Анна Сень: Попросила Трефилова дать пробить решающий 7-метровый Ильиной

Олимпийская чемпионка по гандболу поделилась главными впечатлениями от Рио-2016

29.08.2016 в 18:09, просмотров: 5117

В ночь на 21 августа я получил самое ценное голосовое сообщение из Рио-де-Жанейро: «Привет, это Аня. Спасибо большое за поздравления! И первое интервью я обещаю тебе». Красавица и умница, человек искренней прямоты, именно потому у нее столько друзей в гандбольном мире. На площадке в Рио она играла нехарактерную для себя роль линейной: так распорядился тренер Евгений Трефилов. Но испытание Анна Сень выдержала с честью. Накануне награждения в Кремле золотая гандболистка свое обещание выполнила.

Анна Сень: Попросила Трефилова дать пробить решающий 7-метровый Ильиной
Слева направо: вратарь Виктория Калинина, главный тренер Евгений Трефилов, вице-премьер Дмитрий Рогозин, капитан сборной Ирина Близнова, разыгрывающий Дарья Дмитриева и левый крайний Екатерина Маренникова.

— Давай пойдем в обратном хронологическом порядке. Сборная летела «золотым рейсом», почему его так сильно отложили?

— Вообще, все говорят про то, что не могли разобраться с багажом и матрешками. Эмоции зашкаливали. Люди танцевали, веселились, радовались «золоту». Нас просто не могли всех собрать на борт и усадить в кресла, чтобы начать сам процесс полета. Хотя, возможно, все эти причины помножились друг на друга.

— Ну, а раз уж не воспользовались «коридором», были отодвинуты на 4 с половиной часа, верно?

— Да. Но, честно говоря, мы даже не заметили, как эти часы пролетели. И это был прекрасный рейс, великолепные люди, много счастливых эмоций.

— Отмотаем еще немного назад. Финальный матч в исполнении вашей «валидол-тим» не вызвал такого стресса, как полуфинал и некоторые игры предварительного этапа.

— Потому что на игру с француженками мы вышли очень расслабленными. Наверное, благодаря тому, что у них уже на предварительном этапе выиграли. И на чемпионате мира тоже была победа. А после полуфинальной Норвегии запас эмоций исчерпался. Никакого стресса. Только цель впереди.

— А перед Норвегией все явно было по-другому. Опиши ощущения.

— Я весь день перед выходом на площадку думала: ну скорее бы уже! А игра как назло была очень поздняя. Естественно, попытки отвлечься не увенчались успехом. Кто-то напишет, кто-то позвонит. Муж спрашивает: «Ты в порядке, ты готова?» Такая ответственность! Евгений Трефилов организовал тренировку. Все прошло как обычно: разобрали соперниц, поговорили. А вечером он был предельно спокоен: «Наверное, вы всё сами понимаете, переживаете. Должны просто выйти и сделать то, что умеете. Это ваша главная игра на турнире…» Обрати внимание: перед другими матчами собрания были долгие, а здесь он сделал исключение. Перед финалом, правда, взял на вооружение ту же тактику.

— Овертайма с Норвегией можно было избежать. Если собрать всю статистику, в основное время вы выдали игру упущенных возможностей.

— Я согласна. Хотя, скажем, норвежки, в частности Нура Мёрк, говорили о симпатиях судей к России. Все в мировом гандбольном сообществе обсудили важный эпизод и сошлись в едином мнении, что во время последнего броска в основное время Хайди Лёке совершила заступ. И пусть Лёке моя подруга еще по венгерскому клубу «Дьёр», где мы играли вместе, это документально подтвержденный факт — официально заявляю.

— Российская сборная в самый ответственный момент не забросила 4 пенальти, это чем объяснить?

— Вот именно стрессом. Не спорю, норвежский вратарь Катрин Лунде знает многих игроков сборной России, но причина больше не в ее осведомленности, а в осознании степени ответственности. Ты выходишь на «точку», все от тебя зависит, ставки высоки — и тебя начинает трясти. Иными словами, некое программирование на неудачу. Если бы в спорте научились с этим бороться…

— После финальной сирены камеры показывали сборную России, а вот норвежек лишь мельком. Как они себя вели?

— Да плакали они. Слезами, которые другие на вкус. Для них был шок. Перед игрой я с Хайди общалась. Она мне сказала: «Уверена в нашей победе». И не она одна. И когда мы в какой-то момент повели 3 мяча, норвежки были в шоке. Они не знали, что им делать, что еще придумать. А мы при этом на кураже. И даже после упущенной победы в основное время я была уверена, что выиграем. Хотя очень сильно переживала. Когда Катя Ильина решилась пробивать 7 метров, это было очень захватывающе.

фото: Екатерина Шлычкова

— У вас не принято отворачиваться в момент броска, чтобы сберечь нервы?

— Бывает. Правда, в Кате я была уверена. Это ведь я уговорила Трефилова: «Дайте Кате бросить». Ильина, во-первых, знает Лунде, во-вторых, она девушка хладнокровная. Что касается Ани Вяхиревой, то поверь: она давно уже не вспоминает эпизод с неудачным броском по воротам сборной Швеции и последовавшей за этим красной карточкой. Аня профессионал и не забивает себе голову такими вещами.

— Если еще поговорить о вратарях, колоритно смотрелась 100-килограммовая ангольская девушка в четвертьфинале против вас.

— Она, конечно, завела всю бразильскую публику. Ее поддерживали невероятно. Она чуть что-то отобьет, начинается праздник. Секрет популярности был в том, что ее никто до этого не знал. Но, если уж говорить серьезно, это средний уровень. В российской Суперлиге она вряд ли задержалась бы в качестве основного вратаря какого-нибудь клуба надолго.

— Ты довольна отношением бразильских болельщиков?

— В первых матчах нас частенько освистывали. Но стоило выиграть первые 3 матча, бразильцы принялись нам аплодировать. Их сборная была очень сильной, физически и технически. По игре с Норвегией это ощущалось: упор на ОФП, длительные сборы. И скандинавки вообще ничего не могли с ними сделать. Я удивилась, когда голландки их разгромили. Получается, наша подгруппа была намного сильнее. Из параллельной шестерки только норвежки спаслись.

— Скажи, а неуютно тебе в Бразилии не было? Воровство и грабежи сопутствовали Олимпиаде в Рио каждый день…

— Мы не так часто выходили за пределы Олимпийской деревни, да и то мы были под присмотром. Но нас предупреждали: даже горничные могут стырить у вас значки, кепки, очки и все, что не так лежит. Конечно, запирали вещи в шкафчики, а уходя, ключи брали с собой. Бразилия — страна коварная. Нам экскурсовод, которая возила к статуе Христа, русская женщина, сказала прямо: убить могут и за 5 долларов. Особенно если увидят в тебе слабость. Еще они умело используют детей по 7–8 лет, которые окружают тебя в темном переулке и «берут числом». Потому что адекватный человек не обидит ребенка, и они на этом и играют. Но вместе с тем наших людей грабители боятся.

— Аня, ты ведь еще и хороший кулинар. А с первых же дней Рио жаловалась на питание. В «олимпийке» оно хотя бы делилось на кухни народов мира?

— Да, делилось, да вот толку от этого… Все равно настолько было невкусно! Вот открылась еще одна маленькая столовая, в основном с закусками, салатиками, — там действительно была качественная еда. Но мы всем миром быстро это поняли, и тогда начались гигантские очереди. Да что там говорить, в знаменитом ресторане быстрого питания было не протолкнуться!

— График матчей у вас был плавающим. От «утренников» до совсем уж поздних встреч. Легко ли привыкнуть?

— Меня ни этот график, ни акклиматизация не напрягали. Только сейчас, после возвращения, я немного ощущаю смену обстановки. А вот когда мы только-только появились в Рио, Трефилов организовал такую тренировку, что мы вообще забыли про смену часовых поясов и про переход из лета в зиму. (Смеется.)

— Ага, часовые пояса. Я, да и многие мои друзья до утра заснуть не могли: ревели в подушку от счастья… Хорошо еще, что воскресенье было.

— И чего стыдиться? Мой муж Дима тоже не сдержался. Знаешь, слез счастья, как и других радостных эмоций, стесняться не надо даже мужчинам. И дай Бог всем именно таких слез. Слез радости. Моего папу после трансляции финала в Краснодаре на площади, на большом экране, друзья в воздух подбрасывали. Представляешь, какой для него это был вечер?!