Мухсин Мухамадиев: «Звонок от селекционера Лобановского я принял за пранк»

Экс-форвард «Памира», «Спартака» и спортивный директор «Рубина» стал успешным тренером

05.02.2016 в 13:56, просмотров: 6804

Футболиста Мухсина Мухамадиева мы, конечно, помним и по душанбинскому «Памиру» 80-х, и по так и не состоявшемуся переходу в киевское «Динамо», но прежде всего он у нас ассоциируется с голом как раз в ворота Киева – за московский «Спартак» в Лиге чемпионов. Один из нас, тот, что помоложе, тогда впервые был на трибуне стадиона, а другой, тот, что постарше, сделал одну из немногих ставок в жизни – и единственный (!) раз выиграл. Благодаря мячу, забитому Мухсином, «Спартак» победил – 1:0…

Мухсин Мухамадиев: «Звонок от селекционера Лобановского я принял за пранк»
Мухсин Мухамадиев. Фото: fcrubin.ru.

Но в этом интервью начать мы решили не с этого. И не с «Рубина», где Мухамадиев был спортивным директором – в том числе и в золотые, если кто забыл, для футбольной Казани годы, 2008-й и 2009-й. И не со сборной Таджикистана, которую он тренировал недавно. А – с начала. С душанбинского «Памира».

«Играли в СССР намного жёстче. Сейчас нападающим легче, нет той грубости»

- «Памиру» я отдал 7 лет, а это в то время был приличный срок. Это сегодня спортивная медицина шагнула далеко вперед и игроки спокойно продолжают выступать и в 35, и в более преклонном по футбольным меркам возрасте. А раньше в 30 ты уже считался ветераном с приличным стажем, 7 лет – это, считай, больше половины карьеры было… Многие заканчивали играть, даже не разменяв четвертый десяток.

- Не жалели соперники друг друга?

- Чемпионат СССР был очень сильным турниром, но играли тогда действительно намного жестче. Сейчас нападающим легче, нет той грубости. Да и арбитры строже сегодня судят. Кстати, знаете, что «Памир» - уникальная команда, которая со дня основания советской первой лиги (аналог нынешней Футбольной национальной лиги – ФНЛ — А.Л., А.П.) никогда из неё не вылетала? А какие там футболисты были: Рашид Рахимов и Юрий Батуренко, Алексей Чередник и Геннадий Черевченко (да, это его сын сейчас тренирует “Локомотив”), Валерий Сарычев и Хаким Фузайлов, Эдгар Гесс и Олег Ширинбеков, ещё раньше – Владимир Гулямхайдаров и Владимир Макаров, разбившийся потом с “Пахтакором”… Когда я начал там играть, тренировал нас Юрий Сёмин, потом его сменил Шариф Назаров, с которым мы и вышли в высшую лигу СССР.

- А ещё, когда вы только пришли в «Памир», в нападении там играли местные легенды – Валерий Турсунов и Вазген Манасян…

- Выдающиеся игроки! Как они бежали, как били, как отдавали! Да и остальные были на уровне – так что пробиться в состав новичку в то время было очень сложно. Как можно конкурировать с тем же Турсуновым, который забил за «Памир» 173 мяча, с тем же Манасяном (120 голов)!.. К тому же тогда не было такой массовой миграции игроков. Ну приходило-уходило по окончании сезона 2-3 человека – и всё. Сегодня же практически каждый тренер сталкивается с ситуацией, что в межсезонье состав меняется на 80 процентов. Думаю, именно в этом заключалась одна из главных сильных черт чемпионата СССР. Посмотрите на ЦСКА, они с некоторыми изменениями одним составом уже много-много лет играют — вот вам и результат. Да и по игровому почерку армейцев ни с кем не спутаешь…

- И как вас приняли в «Памире», помните?

- Приняли хорошо. Не всех, конечно, так принимали. Надо было доказывать состоятельность в каждом игровом эпизоде. Возможно, в каких-то моментах мне и повезло, но факты таковы, что в 19 лет я забил в первой лиге 18 мячей – это для молодого футболиста в то время было просто невероятно! А в 22 года стал лучшим бомбардиром первой лиги (22 гола).

- Кстати: вы ведь поработали главным тренером таджикской сборной, скажите, в отличие от Узбекистана, у Таджикистана совсем нет шансов пробиться на чемпионат мира от Азии?

- Это футбол – шанс есть всегда. И кто знает, может быть, однажды моя мечта сбудется – и я увижу таджикскую сборную на Кубке мира. Увы, пришлось уйти после досадного поражения от Иордании и ничьей в Бангладеше. Сам почувствовал, что команде необходима встряска, перемены… Можно было и остаться, но, считаю, что поступил правильно, по-мужски.

«У нас должно было атакующее трио получиться: Сергей Юран, Олег Саленко и я»

- И вот с «Памиром» вы сделали шаг в высшую лигу чемпионата СССР. Велика оказалась разница?

- Небо и земля, мы весь первый сезон привыкали к более высоким скоростям. Это похоже на то, когда российские клубы попадают в Лигу чемпионов — всё необходимо делать гораздо быстрее. Мы постоянно отставали от соперников на шаг. В отдельно взятом матче, может, это не так легко увидеть, но на дистанции становилось очевидно, что необходимо прибавлять в скоростях, в мастерстве…

- В высшей лиге вы могли оказаться и раньше, когда вас приглашали в киевское «Динамо».

- Скандальная получилась история, но сейчас уже можно рассказать, как было. В 1988 году меня пригласили в Киев. Не сам Лобановский, конечно: приезжал Анатолий Сучков, возглавлявший в «Динамо» селекционный отдел. Киев уже тогда был современнейшим клубом, опережавшим многих в развитии лет на 20. Команд хороших тогда хватало, но все мечтали играть либо за киевлян, либо за «Спартак».

Так вот: приехал к нам в гостиницу Сучков, когда мы на выезде играли. А у нас в команде был один игрок, который любил партнеров по телефону разыгрывать. Позвонит, бывало, и, изменив голос, представляется селекционером какого-нибудь большого клуба, предлагает перейти к ним. Многие попадались на его уловки.

- Это был дедушка сегодняшних пранкеров?

- Точно, он и положил этому начало… И вот звонит мне человек, говорит, что из киевского «Динамо», просит спуститься из номера на первый этаж. А я устал сильно. В общем, послал я звонящего. Он перезванивает: «Молодой человек, спуститесь, пожалуйста, я вас жду, специально приехал». Я спустился, конечно, потом долго извинялся, объяснял, что принял его за шутника нашего. Но на тот момент «Памир» только выходил в высшую лигу, я чувствовал, что не готов еще к Киеву, где в составе были такие футболисты, как Беланов, Заваров, Протасов — ребята, ставшие вторыми на чемпионате Европы.

- Испугались, выходит?

- Не испугался. Мы незадолго до этого играли товарищеский матч с «Динамо». Быть может, они и сыграли в полсилы, но проиграли мы без позора — 1:3. Поняли, что не боги горшки обжигают. Но в 1988-м я не был готов и прекрасно это понимал. Два года спустя киевляне сделали повторное предложение о переходе – и тогда я уже собрал вещи и уехал.

- Так всё же уехали? А мы думали, вы не успели поиграть за киевское «Динамо».

- Так я и не поиграл за Киев, но был готов к переходу. Правда, из «Памира» отпускать не хотели. И угрозы поступали. Я семью даже перевёз к родственникам, а сам – в Киев поехал. Тогда как раз после чемпионата мира многие динамовские звезды уезжали. Протасов – в «Олимпиакос», Литовченко – с ним вместе. Чуть раньше Заваров в «Ювентус» перешёл, Беланов – в мёнхенгладбахскую «Боруссию». «Динамо» тогда тренировал уже Анатолий Пузач (Лобановский ведь тоже уехал), его штаб дал понять, что во мне заинтересованы.

Видели на позиции форварда или под нападающими. У нас должно было атакующее трио получиться: Сергей Юран, Олег Саленко и я. И во всех двусторонних играх на тренировках я играл в основе...

фото: Геннадий Черкасов
Курбан Бердыев.

«Бердыев в Ростове? Думаю, это всерьез и надолго»

— Мухсин, вообще вам довелось поработать под руководством таких тренеров, как Романцев, Семин, Непомнящий… От кого взяли больше всего?

— Мне близок романцевский футбол. Многое взял и у Валерия Кузьмича. А поработав спортивным директором в «Рубине», немало почерпнул у Курбана Бердыева.

— Курбан Бекиевич — едва ли не самый закрытый человек в нашем футболе. Как вы с ним подружились, а потом и сработались?

— Это он на людях только такой закрытый и нелюдимый, ему так удобнее, наверное. Нет, с ним прекрасно можно и пошутить, и поговорить на любые темы. Интересный человек! Его кажущаяся замкнутость? Знаете, он просто выбрал определенную линию поведения, которой следует.

— Вы могли давать ему советы?

— Несомненно. Курбан Бекиевич всегда внимательно слушает. И когда я работал в «Рубине», обсуждали в том числе и тренерские вопросы с ним. Он — хороший слушатель, хотя, конечно, окончательное решение Бекиевич всегда принимает самостоятельно.

— Когда «Рубин» победил на «Камп Ноу» «Барселону», вы находились на тренерской скамейке?

— А что мне там делать? Вот смотрю иногда на спортивных директоров, которые на скамейке сидят, и думаю: ты чем там можешь быть полезен? Это желание покрасоваться перед камерами? Директора должны сидеть на трибуне, в ложе. А на том матче я сидел совсем недалеко от Лапорты — тогдашнего президента «Барсы».

— Сейчас Бердыев тренирует «Ростов». Как думает, для него это переходный этап, эдакая реабилитация после Казани?

— Он не очень любит перемены, склонен к постоянству. Так что вряд ли он сам рассматривает работу в Ростове-на-Дону как временную.

— Почему не смогли договориться Бердыев и тогдашний президент «Рубина» Дмитрий Самарёнкин?

— Считаю, что этот дуэт мог бы получиться очень продуктивным, но не хватило дипломатичности, готовности идти на компромисс.

ХХХ

- Сейчас чем занимаетесь?

- Смотрю много матчей: чемпионат России, еврокубки... Хотелось бы продолжить заниматься любимым делом, тренировать.

- Спортивным директором больше не желаете работать?

- Нет, хочу именно тренировать. Тем более, что и в «Рубине», как уже сказал, занимался не только работой спортивного директора. В приоритете клубная работа, но и возможность сотрудничества со сборными не стал бы исключать. За последние годы накоплен богатый опыт. А главное – чувствую в себе силы добиваться поставленных целей.

...И ведь добивается: вскоре после нашего разговора Мухамадиев рванул в Казахстан, принял по ходу чемпионата «Шимкент» и сумел втащить команду в «зону УЕФА». Как и обещал.

МЕЖДУ ТЕМ

По данным, которые не получили официального подтверждения, в среду состоялась встреча между владельцем «Спартака» Леонидом Федуном и Курбаном Бердыевым, на которой тренеру было предложено после окончания сезона возглавить красно-белых. Курбан Бекиевич якобы дал принципиальное согласие.