Алешин знает, как спасти гандбол

Президент СГР дал эксклюзивное интервью «МК»

14.03.2013 в 14:18, просмотров: 3473

15 марта в Олимпийском комитете России пройдет отчетно-выборная конференция Союза гандболистов России, на которой будет подведен итог работе его президента и исполкома за 4 года, внесены поправки в устав организации и — самое главное — пройдут выборы главы СГР. «МК» попросил действующего президента Бориса Алешина рассказать о минусах, с которыми руководителю и его команде пришлось столкнуться, о положительных подвижках в работе СГР и о том, с какой программой он баллотируется на второй срок.

Алешин знает, как спасти гандбол
Фото пресс-службы Бориса Алешина

— Борис Сергеевич, минувшее четырехлетие оказалось невероятно трудным для российского гандбола, в котором еще десятилетия назад мы были законодателями моды. Особенно болезненно пережили олимпийскую неудачу в Лондоне.

— Рассуждения четырехлетней давности звучали примерно так: «Вот надо разъяснить руководителям местных властей, что только по гандболу мы можем получить первые места, ведь в СССР мы всегда побеждали». Это не более чем красивый довод. Панацею, которая бы мгновенно позволила получить результат, найти в нашей сложной ситуации очень трудно. Мы с коллегами по СГР старались последовательно проводить в жизнь идеи современного спорта, и гандбола в частности.

— Но закон в любом спорте как зрелище одинаков: если нет больших побед, значит, в секции не придут дети. Получается замкнутый круг. И как его разорвать?

— Первейшая задача СГР, как известно, — популяризация гандбола. За последние 2 года ручной мяч вернулся на телевидение, причем в большем количестве, чем в советские времена: за текущий сезон будет показано свыше 80 матчей чемпионата страны, Кубка и Лиги чемпионов! Можно сказать, с этим у нас дела даже лучше обстоят, чем в Европе. То же самое я могу сказать про Интернет. И если в сентябре трансляции на сайте СГР посмотрело 25 тысяч человек, уже в январе мы вышли на 150-тысячную аудиторию! И эта кривая медленно, но верно растет. Трансляции ведут сами клубы, причем флагманом стал Волгоград, где игры показывают с 5—6 камер!

 

Конечно, мы упираем на то, чтобы клубные команды придерживались принципов яркого шоу. Это возможно только при наличии высокой конкуренции. В женском гандболе она установилась: мы наблюдаем 6 команд, способных вести борьбу за титул. У мужчин, за исключением первого места, мы тоже получили симпатичную непредсказуемую Суперлигу. Да, пока гандбол не может сравниться в популярности с футболом, с баскетболом. Более развит он в Европе, в частности в Германии традиционно спорт номер два. И задача — позитивно настроить общество на наш гандбол. Дети будут смотреть, как красиво играют мастера, захотят стать такими же, как они. А СГР в контакте с Минспорта и Минобразования будет формировать всю систему детско-юношеского спорта. И на этой волне вести эффективный диалог с федеральными властями.

Вот так и размыкается круг. С одной стороны, пойдет популяризация спорта высших достижений, с другой — это внимание породит интерес молодежи. Но вырваться сразу в лидеры, блеснуть какими-то безумными рейтингами — это утопия.

— Какие свершения СГР может записать себе в актив?

— Из нашего названия следует: мы — Союз региональных гандбольных федераций. За 4 года их число выросло с 6 до 22. Этого недостаточно, учитывая, что вид культивируется в 42 субъектах РФ и всех 8 Федеральных округах.

Региональные федерации по своей сути — центры кристаллизации гандбола на местах, а мы в Москве аккумулируем идеи и продвигаем их. К сожалению, предложений из регионов все еще мало. Но есть передовые гандбольные центры, такие как Ростов-на-Дону, Астрахань, Московская область, где вид спорта вышел на новый уровень. Мы пошли на эксперимент: в 2012 году организовали матчи национальной сборной в Астрахани, Ростове и Перми. В двух последних вход впервые сделали платным! Но матчи вызвали такой ажиотаж, что трибуны оказались заполненными. Регионы хотят конкурировать за право принять у себя такие важные встречи. Отличная практика, и мы будем ее придерживаться в дальнейшем.

— Удалось ли оптимизировать работу исполкома за последние годы?

— Удалось. Раньше в него входили 33 человека, но в полном составе они вместе не собирались. Сейчас у нас компактная организация — 9 человек плюс резерв. И заседали мы по отдельным вопросам: судейству, уставу, выборам тренеров. Ни одного вопроса не отложили, что называется, на потом. Были и выездные заседания исполкома, например в Астрахани.

Наши собрания проходили остро, эмоционально. Например, в 2012 году мы сменили руководство сборными. Я считаю, что это правильные решения: жизнь не стоит на месте. Нельзя управлять одним и тем же механизмом по 20 лет. И если меня переизберут на новый 4-летний срок, это будет мое последнее избрание. Потому что считаю: иначе человек привыкает, перестает быстро реагировать, теряет чувство реальности.

— Тренеры впервые избирались по новой схеме, и это была настоящая непредсказуемая борьба. Как вы этого добились?

— Встав во главе организации, я сразу попытался создать творческую обстановку, которая бы позволила по-другому посмотреть на многие формальные и рутинные вещи. И придать себе и коллегам стимул для развития. Так что еще одно новшество, которое я приветствую, — выборы главных тренеров сборных России на конкурсной основе. Кандидаты присылали свои заявки и программы, мы голосовали. Так, мужскую сборную возглавил Олег Кулешов, а уступивший ему на выборах Александр Рыманов стал его помощником. Точно таким же путем на пост главного в женской сборной пришел Виталий Крохин.

— Гандбол хорош тем, что он способен проходить во многих школьных спортзалах. Не это ли козырь вида спорта в работе по привлечению детей?

— Централизованного решения по поводу того, что гандбол станет обязательным видом в школьной программе, нет. Очень высокая конкуренция среди зальных видов спорта. А каждый кулик хвалит свое болото. Но если ручной мяч возможно вести на общеобразовательном уровне в ряде регионов — мы поддержим инициативу. Я опять привожу в пример Подмосковье, где учителям физкультуры, взявшим на себя дополнительную гандбольную секцию, доплачивали. СГР не может полностью финансировать детский гандбол — это понятно. Но мы сможем вести эту работу совместно с Министерством спорта, помогать регионам привлекать спонсоров, решать вопрос с медалями и кубками, спортивным инвентарем.

— Борис Сергеевич, способен ли гандбол стать успешным коммерческим проектом и приносить стабильный доход, как в той же Германии?

— Для этого необходимо наладить работу со спонсорами, выстроить систему взаимоотношений с ними. Начинать использовать коммерческие приемы, связанные с реализацией атрибутики. Ростовская федерация гандбола достигла в этом отношении больших успехов. Главная проблема, я считаю, — дефицит инициативы и нехватка подготовленных в коммерческом плане людей. Не нужно ничего изобретать: надо просто изучить европейский опыт.

Объем бюджетных средств в гандбол и не только будет неизбежно сокращаться. Мы должны быть к этому готовы. Это не касается детско-юношеского спорта и других направлений.

Но в спорте высших достижений настала пора применять коммерческий подход к содержанию клубов. Должны появляться новые владельцы, которые будут опираться на широкую поддержку многочисленных (я подчеркиваю!) партнеров. Большинство успешных зарубежных команд не сидят и не ждут одного-единственного финансового гиганта — там используют широкую сеть небольших спонсоров. И гандбол при грамотном подходе может стать очень популярным. Он скоростной, динамичный, прекрасно укладывается в сетку телетрансляций. Старые покрытия в залах меняются на современные, идет замена освещения во дворцах. Согласитесь, на такой качественной телевизионной картинке любой вкладывающий в гандбол деньги захочет увидеть свой баннер.

Знаете, ведь Россия долго держала рекорд телевизионного рейтинга: в 2009 году трансляцию финала женского чемпионата мира между Россией и Францией из Китая у нас увидели 1 600 000 человек! Только потом наш рекорд побили норвежцы. Более того, в Европе рейтинги трансляций из Лондона-2012 поставили гандбол на первое место среди всех видов олимпийской программы. И вопросов к нашей игре у МОК не возникло!

Что же касается побед наших сборных в Европе и мире, то мы должны бороться не только за первые места, а за здоровую нацию, здоровых детей, чтобы их как можно больше привлекать в спорт. Тогда и успехи к нам вернутся.