целом все хорошо. Вообще с четвертого места сложно что-то сделать... «Серебром» я доволен. Старался кататься так же, как на чемпионатах мира. Но что-то не получилось...

Алексей МИШИН: «Да, Жене все-таки удалось стать серебряным призером. Удалось, потому что он силен духом. Это его первая Олимпиада. У Леши — вторая, а первая тоже была не без проблем. Будем смотреть в будущее: у Жени есть все возможности кататься лучше. Только надо идти вперед и вперед. Главную роль в победе надо отдать ученику, а поражение — тренеру. Конечно, я расстроился после короткой программы. Падение было совершенно неожиданным. Но надо не претензии предъявлять, а смотреть, что недоделал тренер и где недоработал ученик. Ошибку мы будем анализировать. Я могу сказать только одно: это не страх заставил его упасть, а стремление сделать еще лучше, чем он делал. Женя мог обыграть Алексея. Если бы катался так, как он может».

Перед Турином

— А травмы… Знаете, у меня с тринадцати лет постоянно что-то болело. Прыгаешь один четверной — ноет левое колено. Начинаешь разучивать другой — болит правое. В какой-то момент от моего фирменного вращения «бильман» защемило спину. Два дня вообще не вставал с кровати. Потом начались проблемы с седалищным нервом… В какой-то момент надо просто заставить себя преодолеть это все и научиться хотя бы немного отдыхать. Спорт ведь не вечен.

Я чувствую, что стал опытнее. И в фигурном катании, и в жизни. Наверное, так и должно быть. Время идет, ты взрослеешь, умнеешь… По крайней мере сейчас я прекрасно представляю, что за атмосфера меня ждет на Играх. Но знаете, что бы там ни говорили, Олимпиада — это все-таки праздник. Много нервов на ней потратишь, много стрессов переживешь, но это огромный праздник. И я чувствую сейчас, что готов доказать, что я лучший. Доказать не всему миру, а прежде всего самому себе. В моих программах новые шаги, вращения, прыжки… Все, на мой взгляд, идет сейчас здорово. Я не повесил голову после этой травмы, после того, что не выступил на чемпионате мира в Москве. Наоборот, может быть, даже чему-то научился. Тому, например, что нужно просто жить, бороться до конца, если хочешь добиться цели…

Турин-2006

— Я успел все осознать давно. И произошло это сразу, как только я откатал произвольную программу. Был уверен, что медаль — моя. Потому что выступил хорошо и знал, что лучше на сегодняшний день никто ничего не сделает. Я шел к Турину, получается… Всю жизнь, конечно. Потому что даже ребенком мне не хотелось быть чемпионом мира, только — олимпийским. Фигурист Витя Петренко виноват — в свое время я его увидел по телевизору и тут же заявил, что я стану таким же хорошим олимпийским чемпионом. Да-а… А осознать я успел. Чего ж тут не осознать? Я просто шел к этому. И давно. И воспринял этот момент адекватно. Да, потому что путь такой был: не просто вышел и выиграл. А шел, шел, шел — и вот она, победа, получилась. На этом этапе я успокоился.

Если кого и обидел — правда, не хотел. Хотя я тоже могу обидеться. Вот, написали, например, что меня хоккеисты выносили пьяным из бара сразу после произвольной программы. Потом написали, что в программах Плющенко нет идеи. Что он — плотник, забивающий гвозди, а все остальные фигуристы — художники, которые творят, пишут картины. Просто обидно. Я могу вообще ничего не читать. И не говорить ничего, послать всех на три буквы. Но хочется ведь по-человечески. Я про многих спортсменов знаю: попадают под раздачу. Это противно просто. А после Олимпиады — меня, да, взбесило просто. Потому что неправда.

Четыре года назад были не мои Игры, эти — мои. Здесь я катался очень хорошо и чисто даже на тренировках, которые начинались в 6.30 утра. И в такую рань я делал четверные прыжки, каскады. Четыре года после Солт-Лейк-Сити — это было не долго, а тяжело. Но я тот же, что и раньше. Если что и прибавилось — золотая медаль. Я перенес две операции, после них было сложно соперничать с такими ребятами, как Ламбьель, Жубер, Вейр, Баттл, Сандю… Но я люблю тренироваться, много работать и выступать. Вот это (потряс медалью. — И.С.) было мечтой. Я счастлив… Почему не уйду, выиграв Олимпиаду? 2006-й. Мне 23 года, а к следующим Играм будет всего 27, разве это старость?

Возвращение-1, Таллин-2010

— Следил ли я за соперниками? Вам правду сказать? Конечно, смотрел за тем, что тут творилось без меня в эти три сезона. Два последних чемпионата мира были выиграны без четверных прыжков. Это — нонсенс. Я очень рад, что сегодня были попытки прыгнуть уже два четверных. Наверное, появились у фигуристов на то причины, вы как думаете? Наверное, все понимают, что без прыжка в четыре оборота невозможно выиграть. И лично моя задача на Олимпиаду — сделать не один, а два четверных. Я счастлив — удалось завоевать шестую золотую медаль чемпионатов Европы. Кривить душой не буду — не все прошло гладко. Это далеко не олимпийское выступление — в Ванкувере надо будет кататься намного лучше. Вновь не удался не самый сложный прыжок — тройной лутц. Почему? Видимо, потому что я сейчас разучиваю четверной лутц. Думаю, надо просто прыгать четверной, вот и все. И все равно я очень горд тем, что победил. Да, очень сильных соперников. Но, поверьте, я не буду витать в облаках после этой победы. Борьба, которая предстоит в Ванкувере, будет гораздо серьезнее.

Я возвращаюсь, чтобы победить и доказать самому себе, что дееспособен.

Вы слышали, сейчас ходит смешная байка, касающаяся моего возвращения: Олимпиада-2026. Газетный заголовок: «Плющенко-старший снова вернулся, но наконец проиграл. Плющенко-младшему».

Ванкувер-2010

— Конечно, можно сказать: здорово, человек три с половиной года не катался, вернулся — и выиграл на Олимпийских играх «серебро». Да, это здорово. Но когда ты катаешься достойно... А сегодня и кураж был, и правильные движения... Может быть — да, какие-то прыжки были с «вывалом»... Но это Олимпиада! Мне сказали после короткой программы: «Да, ты катался первым, поэтому тебя немножко засудили, не дали оценочку правильную». Но сейчас-то я катался последним! И откатался чисто! Это же тоже должно как-то учитываться. Наверное, им не нужен еще Плющенко, опять Плющенко... Я не готов кататься хорошо — и проигрывать.

Да, я говорил, что приму любой результат. И я его принял. Считаю, две серебряные и одна золотая медали на трех Олимпийских играх — это неплохо. Но… Я не готов проигрывать с хорошим катанием. Я не готов проигрывать с четверным прыжком. Видимо, Эвану сегодня больше нужна была медаль. Наверное, потому что она у меня уже есть. После этого поражения руки не опущу. Нужно учить другой четверной.

фото: Лилия Шарловская

Возвращение-2, Шеффилд-2011

— Я знаю, что делаю что-то новое, и сам не знаю, что из этого получится. На чемпионат Европы в Таллине я вернулся после того, как не катался три года, а здесь пропустил два. Откатался с силой, с эмоциями, очень чисто. Сегодня все выполнил рационально, правильно распределил силы. Считаю, достойно сделал вращения. Поэтому очень доволен своим титулом чемпиона Европы.

Я совершил маленькую историю, а может, и большую.

фото: Лилия Шарловская

За год до Сочи

— Хочу выступить на четвертых Играх, наверное, уже заключительных в карьере, и войти в историю в качестве неплохого фигуриста, сумевшего сделать что-то для фигурного катания, который запомнился кому-то. И хочу донести до молодых, которые хотят выиграть пару раз и убежать. Наоборот — продолжайте. Потому что фигурное катание еще, можно сказать, не изучено до конца!

Если я буду участвовать в четвертой Олимпиаде, это для меня уже победа. Встать на пьедестал будет просто здорово. Я не говорю только о «золоте», потому что молодежь растет, но все равно будем бороться. В Сочи впервые будут проводиться командные соревнования, поэтому можно выиграть и две медали.

От редакции: «МК» от всей души желает юбиляру новых побед!